Доступность ссылок

Срочные новости:

«Мы теряем историю». Как в Сибири борются за спасение деревянных домов


Множество деревянных домов в Томске находятся в аварийном состоянии.
Множество деревянных домов в Томске находятся в аварийном состоянии.

Деревянные здания в Томске, построенные более века назад, считаются неотъемлемой частью архитектурного наследия сибирского города. Но стремление некоторых горожан сохранить дома оборачивается противостоянием с местными властями. И на этом фоне всё больше и больше исторических строений уходит под бульдозер.

Александр Беликов, владелец томской фабрики игрушек, вспоминает, как сжималось его сердце, когда он проезжал мимо старого деревянного дома по улице Пушкина. Заколоченные окна, обгоревшая во время пожара 2012 года крыша. Здание, построенное на рубеже прошлого и позапрошлого веков, медленно уходило в землю. Дом, как и значительная часть местной архитектуры, когда-то выглядел намного лучше.

Беликов, коренной томич, решил его спасти. С помощью недавно запущенной региональной госпрограммы «Аренда за рубль» Беликов получил разрешение на ремонт дома, потратив на него около 10 миллионов рублей (132 400 долларов).

Теперь он платит государству символическую аренду и может использовать здание по своему усмотрению.

«Я хотел вернуть ему былую славу», — говорит он.

АРЕНДА ЗА РУБЛЬ

Программа «Аренда за рубль» — одна из нескольких инициатив, отстаиваемых защитниками города, которые пытаются сохранить наследие города с 400-летней историей и помешать попыткам уничтожить уникальную архитектуру ради прибыльной новой застройки.

На отдаленных улочках этого шумного российского города с населением чуть более полумиллиона человек можно встретить уникальные жемчужины: вековые деревянные здания, состояние которых варьируется от первозданного до разрушающегося.

После революции 1917 года, свергнувшей монархию, деревянные дома были захвачены большевистским правительством. Во многих размещали по несколько семей, здания превратили в коммуналки. После распада Советского Союза в 1991 году десятки домов ушли под снос, чтобы освободить место для строительства супермаркетов или многоэтажных офисных зданий.

Александр Беликов восстанавливает сейчас два расположенных рядом друг с другом дома в другой части Томска. Работы должны быть завершены к 2023 году. Он говорит, что «очередь дойдет и до других домов».

Один из томских домов, отреставрированных в рамках государственной программы «Аренда за рубль».
Один из томских домов, отреставрированных в рамках государственной программы «Аренда за рубль».

В Томске осталось около 1 800 деревянных домов, но их число продолжает сокращаться.

«Мы теряем всё больше и больше образцов нашего деревянного зодчества, — говорит Мария Бокова, руководитель Томского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. — Мы теряем нашу историю».

По оценкам Боковой, только за последнее десятилетие было снесено более 100 старых деревянных домов, по меньшей мере 50 находятся в критическом состоянии. Самое старое строение, которое некоторые историки относят к 17-му веку, находится на грани обрушения. Жившая там пожилая чета умерла два года назад. Новые владельцы, как сообщалось, отклонили предложение крупного инвестора. Бокова предполагает, что собственникам будут поступать и другие предложения, возможно получше.

Такие инициативы, как «Аренда за рубль», помогли реанимировать небольшую часть домов. В рамках соглашения такие арендаторы, как Беликов, платят один рубль (около цента) за квадратный метр в течение 49 лет после реставрационных работ.

Ежегодное архитектурное мероприятие под названием «ТОМск Сойер Фест» собирает волонтеров-реставраторов. Но денег мало, интерес ограничен, говорит инициатор мероприятия Андрей Иванов. Несмотря на выделенные федеральные гранты, Иванов и его команда с 2017 года восстановили только три дома, потратив на каждый в среднем по три тысячи долларов.

В Томске осталось около 1 800 деревянных домов.
В Томске осталось около 1 800 деревянных домов.

В середине 2000-х город начал сотрудничество с кафедрой архитектуры Технологического института Карлсруэ в Германии, профессора которого неоднократно посещали Томск, чтобы оценить состояние деревянных домов и помочь с реставрационными работами. Они пришли к выводу, что многие здания могут простоять еще 300 лет, что свидетельствует о долговечности древесины как строительного материала.

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

Но политическое противостояние тормозит усилия по сохранению исторического наследия. Пока активисты добиваются восстановления находящихся под угрозой исчезновения зданий, некоторые городские чиновники параллельно проводят кампанию по использованию центра Томска, которая может оставить старые дома без защиты государства.

В вопросе о том, как сохранить исторический облик города и нужно ли его вообще сохранять, позиции расходятся. Защитники города утверждают, что деревянные здания — это основная составляющая идентичности Томска. Их противники говорят, что дома зачастую непригодны для проживания, а многие из них не подлежат реставрации.

Особым предметом спора является разграничение охраняемой зоны в центре города. Усилия по определению границ такой территории активизировались в январе 2019 года, когда президент России Владимир Путин ответил на призыв томских активистов и поручил городским властям заключить соглашение к маю.

Но возможный план был отвергнут защитниками города как слишком мягкий, и в последующие месяцы в местных органах власти и консультативных советах прошли жаркие дебаты, предложение подвергалось многократным пересмотрам, и никаких соглашений заключено не было. Активисты опасаются, что чем дольше будет затягиваться процесс, тем больше домов будет утрачено.

«Если нам повезло жить в таком городе, почему бы нам не собраться вместе и не сделать что-то? — говорит Бокова, живущая в деревянном доме 1895 года постройки. — Это наш долг».

Некоторые местные жители признают, что у государства ограниченные ресурсы, и говорят, что между томичами, стремящимися сохранить архитектурное наследие, слишком мало координации.

«70 лет советской власти лишили нас самостоятельности. Мы считаем, что государство должно делать за нас всё, — говорит Элина Михальцова, 27-летний гид и переводчик. — Но всё зависит от нас. Начни с чего-нибудь малого и работай».

Элина Михальцова на кухне своего дома в Томске, который был построен в 1904 году.
Элина Михальцова на кухне своего дома в Томске, который был построен в 1904 году.

Михальцова живет со своим отцом Сергеем в большом деревянном доме к северу от центра города. Здание достроили в феврале 1904 года, на следующий год открыли там школу, в 1970-х годах оно было передано филиалу советской оборонно-спортивной организации.

Название школы и дату, когда она впервые распахнула свои двери, — в 50-ю годовщину смерти царя Николая I — всё еще можно рассмотреть на выцветших буквах над старым входом.

Михальцова хочет, чтобы ее просторный дом снова стал школой или местом встреч какого-нибудь объединения.

«Я хочу открыть глаза томичам на их историю. Мы слишком мало знаем о нашем городе», — говорит она.

Прошлым летом, когда реставрационные работы в доме по улице Пушкина близились к завершению, Беликов обнаружил в местных архивах документы, свидетельствующие о том, что здание изначально было чайной, где останавливались перекусить путешествовавшие по Великому Сибирскому чайному пути, который пролегал через Томск и использовался для перевозки чая из Китая в Европу.

Это открытие вдохновило Беликова на открытие новой чайной, которая начнет принимать гостей после снятия коронавирусных ограничений. Беликов считает, что исторические дома в Томске находятся под угрозой исчезновения, но надеется, что уникальную архитектуру города можно спасти.

«Я не теряю надежды. Чем меньше остается домов, тем больше внимания они получают», — говорит он.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG