Доступность ссылок

Срочные новости:

«Санкции возможны». Эксперты — о резолюции Европарламента


Силовое задержание митингующих в Алматы. 1 марта 2020 года.

Резолюцию Европарламента о нарушениях прав человека в Казахстане правозащитники и политологи считают «самым объективным документом последних лет». Власти не согласны: МИД считает, что документ «был инициирован недружественно настроенными политиками».

11 февраля Европейский парламент принял резолюцию «О ситуации с правами человека в Казахстане». В документе говорится, что в Казахстане в последнее время отмечается «вызывающее беспокойство ухудшение общей ситуации с правами человека и подавление организаций гражданского общества».

В резолюции Европарламента Нур-Султан подвергся критике за преследование активистов, постоянное подавление мирных протестов, участники которых критикуют политику правительства. В тексте резолюции отмечается, что «избиратели остались без реального выбора в отсутствие реальной политической конкуренции и политических оппозиционных групп, поскольку в стране с 2013 года не зарегистрировали ни одной новой партии».

Депутаты Европарламента предложили «адресные санкции в отношении государственных служащих, причастных к нарушениям прав человека», чтобы исправить ситуацию в Казахстане.

После принятия документа официальный представитель министерства иностранных дел Казахстана Айбек Смадияров заявил госагентству «Казинформ», что «текст резолюции искажает реальное положение дел в нашей стране и был инициирован недружественно настроенными политиками». В министерстве не уточнили, кто они — «недружественно настроенные политики».

Официальный представитель МИД Казахстана Айбек Смадияров. Нур-Султан, 11 февраля 2020 года.
Официальный представитель МИД Казахстана Айбек Смадияров. Нур-Султан, 11 февраля 2020 года.

Казахстанские правозащитники, которые неоднократно заявляли, что ситуация с правами человека в стране ухудшается, не согласны с мнением представителя министерства.

ПРИГЛАШЕНИЕ МИНИСТРУ НА ОТКРЫТЫЕ ДЕБАТЫ

Представитель министерства иностранных дел Смадияров заявил в интервью, что «некоторые резолюции в Брюсселе принимаются евродепутатами «автоматически», без тщательной проверки фактов или изучения сути вопроса. «В этой связи нас не удивляет тот факт, что новая резолюция изобилует множеством "старых кейсов", которые традиционно "кочуют" из одного документа в другой», — сказал он.

Президент общественного фонда «Ар.Рух.Хак» и правозащитник Бахытжан Торегожина выразила протест в связи с заявлением МИД. Она говорит, что приведенные в документе Европарламента сведения «не старые» и что есть свидетельства по каждому факту политически мотивированных арестов. По ее словам, количество политзаключенных растет.

Торегожина вызвала на дебаты министерство иностранных дел страны и лично министра Мухтара Тлеуберды, заявив, что готова ответить и привести доказательства по каждому пункту 12-страничной резолюции.

«Права человека не продаются». Правозащитница вызвала главу МИД на дебаты
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:55 0:00
Я считаю, что правительству пора повернуться лицом к гражданскому обществу и выслушать его. Потому что проблемы бесконечным замалчиванием не решаются.

— Время, когда наши чиновники, наше правительство игнорировали мнения гражданского общества, прошло. Потому что в этом случае резолюция предусматривает санкции. И поэтому я считаю, что правительству пора повернуться лицом к гражданскому обществу и выслушать его. Потому что проблемы бесконечным замалчиванием не решаются. Ситуация в стране с каждым разом ухудшается. Нет ни одной политической партии, которая действительно представляла бы интересы граждан. Действительно, с 2013 года не зарегистрировано ни одной политической партии. Действительно, права ЛГБТ-активистов нарушаются, профсоюзы у нас сегодня находятся в плачевном состоянии, об активистах «Коше партиясы» (Нур-Султан признал движение экстремистской организацией, Европарламент — мирным оппозиционным движением. — Ред.) говорить не приходится, потому что и вы, и мы постоянно это публикуем. Преследование [правозащитника] Елены Семеновой, 12 гражданских исков. Что на это скажет [министр] Тлеуберды? Преследование Лукпана Ахмедьярова. Что об этом скажет МИД? Или постоянное преследование и невозможность реализовывать свою профессиональную деятельность Сании Тойкен? Ведь все эти факты имеют место быть, и их надо решать. И решать здесь, в Казахстане, а не лететь и убеждать Европарламент, что они якобы не проверили всю информацию и были введены в заблуждение, — высказалась Торегожина.

Министр Тлеуберды пока не ответил на приглашение правозащитника выйти на дебаты.

«ОБЪЕКТИВНЫЙ ДОКУМЕНТ»

Директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис говорит, что «это самая большая и самая полная по претензиям резолюция Европейского парламента» по Казахстану.

Евгений Жовтис.
Евгений Жовтис.

— За это время было принято несколько резолюций, были резолюции по Центральной Азии, были резолюции по Казахстану, были и слушания по Казахстану. Но они касались либо общих вопросов, как развитие демократии и соблюдение прав человека, либо относительно узких вопросов. Но чтобы в одной резолюции было столько подробностей, столько имён и столько разных претензий, — конечно, она из ряда выбивается достаточно. Но важен контекст, и этот контекст, мне кажется, связан с несколькими факторами. Один из факторов связан с неоправданными ожиданиями после прихода к власти господина Токаева. Потому что было очень много надежд, что в стране произойдет серьёзная политическая либерализация, было много обещаний, и в результате мы видим не соответствующий международному стандарту закон о мирных собраниях, видим проведённые без оппозиции выборы, массовые задержания мирных протестующих, массовые возбуждения дел, злоупотребления антиэкстремистским законодательством. Поэтому весь этот контекст демонстрирует движение в сторону больших требований по выполнению международных обязательств, — говорит Жовтис.

Политолог Шалкар Нурсеитов отмечает, что Казахстан уже имеет очень низкий рейтинг по уровню демократии и свободы слова. Он считает, что «резолюция станет документом, который негативно повлияет на настроение Акорды и топ-менеджмент режима в целом».

Шалкар Нурсеитов.
Шалкар Нурсеитов.

— [Резолюция] доставляет неудобство властям. Реакция МИД означает, что власть разгневана. Резолюция — сигнал властям. Таких политических репрессий в стране, как задержание четырех тысяч человек после выборов, никогда в истории Казахстана не было. Такова ситуация с 2019 года. С учетом всего этого это такой сигнал для Акорды. Это результат работы правозащитников не только в стране, но и в Европе, — говорит политолог, выпускник магистратуры стратегических коммуникаций Университета Джорджа Вашингтона в США.

Президент общественного фонда Liberty Галым Агелеуов, говорит, что резолюция является «объективным документом» о реальной ситуации в стране, начиная с пыток, заканчивая делом Дулата Агадила, активиста, скончавшегося год назад в следственном изоляторе в Нур-Султане.

— Конечно, власти это не нравится, но такова реальность. И надо просто исправлять эту ситуацию, работать, а не отмахиваться. Потому что эта резолюция — результат нежелания работать и запущенности проблемы, — говорит правозащитник.

«МОГУТ БЫТЬ САНКЦИИ»

На заседании Европейского парламента польский депутат Эва Божена Копач призвала к «адресным санкциям в отношении государственных чиновников, причастных к нарушениям прав человека». Казахстанский правозащитник Жовтис говорит, что после резолюции против определенных лиц могут ввести санкции.

— Конечно, резолюция юридическую силу не имеет, но имеет огромную политическую силу. В международной политике резолюция Европарламента — это политическая фиксация имиджа государства и отношение к нему, причём это все государства Европейского союза. Недооценивать ее нельзя. Конечно, это не значит, что если рекомендации не выполнить, то завтра войска НАТО пойдут и будут разбираться. Нет. Но это общий контекст, это имидж государства и отношение, — говорит правозащитник.

По словам правозащитника Агелеуова, ситуацию в Казахстане сложно разрешить без санкций.

Галым Агелеуов.
Галым Агелеуов.

— Санкции возможны, если дать евродепутатам весь материал, начиная с Жанаозенских событий (после силового разгона мирной забастовки нефтяников в декабре 2011 года с применением оружия, по официальным данным, погибли 17 человек. — Ред.) и по всем событиям, которые были в стране. Это преследования политических активистов, гонения гражданского общества и нерассмотрение дел по пыткам. Санкции должны быть. И без персональных санкций не будет хороших результатов. И, к сожалению, наша власть не понимает, что можно без санкций исправить ситуацию, — говорит правозащитник.

Политолог Шалкар Нурсеит считает, что Казахстану необходимо предпринять шаги по исправлению упомянутых в резолюции фактов.

— В МИД заявили, что у нас нет политических репрессий. Если власти действительно хотят прекратить политические репрессии, то должны освободить политических заключенных. Что касается свободы слова — это те, кого оштрафовали за публикации в соцсетях, участие в мирных митингах. Некоторые подверглись административным арестам. Кроме того, есть политические партии, которые не могут зарегистрироваться, и есть много вопросов, которые необходимо решить. Это, конечно, не может быть решено одной резолюцией, но в случае с Казахстаном такое международное давление необходимо, — говорит он.

Эксперт отмечает, что официальные власти США ввели санкции в отношении бывшего заместителя главы таможенной службы Кыргызстана Райымбека Матраимова и дочери бывшего президента Узбекистана Ислама Каримова Гульнары Каримовой. Санкции были введены в соответствии с «актом Магнитского». «Если одно или два имени из Казахстана включат в этот список, это принесет ощутимый результат», — говорит он.

«Не вижу проблемы». Депутаты — о резолюции Европарламента
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:42 0:00

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG