Доступность ссылок

В поисках новой роли США в изменившемся мире


Президент США Дональд Трамп с бейсбольной битой во время шоу «Сделано в Америке». Вашингтон, 17 июля 2017 года.

Уходят в прошлое времена, когда в международных делах США вели себя как «незаменимая сила». Геополитический ландшафт становится более вариативным. Сможет ли администрация Трампа сориентироваться в опасном переходном периоде?

В мае 2017 года канцлер Германии Ангела Меркель за кружкой баварского пива отметила, что первый визит президента Дональда Трампа в Европу убедил ее: времена, когда можно было полагаться на США, «в некоторой степени закончились», и Европа «должна взять свою судьбу в собственные руки».

Канцлер Германии Ангела Меркель в Кремле. Москва, 10 мая 2015 года.
Канцлер Германии Ангела Меркель в Кремле. Москва, 10 мая 2015 года.

С тех пор как Трамп в январе 2017 года занял президентский пост, газеты пестрят алармистскими заголовками. В одном только ноябре на портале Politico вышел материал «Исследование немецкой армии: худший вероятный сценарий — распад Евросоюза», газета Washington Post опубликовала статью бывшего премьер-министра Швеции «Как Дональд Трамп ухудшает ситуацию на Ближнем Востоке», а также редакционный материал за подписью эксперта по азиатской геополитике Ричарда Джавада Хейдариана «Самоубийство сверхдержавы».

«Первый официальный визит президент Дональда Трампа в Азию со всей безжалостностью показал, что многолетняя гегемония США в этом регионе пошла на спад, — пишет Хейдариан. — Как в сюрреалистическом романе сейчас на страже глобализации и плюрализма в дипломатии стоит [китайский] коммунистический режим».

Президент России Владимир Путин и президент Китая Си Цзиньпин. Китай, 4 сентября 2017 года.
Президент России Владимир Путин и президент Китая Си Цзиньпин. Китай, 4 сентября 2017 года.

Эксперты в один голос говорят, что возникший в 1945 году мировой порядок и доминирование США после Холодной войны переживают стремительную трансформацию. И даже если Трамп и его администрация, считающие себя «людьми со стороны», не начинали эти перемены, им придется с ними считаться.

Ни в какой другой период человеческой истории не было такого множества центров силы, которые бы сотрудничали, а не готовились к войне друг с другом.

«НАТО, крупные азиатские альянсы, крупные ближневосточные партнерства входили в единую структуру; это был самый стабильный миропорядок в истории человечества, — утверждает старший научный сотрудник исследовательского института Center for 21st-Century Security Майкл О’Хэнлон, описывая уходящий в прошлое «век Америки», или Pax Americana. — Эта система, созданная с нашей помощью, отличается невероятной стабильностью. Ни в какой другой период человеческой истории не было такого множества центров силы, которые бы сотрудничали, а не готовились к войне друг с другом».

Однако, как гласит пословица, времена меняются. «Для США после Второй мировой войны система Pax Americana была, несомненно, полезна, но другие страны оказывались в менее благоприятной ситуации, — рассказывает Майкл Гленнон, профессор международного права в Университете Тафтса и бывший советник комитета сената по международным отношениям. — Однако сейчас вопрос не в том, хотим мы многополярности или нет. Вопрос в том, можно ли ее как-то предотвратить. И ответ, на мой взгляд, таков: скорее всего, нет».

Вице-президент Фонда Германа Маршалла Ян Лессер также считает, что «мир меняется» и Китай с Россией борются за региональное и глобальное доминирование. Кроме того, последние десятилетия происходит «диверсификация власти» между государствами и негосударственными игроками, а именно корпорациями. В то же время терроризм, коррупция, изменение климата, торговля и распространение оружия массового поражения становятся всё более сложными и глобальными проблемами. «В каком-то смысле, власть как таковая меняется, и США должны к этому адаптироваться», — говорит Ян Лессер.

Джеймс Голдгейер, бывший декан Школы международных отношений Американского университета, полагает, что, хотя США остаются «ведущей мировой державой» с сильными международными позициями, «Трамп, похоже, делает всё возможное, чтобы уменьшить значимость Америки в мире», ослабляя унаследованную им многостороннюю систему и не предлагая ничего взамен.

Сейчас вопрос не в том, хотим мы многополярности или нет. Вопрос в том, можно ли ее как-то предотвратить. И ответ, на мой взгляд, таков: скорее всего, нет.

Трамп предпочитает двусторонние соглашения с международными партнерами, что, по мнению критиков, требует ясной и продуманной до мелочей дипломатии. При этом мы сейчас наблюдаем «опустошение» Госдепартамента, считает бывший заместитель помощника госсекретаря США и почетный профессор Школы политики и управления Университета Джорджа Мейсона Ричард Козларич, «причем именно в тот момент, когда нам нужна более сильная и активная дипломатия».

Эта проблема глубже, чем то, что между Трампом и госсекретарем Рексом Тиллерсоном натянутые отношения; журнал «Атлантик» даже писал о грядущей «беспардонной дефенестрации» Тиллерсона. Куда важнее, считает Козларич, что многие руководящие посты в Госдепартаменте остаются вакантными, а опытные дипломаты уволены или ушли сами, при этом число новых служащих уменьшается, что может иметь существенные последствия в ближайшие годы и десятилетия. «Я считаю это трагедией, которая ослабляет наши позиции в многосторонних отношениях», — добавляет Ричард Козларич.

С другой стороны, почетный профессор международных отношений Бостонского университета Эндрю Басевич высказался на портале Foreign Affairs в поддержку «умеренного национализма», отмечая, что авиаудары Трампа по Сирии, увеличение военного контингента в Афганистане, желание добиться мирного соглашения по Ближнему Востоку и другие инициативы едва ли можно считать изоляционизмом.

«На самом деле, речь идет о чем-то похуже: невежественном, импульсивном и капризном подходе к внешней политике, — пишет он. — Вообще говоря, если под политикой мы понимаем предсказуемый способ поведения, то с приходом Трампа внешняя политика США перестала существовать как таковая».

Однако, несмотря на обеспокоенность политикой нынешней администрации, США всё равно останутся ключевым игроком на международной арене, считает Ян Лессер: «Мощь и влияние США никуда не делись. Это всё еще весьма сильный игрок в международных делах, — возможно, самый сильный. И есть немало доводов в пользу того, что они будут оставаться гегемоном еще некоторое время».

Мощь и влияние США никуда не делись. Это всё еще весьма сильный игрок в международных делах, — возможно, самый сильный. И есть немало доводов в пользу того, что они будут оставаться гегемоном еще некоторое время.

Джеймс Голдгейер придерживается аналогичного мнения: «Соединенные Штаты — самая сильная страна в мире. У нее огромные возможности. Здесь всё еще лучшее в мире образование. На нее всё еще равняются. Это всё еще та страна, куда многие хотят переехать».

Однако и Вашингтону, и всему остальному миру следует готовиться к непростым временам, предупреждает Майкл Гленнон: «Похоже, мы на долгие годы вступаем в период многополярности со всей его нестабильностью и отсутствием ярких лидеров».

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG