Доступность ссылок

Срочные новости

«Ничто не ново под казахским солнцем». Закон о митингах — под градом критики


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (в центре). Закон о мирных собраниях, раскритикованный правозащитниками, он подписал 25 мая 2020 года.

В западной прессе на уходящей неделе комментируют новый казахстанский закон о мирных собраниях, раскритикованный правозащитными организациями как не соответствующий международным стандартам. В СМИ отмечают, что изменения в законодательстве носят косметический характер и власти по-прежнему обладают достаточными рычагами, чтобы не допустить митингов. Некоторые эксперты называют закон «смертельным ударом по гражданским свободам».

СОХРАНИВШИЕСЯ ОГРАНИЧЕНИЯ

На англоязычном сайте Eurasianet.org в статье «Казахстан: президент подписал спорный закон о митингах» пишут, что правозащитники критикуют процедуры, прописанные в новом документе о мирных собраниях, который должен вступить в силу на следующей неделе.

25 мая президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поставил подпись под разработанным правительством законом, заявив, что он «полностью обеспечивает конституционное право граждан на проведение мирных собраний». Однако с такой оценкой согласны далеко не все.

Международная организация Human Rights Watch отметила, что власти по-прежнему будут обладать полномочиями утверждать или отклонять заявки на проведение мирных собраний — в зависимости от формы мероприятий. «Государственные органы могут предлагать альтернативные места, время и даты. Если организаторы не согласятся с изменениями, мероприятие будет отменено», — комментирует исследователь HRW Лора Миллс.

Администрация президента Казахстана называет новый закон «кардинальной сменой парадигм». Советник Токаева Ерлан Карин заявил, что закон — одна из инициатив «пакета политреформ» его шефа, способных привнести «серьезные ценностные изменения в политическую культуру».

Реакция активистов гражданского общества была гораздо прохладнее. Они отмечают, что в законе сохранилось множество ограничений, акции разрешены только на выделенных властями площадках, а переход к так называемому уведомительному характеру митингов — по большей части просто декларация.

«Организаторы, как это определено в законе, должны подавать уведомления за пять рабочих дней до собраний, митингов и пикетов, предоставляя подробную информацию. Для проведения шествий и демонстраций организаторы должны подать заявку за 10 рабочих дней и получить предварительное разрешение», — пишет в своем заключении Сара Кливленд, специалист в области конституционного права и профессор Колумбийского университета.

Принятие законопроекта ненамного замедлилось на фоне критики, пишет Eurasianet.org, но это не оказало существенного влияния на его содержание. Сенат вернул в мажилис проект с символическими изменениями, в частности расширив список разрешенных для митингов мест.

Один из немногих разрешенных властями митингов в Алматы. Его участники выступили с требованием свободы мирных собраний. 30 июня 2019 года.
Один из немногих разрешенных властями митингов в Алматы. Его участники выступили с требованием свободы мирных собраний. 30 июня 2019 года.

В статье отмечают, что в редких случаях, когда власти Алматы, крупнейшего в стране города, где живут политически активные граждане, разрешали митинги, выделяли для этого сквер рядом со старым кинотеатром. «Намерение заключалось в том, чтобы митинг был незаметен для публики, — считает автор. — Несмотря на то что список мест для проведения митингов расширили, он всё еще короток».

«Даже несмотря на то, что Токаев может демонстрировать признаки готовности к политической открытости, заметна высокая степень преемственности [курса] его предшественника Нурсултана Назарбаева, который сохраняет значительное влияние на управление страной через свои пожизненные должности, когда речь заходит о борьбе с жесткой оппозицией», — пишет Eurasianet.org. Издание отмечает, что на прошлой неделе Генпрокуратура объявила движение «Көше партиясы» «экстремистской организацией», указав, что эта группа — переименованный вариант запрещенного в 2018 году движения «Демократический выбор Казахстана», возглавляемого экс-банкиром и оппозиционером Мухтаром Аблязовым, который живет за рубежом.

«КОСМЕТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ»

В издающейся в Вашингтоне Diplomat в статье «Что изменилось в новом казахстанском законе о протестах?» отмечают, что «новый закон, названный реформаторским, сохраняет множество ограничений».

Организаторами собраний могут быть только граждане Казахстана и организации, которые прошли регистрацию в органах юстиции. Гражданин, осуждённый за «участие в массовых беспорядках, государственную измену, шпионаж, экстремистские и террористические преступления, [и] нарушение порядка организации и проведения мирных собраний» не вправе выступить организатором, перечисляет издание. Этот пункт перекрывает путь целому поколению казахстанских активистов, которые сталкивались с репрессиями при старом законе о митингах. Это также усложняет перспективы проведения законных акций движениями без лидеров, отмечает Diplomat.

Участники молодежного движения «Oyan, Qazaqstan», не имеющего регистрации, с плакатом в Алматы. 16 декабря 2019 года.
Участники молодежного движения «Oyan, Qazaqstan», не имеющего регистрации, с плакатом в Алматы. 16 декабря 2019 года.

В новом законе сохранился целый ряд оснований для отказа в проведении митинга. Заявку отклонят, если государство признает целями митинга «насильственное изменение конституционного строя» или «разжигание» социальной, расовой, национальной, религиозной и иных форм «розни».

Демонстрации ограничиваются местами, определенными властями. Пикеты теоретически могут проходить где угодно, за исключением мест массового захоронения, объектов транспортной инфраструктуры, территорий, прилегающих к резиденциям президента и «первого президента» (титул «первого президента — лидера нации» закреплен за Назарбаевым), у зданий ведомств, отвечающих за оборону и безопасность.

«На данном этапе изменения представляются косметическими. Функционально государство сохраняет значительное влияние на то, кто, где и по какому поводу может протестовать — существует множество правил, которым нужно следовать, и стихийные демонстрации остаются незаконными», — пишет Diplomat.

В то же время в статье отмечают, что власти протащили закон через парламент на фоне пандемии коронавируса и введенных в связи с ней ограничений, которые не позволяют людям проводить акции протеста или подключиться к обсуждению. Чрезвычайное положение в стране сняли 11 мая, но карантинные меры в крупных городах Казахстана всё еще в силе.

«В сегодняшнем мире, где доминирует пандемия, трудно представить себе крупные общественные протесты, подобные тем, которые происходили прошлым летом в Казахстане. Протесты в будущем могут сильно отличаться от демонстраций в прошлом, и это не связано с изменением казахстанского закона о протестах. В конечном итоге у Нур-Султана будет возможность выбирать, какие именно демонстрации состоятся, и это перечеркивает разговоры о том, что эти изменения — подлинная реформа и уважение свободы слова», — пишет Diplomat.

Полицейские задерживают людей на площади в центре Алматы в день досрочных президентских выборов (их победителем был назван Касым-Жомарт Токаев, ставленник экс-президента Нурсултана Назарбаева, правившего страной почти 30 лет). 9 июня 2019 года.
Полицейские задерживают людей на площади в центре Алматы в день досрочных президентских выборов (их победителем был назван Касым-Жомарт Токаев, ставленник экс-президента Нурсултана Назарбаева, правившего страной почти 30 лет). 9 июня 2019 года.

«СМЕРТЕЛЬНЫЙ УДАР ПО ГРАЖДАНСКИМ СВОБОДАМ»

Агентство France-Presse в статье «Казахстан принимает противоречивый закон о протестах» сообщает, что в стране «смягчили некоторые ограничения на жестко контролируемые общественные демонстрации, но правозащитные группы заявляют, что [закон] всё еще не соответствует международным стандартам».

Специальный докладчик ООН по вопросу о правах на свободу мирных собраний Клемент Ньялецосси Воуле заявил в апреле, что отдельные части нового закона «не соответствуют международным стандартам», и назвал процесс уведомления в законопроекте «де-факто процедурой утверждения».

В конце апреля международные правозащитные группы в открытом письме на имя Касым-Жомарта Токаева высказали свое мнение о законопроекте, призвав отозвать документ из парламента и отправить на международную экспертизу.

Проект также подвергался критике со стороны местных активистов, которые заявили, что чрезвычайное положение в стране еще больше ограничило пространство для обсуждения законопроекта.

На сайте Всемирной организации против пыток в статье «Ничто не ново под казахским солнцем: президент подписывает новый закон, призванный загнать в угол свободу протеста» тоже пишут, что «новый закон о публичных собраниях, подписанный президентом Казахстана в понедельник, не соответствует нескольким ключевым международным стандартам в области прав человека».

В статье отмечают, что «известный правозащитник и критик закона» Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека, «подвергся хорошо организованной клеветнической кампании в дружественном правительству сегменте социальных сетей».

«Мне жаль, что власти в основном проигнорировали аргументы видных экспертов о праве на свободу собраний, в том числе Специального докладчика ООН по вопросу о праве на свободу собраний и объединений», — сказал Евгений Жовтис, который в связи с принципиальным несогласием с положениями законопроекта вышел из рабочей группы парламента, рассматривавшей документ. Жовтис в апреле заявил, что законопроект «заведомо смотрит враждебно, как сквозь прорезь прицела, на само такое общественное явление, как мирное собрание».

Наблюдатели Всемирной организации против пыток призывают власти Казахстана прислушаться к призыву ООН и других экспертов и внести изменения в законодательство, чтобы привести его в соответствие с международным правом.

Законопроект приняли, когда страна находилась на строгом карантине из-за COVID-19, что серьезно ограничило возможность общества выразить свое мнение.​

«Косметические изменения». Что думают о возвращенном в мажилис проекте о митингах?

«Мы видим, как власти всё чаще используют ограничения прав и свобод, введенные для борьбы с COVID-19, для ареста активистов и мирных демонстрантов. Это показывает, что надежная защита права на собрания, как никогда, важна в Казахстане. К сожалению, опасаюсь, что подписанный президентом Токаевым закон звучит как смертельный удар по гражданским свободам», — заявил генеральный секретарь Всемирной организации против пыток Джеральд Стейброк.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG