Доступность ссылок

Срочные новости

Тяжелая дорога мигранта домой к осиротевшим детям


Дилшод Нурматов после возвращения из Душанбе в Москву.

Трудовому мигранту из Таджикистана дали специальное разрешение на въезд в Россию, несмотря на строгие карантинные меры. Исключение сделали для человека, жена которого скончалась в больнице. Без матери остались четверо детей, включая новорожденного. Мужчина застрял в Таджикистане, приехав в марте навестить родителей.

Выезжая в марте из России в Таджикистан навестить пожилых родителей, таджикский мигрант Дилшод Нурматов не догадывался, какие тяжелые испытания выпадут на долю его семьи.

«Моя жена должна была родить в мае, поэтому я хотел вернуться домой в Россию через две недели, чтобы помочь ей в последние месяцы беременности», — говорит Нурматов.

Всего через несколько дней после приезда Нурматова в родное село Файзбор в Хатлонской области Россия закрыла свои границы и отменила международные рейсы из-за пандемии коронавируса. Затем такие же меры принял Таджикистан.

В это время в дом в подмосковных Химках, где остались жена и дети Нурматова, постучалась беда. Состояние здоровья его супруги начало быстро ухудшаться.

«Я не сумел помочь жене, я просто разговаривал с ней по телефону и видел ее страдания», — рассказывает Дилшод Нурматов. Трое его детей в возрасте от 8 до 14 лет находились под присмотром брата Нурматова и соседей.

Нурматов просил власти Таджикистана помочь ему выехать в Россию, но «никто не мог помочь». Границы закрылись, рейсов не было.

Застрявшие в Москве мигранты из Таджикистана в аэропорту Внуково. Москва, 31 марта 2020 года. Иллюстративное фото.
Застрявшие в Москве мигранты из Таджикистана в аэропорту Внуково. Москва, 31 марта 2020 года. Иллюстративное фото.

21 апреля у жены Нурматова, Гульшан, начались преждевременные роды. Она родила мальчика. Из-за послеродовых осложнений ее оставили в больнице.

4 мая Гульшан умерла. Ее похоронили на кладбище в Химках. Нурматову прислали видеозапись похорон его жены, на которой присутствовали несколько родственников.

«Смерть моей жены стала полным шоком. Она не болела, когда я уехал, — говорит Нурматов. — Я бы никуда не отправился, если бы она была больна».

Нурматов объясняет, что его жене диагностировали в прошлом году заболевание почек, но ничего серьезного, казалось, не было.

СЧАСТЬЕ И ГОРЕЧЬ ВОССОЕДИНЕНИЯ

Нурматов, у которого есть вид на жительство в России, вернулся в Химки 19 мая со специальным разрешением, предоставленным российскими властями, несмотря на строгий запрет на въезд в страну, где отмечен всплеск заболеваемости коронавирусом.

Таджикский мигрант был единственным пассажиром самолета «Таджик Эйр», прибывшим в Москву для вывоза более 200 граждан Таджикистана из России на родину.


Посол Таджикистана в России Имомуддин Саттори сообщил, что российские чиновники сделали исключение для Нурматова из-за его сложного семейного положения.

Азаттык поговорил с Нурматовым 24 мая, когда оплакивающая потерю семья отмечала Ид аль-Фитр — праздник по случаю окончания священного для мусульман месяца Рамадан. Это был первый праздник без жены и матери.

«Я, моя дочь Севара, сыновья Шерзод и Ибрагим пообедали вместе, — сказал Нурматов. — Это было совсем не так, как раньше, когда мы собирались вместе с другими таджикскими семьями в Химках на большой счастливый праздник. Теперь [без моей жены] никогда не будет так, как прежде».

Нурматов говорит, что радость воссоединения с детьми омрачена горечью трагедии.

«Мои дети сказали, что были счастливы и рады видеть меня, когда я забрал их из дома родственников. Они были счастливы вернуться в свой дом», — добавил он.

Нурматов еще не видел своего младшего сына Мухаммеда Салоха, который пробудет в больнице еще несколько дней. Посетителей в клинику не пускают. Кроме того, Нурматов должен провести две недели в карантине дома со своими старшими детьми.

ВСЕОБЩАЯ ПОДДЕРЖКА

Нурматов планирует забрать пятинедельного сына домой и вернуться на работу. Вот уже 17 лет он работает в России водителем. Впервые на заработки в эту страну он приехал в 19-летнем возрасте.

Рабочие-мигранты в защитных масках у центра миграционного контроля в России. Иллюстративное фото.
Рабочие-мигранты в защитных масках у центра миграционного контроля в России. Иллюстративное фото.

Родители Нурматова, как и миллионы других семей в Таджикистане — бедной центральноазиатской стране с населением около девяти миллионов человек, зависят от денежных переводов из России.

Семья его брата, которая живет недалеко от Нурматова в Химках, пообещала позаботиться о детях, пока он будет на работе. Родственники жены Нурматова, которые тоже живут в Химках, предложили помощь по уходу за ребенком и по дому.

Нурматов говорит, что его жизнь в последние месяцы перевернулась с ног на голову. Но лучом надежды в беспросветном горе, которое выпало на его долю, он называет «всеобщую поддержку». Нурматов благодарит всех — от правительственных чиновников и дипломатов до родственников, соседей и совершенно незнакомых людей.

«Я благодарен чиновникам, СМИ и всем, кто сделал мое возвращение возможным, — говорит Нурматов. — Кроме того, я благодарен всем, кто обращается через социальные сети, предлагая помощь, оказывая моральную поддержку. Это поддерживает меня».

Многие таджики в России и за рубежом перечисляли деньги людям, которые заботились о детях Нурматова, пока он не мог выехать из Таджикистана.

Нурматов полон решимости сделать всё возможное, чтобы вырастить и достойно воспитать своих детей, которым предстоит научиться жить без матери.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG