Доступность ссылок

Срочные новости:

«Реальная власть — в руках России». Кто главный в Нагорном Карабахе?


Президент Нагорного Карабаха (Арцаха) Араик Арутюнян посетил общину Нахичеваник Аскеранского района, 5 апреля 2021 года.

Глава Нагорного Карабаха Араик Арутюнян пытается удержаться во власти после унизительного поражения армянских сил в войне с Азербайджаном в прошлом году.

Спустя более чем пять месяцев после того, как умолкли звуки выстрелов на полях сражений в Нагорном Карабахе, дым в кулуарах власти в Степанакерте — де-факто столице спорного региона — начинает постепенно рассеиваться.

Однако в очень непрозрачных политических условиях Карабаха не совсем ясно, кто приобрел больший вес после 44-дневной Второй карабахской войны в конце прошлого года, в которой убедительную победу одержал Азербайджан.

Похоже, что есть два человека, между которыми, по всей видимости, ведется острейшее соперничество за контроль над азербайджанским регионом, населенным преимущественно этническими армянами: де-факто президент Араик Арутюнян и влиятельный глава службы безопасности региона Виталий Баласанян.

Араик Арутюнян посетил военный фронт, 1 января 2021 года.
Араик Арутюнян посетил военный фронт, 1 января 2021 года.

Арутюнян возглавляет самопровозглашенную Республику Арцах, как ее называют армяне, с момента своей победы на президентских выборах в марте 2020 года.

Это голосование стало, безусловно, самым конкурентным в постсоветской истории Карабаха. Арутюнян, занимавший пост премьер-министра с 2007 по 2017 год, набрав чуть менее 50 процентов голосов в первом туре, победил во втором туре.

Одним из его соперников в первом туре был Виталий Баласанян — экс-генерал, ставший лидером оппозиции. Он набрал почти 15 процентов голосов и занял третье место.

Но после того, как удручающие результаты войны с Азербайджаном привели к недовольству руководством Нагорного Карабаха, Баласанян стал рассматриваться как главный соперник президента в пределах страны.

ПОРАЖЕНИЕ ВЕДЕТ К ПЕРЕМЕНАМ

Сокрушительное поражение привело к серьезной политической встряске в Нагорном Карабахе. В течение нескольких месяцев после подписания 10 ноября соглашения о прекращении огня между Арменией и Азербайджаном (заключено при посредничестве России) были заменены почти все члены кабинета министров региона.

Сам Арутюнян заявил, что уйдет в отставку и из политики, однако даты не сообщил и ничего из этого еще не сделал.

Между тем 2 декабря Арутюнян назначил Баласаняна руководителем Совета безопасности Карабаха, главного военного органа региона. Две недели спустя Арутюнян также объявил, что вооруженные силы Карабаха подчиняются Совету безопасности, фактически наделив Баласаняна широкими полномочиями.

Этот шаг привел к предположениям многих о том, что он в официальном порядке заменит Арутюняна на посту лидера Карабаха и, по сути, уже наделен достаточными полномочиями для осуществления власти в сепаратистском государстве.

КТО ОБЛАДАЕТ НАИБОЛЬШЕЙ ВЛАСТЬЮ?

Однако до сих пор неясно, кто из них двоих обладает наибольшим влиянием в Карабахе.

Эмиль Санамян, научный сотрудник Института арменоведческих исследований Университета Южной Калифорнии, считает, что Баласанян на деле обладает большим влиянием.

По словам Санамяна, «велика вероятность» того, что Баласанян сменит Арутюняна на посту президента Карабаха.

— Вопрос в том, когда это может произойти, — добавил он, отметив, что Карабах не в состоянии проводить выборы в ближайшее время.

Санамян высказал предположение, что Арутюнян может остаться в качестве президента с чисто представительскими функциями, формального лидера в Карабахе, а на Баласаняна будут возложены «полномочия главнокомандующего».

Баласанян приобрел большой вес во время Первой карабахской войны как командир Аскеранского полка, возглавившего операцию по захвату азербайджанского города Агдам в 1993 году, в результате чего оттуда были изгнаны десятки тысяч этнических азербайджанцев.

Поиск останков погибших во время войны в Нагорном Карабахе, 4 марта 2021 года.
Поиск останков погибших во время войны в Нагорном Карабахе, 4 марта 2021 года.

Он покинул армию в 2005 году, чтобы присоединиться к политической оппозиции Карабаха, приобретя репутацию «генерала оппозиции», баллотировался на пост президента Нагорного Карабаха в 2012 году — занял второе место. А с 2016 по 2019 год Баласанян занимал пост главы Совета безопасности.

В последние два года он стал известен своими политическими взглядами, в частности резкой оппозицией премьер-министру Армении Николу Пашиняну, которого Баласанян назвал «западной марионеткой».

Есть мнение, что его оппозиция ранее популярному Пашиняну и его предыдущее пребывание на посту главы Совета безопасности дорого обошлись ему в политическом отношении.

— В 2016 году [Баласанян] возглавил Совет безопасности [Нагорного Карабаха], присоединившись к небольшой группе «силовиков» в регионе. Это стало для него поворотным моментом: скромный, некоррумпированный генерал стал частью самой коррумпированной группы в Карабахе, — сказал на условиях анонимности армянский чиновник, хорошо осведомленный о политике Карабаха.

Санамян придерживается совсем иного мнения о Баласаняне.

— Он порядочный человек и не замечен в каких-либо преступных или коррупционных деяниях, — сказал он.

А ПОТОМ, ЕЩЕ ЕСТЬ РОССИЯ

Риторика по поводу роста влияния Баласаняна вышла за рамки отражающей реальное положение дел в Степанакерте, сказал чиновник, пожелавший сохранить свою анонимность.

— Вокруг [Баласаняна] развели настоящую шумиху, особенно в Ереване, но это не соответствует действительности. У Баласаняна нет административных ресурсов [как у Арутюняна], и есть только три члена парламента [от его партии], — сказал чиновник.

Могилы погибших во время войны в Нагорном Карабахе и армянские флаги на военном кладбище. Ереван, 2 марта 2021 года.
Могилы погибших во время войны в Нагорном Карабахе и армянские флаги на военном кладбище. Ереван, 2 марта 2021 года.

Но наблюдатели предупреждают, что сбрасывать со счетов политический опыт Арутюняна не стоит.

— Араик [Арутюнян] за последние несколько месяцев эффективно консолидировал власть. Он всех привязал к себе, введя в свой кабинет. Сейчас в Карабахе шутят: хочешь стать министром, критикуй [Арутюняна]. Я думаю, что Баласанян даже близко не имеет того влияния [которым обладает Арутюнян], — пояснил он.

Какой бы ни была истинная расстановка сил в кулуарах, многие думают, что Арутюнян и Баласанян по-прежнему играют вторую скрипку по отношению к подлинному авторитету в городе — России.

— По факту, реальная власть [в Карабахе] сейчас в руках России. [Рустам] Мурадов, глава российского миротворческого контингента [в Карабахе], — главное лицо. Правительство Карабаха всё еще функционирует, но [ситуация] находится где-то между сильным российским влиянием и фактическим контролем, — сказал Бениамин Погосян, председатель ереванского Центра политических и экономических стратегических исследований.

По крайней мере, на данный момент Арутюнян и Баласанян, похоже, готовы попытаться пережить тяжелую ситуацию в малонаселенном, раздираемом войной регионе, который армянские силы контролировали с момента распада Советского Союза в 1991 году до прошлого года.

— Я не думаю, что [Арутюнян] собирается куда-либо уходить. Несколько месяцев назад, когда народ требовал его отставки, он сказал, что не уйдет, потому что так хотят россияне. У него очень хорошие отношения [с Мурадовым], — сказал чиновник.

— Есть предположения, что [Арутюнян] уйдет в отставку 21 мая, в годовщину [его вступления в должность президента], но я не уверен. Многие также считают, что он останется [на своем посту после этой даты], — сказал Погосян.

Конечно, большая политика в настоящее время мало заботит рядовых армянских мирных жителей Нагорного Карабаха, многие из них всё еще не оправились от горького поражения в войне, в результате которого большие участки территории были захвачены азербайджанскими силами.

— Трудно рассуждать о [политике и] политической стратегии, учитывая ситуацию, в которой находится [Карабах]. Приоритет — безопасность людей, — заключает Санамян.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG