Доступность ссылок

Срочные новости:

«Бессмысленная мера». Зачем чиновникам запретили иметь счета за рубежом, а их супругам — нет?


Нур-Султан, расширенное заседание правительства. 24 января 2020 года.

Президент Казахстана подписал закон о противодействии коррупции, который запрещает чиновникам и депутатам (за исключением депутатов маслихатов) владеть счетами в зарубежных банках. Спор вызвал тот момент, что супругам и членам семей чиновников разрешили иметь счета в заграничных банках. Эксперты объясняют, что наличие или отсутствие счетов в каких-либо банках коррупционеров не останавливает. 

Потенциальная лазейка, по мнению экспертов, может образоваться исходя из имеющейся практики, когда чиновники оформляют банковские счета, недвижимость и имущество на близких родственников. Кроме этого, нередко возникали скандальные ситуации после того, как супруги чиновников, выставляя в социальные сети свои фотографии с отдыха за границей, роскошного жилья или дорогого автомобиля, показывали финансовые возможности семьи, которые, по мнению общественности, не соответствовали уровню доходов по занимаемой должности.

В феврале 2018 года издание ratel.kz писало, что супруга бывшего в то время руководителем павлодарского облспорта Марата Айдашева регулярно постила в Instagram’е красивые фото с зарубежных поездок, включая Францию и Италию. При этом Асель Айдашева бизнесом не занимается, а сам чиновник зарабатывает в месяц 172 тысячи тенге на семью с тремя сыновьями. Позже в Антикоррупционной службе сообщили: «Мы не можем говорить, что выезд был за счет незаконных средств».

«ОПОЗДАЛИ НА 10 ЛЕТ»

Политолог Марат Шибутов выражает сомнение в эффективности законопроекта, запрещающего чиновникам иметь зарубежные счета.

— Оформят чиновники свои счета на супруг и родственников. Единственное, чем это может грозить [если об этом узнают], — снимут с должности, но деньги выведут и убегут. Потеря должности — не самое страшное для них. И для народа никакой разницы это не имеет. Деньги уже выведены, и их не вернуть назад, — размышляет Шибутов.

Собеседник Азаттыка также отмечает, что с принятием данного законопроекта «Казахстан опоздал лет на 10».

— Вот 10–15 лет назад было бы очень актуально. Сейчас опоздали. Сейчас можно хранить [средства] в криптовалютах на маленькой флешке. И мера эта, полагаю, будет распространяться на тех, кто выбран жертвой сакральной. Бессмысленная мера. Против настоящих коррупционеров она не сработает. Те, кто вывозят деньги из страны, консультируются с людьми, которые специализируются на том, как укрывать счета. И они вывозят [средства] в те юрисдикции, откуда Казахстан не получает информацию, и в страны, с которыми у Казахстана нет соглашения об обмене банковскими данными, или вывозят всё через цепочку фирм. Другой вариант: открывают не счета, а банковскую ячейку и хранят «налом» или как ценности. Ну и, как уже говорил, могут вывести деньги криптовалютой, которая нигде не учитывается. Таким образом, закон не пресекает виды вывоза денег из страны, он просто является демонстративной устрашающей мерой, — резюмирует Шибутов.

Член республиканской специальной мониторинговой группы при агентстве по противодействию коррупции Руслан Кибке допускает, что новый законопроект «открывает дополнительные коррупционные риски».

— В первую очередь это отсутствие должного контроля за этими счетами. Поэтому если оставить возможность членам семьи открывать и пользоваться счетами за рубежом, то необходимо ставить эти счета на особый контроль, чтобы было понимание, откуда и зачем приходят денежные средства... Каждый гражданин, приходящий на госслужбу или приравненную к ней, должен понимать, что есть ряд ограничений, который он и его семья принимают на себя. Но я задаюсь вопросом: зачем счет за рубежом, [ведь] я и с казахстанских счетов могу делать перевод за рубеж, если, к примеру, импортером стану? — вопрошает Кибке.

Он также напоминает, что чиновники могут открывать счета в зарубежных юрисдикциях, чтобы «отложить на черный день» на случай бегства из Казахстана.

— С учетом того что нет должного контроля в этой сфере, то велика вероятность «новой схемы» дачи взяток с зарубежными счетами родственников, которые, к слову, проверить очень сложно. Полагаю, что если будут бесконтрольные счета в Европе, то кто-то такой же, у кого есть счета в Европе, сможет переводить определенные вознаграждения на счет близких родственников чиновника. А чиновник на местах будет отрабатывать эту услугу. Это один из больших коррупционных рисков, что, возможно, вот так будут сделки проводиться. И уже никто никому ничего предъявить не может. В связи с этим нужен новый механизм контроля этих счетов, — подытоживает член республиканской специальной мониторинговой группы.

БЕЗ ПРОЗРАЧНОЙ ДЕКЛАРАЦИИ НЕТ СМЫСЛА

Среди депутатов сената были возражения против того, чтобы принять законопроект в том виде, в каком его одобрили в итоге. Депутат Нуржан Нурсипатов высказал мнение, что законопроект может потерять смысл, если не запретить иметь счета за рубежом и членам семей чиновников, как это сделано в России.

— Распространяются ли указанные требования на супруг должностных лиц и их несовершеннолетних детей? Если «нет», не пострадает ли от этого эффективность принимаемого закона? К сведению коллег: в соседней России аналогичный запрет введен в 2013 году и распространяется как на госкорпорации и компании, так и на супругов должностных лиц и их несовершеннолетних детей, — отмечал сенатор.

Российская практика не является успешной, заявила исполнительный директор общественного фонда Transparency Kazakhstan Ольга Шиян, Она предупреждает, что закон «не заработает».

— Я очень скептична отношусь к тому, что этот закон будет работать. В июле, когда начали обсуждать [законопроект], я указала на то, что уже имеющиеся ограничения не работают. И почему новые ограничения должны заработать? Кейсы из России показывают, что запрет на владение счетами чиновников и их родственников не работает. Летом был случай, когда супруга пресс-секретаря [Дмитрия Пескова] Путина выплатила ипотечный кредит в США. И к ответственности никого не привлекли. Норма не работает, и она избирательна, — выносит вердикт Шиян.

По ее мнению, проблема не в разрешении или запрете на открытие заграничных счетов.

— Запрещать открывать счет чиновнику — это нарушение его прав, потому что он такой же гражданин, как и все, поэтому имеет права открывать счет и иметь недвижимость. Проблема в отсутствии прозрачности декларации чиновников и членов их семей (первый этап всеобщего декларирования в Казахстане вступает в силу с 1 января 2021 года. — Ред.). Если бы действительно открыли публичный доступ к декларации, то, пожалуйста, «имей счета, если заработал честным трудом и можешь подтвердить источники денег». В тех же странах Европы нет запрета на наличие счета, но везде публичное декларирование, — обращает внимание эксперт.

Ольга Шиян резюмирует, что основные предпосылки к тому, что законопроект не будет работать в должной мере, вызваны отсутствием желания исполнять обязательства, которые Казахстан принял в рамках международного права.

­— В 2008 году Казахстан присоединился к Конвенции ООН против коррупции, и 20-я статья предусматривает как раз все эти обязательства, которые прописаны в отношении чиновников: про счета, офшоры и всё остальное. Вместо реализации конкретных ограничений, норм ответственности, начинают выбирать опыт стран, где так или иначе пытаются лавировать и предложить какой-то суррогат. Всё это решение не про коррупцию и не про борьбу с ней, а где-то около политики, — заключает Шиян.

СНАЧАЛА ХОТЕЛИ ЗАПРЕТИТЬ И ДЛЯ СУПРУГОВ, НО ПЕРЕДУМАЛИ

Обсуждения о запрете счетов в зарубежных юрисдикциях шли в течение 2020 года и изначально предлагалось запретить и членам семьи чиновников. В сентябре этого года министр финансов Ерулан Жамаубаев заявлял, что членам семей чиновников запретят открывать зарубежные счета.

Он пообещал, что его министерство исполнит рекомендации FATF (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) в части «введения запрета на открытие и наличие зарубежных счетов государственным должностным лицам и лицам из квазигоссектора, членам их семей», а также «законодательного закрепления права налоговых органов на получение от субъектов предпринимательства сведений о конечных бенефициарах».

Также министр финансов сообщал, что планируется проводить анализ сведений о финансовых счетах резидентов страны в рамках обмена информацией между налоговыми органами стран ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития).

Кроме того, казахстанские власти анонсировали борьбу с оттоком денег за рубеж, и Антикоррупционная служба сообщала, что за последние пять лет отток денег за рубеж составил 86 миллиардов долларов. Поэтому борцы с коррупцией предлагали до сентября проработать план по снижению операций с офшорными юрисдикциями.

Однако в октябре представители агентства по противодействию коррупции не смогли ответить на вопрос Азаттыка о том, проводилось ли расследование в связи с упоминанием имен некоторых казахстанских чиновников в «Панамском досье». Кроме этого, спикеры ведомства заявили, что «сейчас у агентства нет в компетенции расследования вывода средств в офшоры». А в министерстве финансов ответили, что есть определенные сложности «с установлением преступного умысла на невозвращение денежных средств из-за границы, так как он связан с гражданско-правовыми отношениями».

21 декабря на онлайн-брифинге в службе центральных коммуникаций корреспондент Азаттыка спросил у представителей Антикоррупционной службы, почему в итоговом варианте законопроекта отказались от решения запретить иметь счета и членам семьи чиновников.

— В данном случае все-таки мы живем и работаем в рыночной экономике, и члены семьи, супруги чиновников, госслужащих могут заниматься бизнесом, заниматься другими видами деятельности. Есть необходимость постоянных частых выездов за рубеж, возможно. И если мы сделаем им ограничение, может быть, возможно, будут слишком сильные ограничения налагаться на наших граждан. Поэтому мы сделали первый шаг — запретили счета за рубежом для самих госслужащих. Но жизнь на месте не стоит, будем дальше этот вопрос изучать. Правоприменительная практика, она покажет, как это будет работать, — сказал первый заместитель председателя агентства по противодействию коррупции Олжас Бектенов.

Он также объяснил, почему запрет на открытие счетов за рубежом не будет действовать в отношении депутатов маслихатов.

— Депутатами маслихата у нас могут являться и бизнесмены, и люди, работающие в других сферах. Если мы им сейчас запретим иметь счета, то завтра, я думаю, на практике будут проломы. Люди, работающие в бизнесе, не захотят работать депутатами маслихатов. Поэтому был установлен такой запрет, что только депутатам парламента, которые работают на профессионально-освобожденной основе, — сказал Бектенов.

При этом представители Антикоррупционной службы добавили, что если против чиновника будет возбуждено уголовное дело, то в ходе расследования начнут выяснять все обстоятельства происхождения денег.

— И если будет доказано, что эти деньги, имущества, средства добыты преступным путем, то тогда соответственно суд решит вопрос о конфискации этих денег незаконно добытых путем и у родственников, и близких. Более того, в законе о противодействии коррупции эти нормы тоже прописаны. И я думаю, что проблем не будет, если органы следствия докажут и в суде это будет подтверждено, что имущество, которое находится у близких родственников, добыто преступным путем, тогда это имущество будет по решению суда конфисковано, — поясняет член комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса Василий Олейник.

Между тем эксперты, изучающие тему коррупции в Казахстане, говорят, что привлечение высокопоставленных чиновников к уголовной ответственности зависит не от их проступков на госслужбе, а от их взаимоотношений с политической элитой. Олжас Бектенов сказал, что с этим «полностью не согласен», заверив, что «никакие политические предпочтения на борьбу с коррупцией не влияют».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG