Доступность ссылок

Срочные новости

«Дай бог, чтобы меня запомнили Иблисом»


Актер Мензелинского государственного татарского драматического театра имени Сабира Амутбаева Рустем Зиннуров в роли Иблиса в одноименной постановке. Актау, 13 сентября 2018 года.

Трагедию азербайджанского драматурга Гусейна Джавида «Иблис» поставили на сцене в Актау в рамках второго Международного театрального фестиваля Прикаспийских стран. Репортеру Азаттыка удалось побеседовать с исполнителем главной роли – молодым актером Мензелинского государственного татарского драматического театра имени Сабира Амутбаева Рустемом Зиннуровым.

Трагедия, полная мистических эпизодов, в которой звучит современная музыка, не оставила актауских театралов равнодушными. Спектакль прошел с аншлагом. Действие разворачивается на Ближнем Востоке во время Первой мировой войны. Один из главных героев произведения Ариф – мечтательный, веселый, добрый юноша. Появление Иблиса не оставляет места для добра. Он вынуждает людей продавать душу за звонкую монету.

Через образ Иблиса Рустем Зиннуров мастерски показал, как люди лишаются воли и не могут выйти из дьявольских сетей, как Иблис завладевает душами людей. В финале постановки Ильяса Закирова Ариф подчиняется Иблису и, пристрастившись к золоту, убивает жену и родного брата. Так он становится несчастным. Пьеса завершается монологом Иблиса: «Я с вами, хожу рядом с каждым из вас, вы в моей воле».

Актеру Мензелинского государственного татарского драматического театра имени Сабира Амутбаева Рустему Зиннурову, исполнившему роль Иблиса, 23 года. Он учится в Казанском институте культуры и искусства. Его отец Ильгам занимается ремонтом домов, мать Рабия – домохозяйка. Рустем говорит, что у него очень дружная семья. По его словам, сестра Динара, работающая продавцом в магазине, младший брат-школьник Саид и родители поддерживали его желание стать актером. До «Иблиса» он играл в кукольном театре, где исполнял роли царя и Бабы-яги.

«ИБЛИС – МОЯ САМАЯ КРУПНАЯ И ЛЮБИМАЯ РОЛЬ»

Азаттык: Рустем, как вы пришли к роли Иблиса?

Рустем Зиннуров (слева) в постановке «Иблис». Актау, 13 сентября 2018 года.
Рустем Зиннуров (слева) в постановке «Иблис». Актау, 13 сентября 2018 года.

Рустем Зиннуров: В театре прошел слух, что будет ставиться пьеса-трагедия. Я загорелся сразу: «Вау, Иблис, дьявол. Но кто же мне даст эту роль?! Я ведь шепелявый». Но я говорю, что это моя изюминка. Приехал режиссер Сергей Потапов и объявил кастинг. Первое время меня не ставили. Потом через неделю Потапов, наверное, увидел во мне что-то и сказал: «Рустик, давай ты попробуй дьявола». А я читал, надеялся, авось он меня поставит, и дома готовил и показал ему. Иблис – моя самая крупная и любимая роль.

Азаттык: Вы специально для роли побрили голову и брови? Или это требование режиссера?

Рустем Зиннуров: Нет, я сам придумал себе такой образ. Я хотел показать Иблиса нестандартным, без бровей, диким, в нем должно быть что-то нечеловеческое.

Азаттык: А татуировки? Не кажется ли это чрезмерным для создания образа?

Рустем Зиннуров: Татушки у меня давно. Не могу остановиться - это моя «болезнь», один раз сядешь на иглу, и всё. Я имею в виду тату. Я у Сергея Потапова спросил, что делать с татушками: «Замазать?» Он сказал: «Нет, оставь». Позже сделал тату в виде волка в овечьей шкуре, он означает двуличие.

«НЕ ПОБОЯЛИСЬ РИСКНУТЬ»

Азаттык: Как «Иблиса» приняли зрители в Татарстане? Сколько раз его ставили? Показывали в других регионах России? Спектакль ставился на русском языке?

Рустем Зиннуров: «Иблис» вызвал ажиотаж в Татарстане. Мы ставим его только на татарском с переводом на русский. Много раз ставили. Да и актерам нравится. Коллектив в «Иблисе» идеальный. Убрать одного человека или добавить другого – будет уже не то. В основном ездим по Татарстану. И в других регионах России тоже ставили.

Постановка «Иблис» на сцене в Актау. 13 сентября 2018 года.
Постановка «Иблис» на сцене в Актау. 13 сентября 2018 года.

Азаттык: В пьесе есть некоторые фразы, имеющие отношение к исламу, национальности. К примеру, раненый офицер (Ильмир Кашапов) говорит: «Мы с тобой одной крови, я тоже из Казани». Это не расценивают неоднозначно? Не препятствует ли это постановкам?

Рустем Зиннуров: Фразой «Мы одной крови» он хотел сказать о родстве тюрков. Там есть запись, если вы слышали, когда стреляют в Иблиса, звучат слова: «Убивать всех. Субханалла, резать всех, субханалла». Были моменты, когда мы сомневались. Но мы не побоялись рискнуть, и спектакль живет, слава богу.

Вообще на эту пьесу можно смотреть с разных сторон. Смотрите, дьявол всех искушает. Главная цель не Ариф, а Дед, старик-шейх (в исполнении Рустема Муллина). Он искушает старика на протяжении всей его жизни, пытается сломать его, но он не поддается. Скоро он предстанет перед Аллахом, а у Иблиса мало времени. Он знал это, и то, что происходит в спектакле, он сам расписал. Он знал всё наперед. В конце старик отказывается от оружия.

Глубоко верующим людям сложно смотреть пьесу. Многие из них выходят из зала. Я показал своей тете видеозапись постановки, где я играю. Она читает Коран, ходит в мечеть. У нее давление поднялось.

«МЫ ПОСТЕПЕННО ЗАБЫВАЕМ ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК»

Азаттык: Как в Татарстане обстоят дела с татарским языком?

Рустем Зиннуров: Не очень хорошо. Мы живем в Татарстане, и наш родной язык «утихает», что ли. Недавно все были встревожены ситуацией вокруг татарского языка в школах, его хотели убрать. С ума сошли, что ли? В Татарстане убрать татарский язык? Благо всё восстановили (спор вокруг вопроса об изучении национальных языков в школах республик в составе России разгорелся после заявления президента Владимира Путина о недопустимости принудительного изучения языков в 2017 году. – Ред.).

Наша проблема в том, что мы сами забываем татарский язык. В семье говорим на русском, детвора бегает и говорит на русском.

И меня это тоже касается. В семье мы говорим на русском и татарском, и на улице тоже. Родителей называем не «ани», «ати», а «мама», «папа». Я сам понимаю проблему, но поступаю так же. Язык знаю хорошо, потому что работаю в татарском театре.

Рустем Зиннуров в роли Иблиса в одноименном спектакле. Актау, 13 сентября 2018 года.
Рустем Зиннуров в роли Иблиса в одноименном спектакле. Актау, 13 сентября 2018 года.

Азаттык: Кто приходит на постановки на татарском языке? Как они воспринимают поставленные произведения?

Рустем Зиннуров: Народ ходит в театр. В основном взрослые, молодежь редко ходит. Но мы стали привлекать их такими спектаклями, как «Иблис». Молодежь на него идет очень хорошо. Обычно татарские театры воспринимаются банально, считается, что это постановки вокруг березы, в которых звучат песни «Я люблю тебя, красавица моя». А тут движение, драйв, экшн – это то, что нужно молодежи.

Азаттык: Иногда говорят о мистическом влиянии роли, трагической песни на судьбу исполнителя. Вы не боитесь играть Иблиса?

Рустем Зиннуров: Во что веришь, то и будет. Я верю, что Иблис мне многое принесет. Дай бог, чтобы меня запомнили Иблисом в народе. У нас есть великий актер Равиль Шарафиев. Публика запомнила его по роли Азраиля. Азраиль – это смерть. Я держу кулачки, чтобы меня тоже так запомнили.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG