Доступность ссылок

Срочные новости

«Аналогии в части несменяемости режима налицо». Расул Жумалы об Алжире и Казахстане


Алжирская молодежь на манифестации против выдвижения президента cтраны Абдельазиза Бутефлики на пятый срок. Оран, 26 февраля 2019 года.

В политическом устройстве объятого антиправительственными протестами Алжира и современного Казахстана есть немало общего, считает казахстанский политолог Расул Жумалы. Исследователь политических систем арабских стран и соавтор книг о казахстанском транзитном периоде в интервью Азаттыку рассуждает о том, что объединяет две страны на разных континентах и с разной историей.

В охваченном массовыми протестами Алжире требуют ухода из власти 82-летнего президента Абдельазиза Бутефлики, который правит страной с 1999 года. Десятки тысяч алжирцев вышли на улицы, когда власти объявили, что глава государства, который после пережитого шесть лет назад инсульта почти не появляется на публике (по сообщениям, он находится в коме в швейцарской клинике), баллотируется на очередной срок.

Начавшиеся в феврале протесты расширяются, охватывая разные регионы. Тысячи студентов 5 марта скандировали в Алжире: «Эй, Бутефлика, пятого срока не будет!» — и пообещали продолжать выступления. 6 марта власти стянули в центр столицы водометы и полицейские машины.

Студенческая демонстрация против выдвижения Абдельазиза Бутефлики на пятый срок в столице Алжира. 5 марта 2019 года.
Студенческая демонстрация против выдвижения Абдельазиза Бутефлики на пятый срок в столице Алжира. 5 марта 2019 года.

Сам Бутефлика заявил, что в случае победы на назначенных на апрель выборах он проведет «национальную конференцию», чтобы назначить дату новых выборов, участвовать в которых он не станет. Лояльные президенту политические деятели призывают сограждан сохранять спокойствие ради «стабильности». Влиятельная организация, объединяющая ветеранов войны за независимость Алжира, которая долгое время поддерживала Бутефлику, неожиданно выступила на стороне протестного движения. «Обязанность алжирского общества во всех его сегментах — выходить на улицы», — заявила организация. Столь масштабных выступлений в Алжире не было со времен «арабской весны».

Политолог Расул Жумалы, который в 2000-х годах работал в дипломатических представительствах Казахстана на Ближнем Востоке (ОАЭ, Израиль, Ливия), соавтор двух коллективных работ казахстанских исследователей, посвященных политическим перспективам страны («Коктейль Молотова. Анатомия казахстанской молодежи» и «Сумеречная зона. Ловушки переходного периода»), в интервью Азаттыку рассуждает о причинах протестов и проводит параллели между событиями в Алжире и ситуацией в Казахстане.

Азаттык: Почему заявление о выдвижении находящегося у власти на протяжении 20 лет президента «взорвало» Алжир? В чем причина расширения протестов?

Политолог Расул Жумалы.
Политолог Расул Жумалы.

Расул Жумалы: Давайте начнем с того, что ситуация в Алжире перманентно накаляется и перманентно взрывается. Это происходит на протяжении последних как минимум 40 лет. Просто до внимания мирового сообщества редко доходит информация о том, что происходит в далеком Алжире — не очень важном, с точки зрения международных СМИ, участке. Происходящие сейчас в этой стране события вызваны, во-первых, разочарованием алжирцев социально-экономическим положением, которое ухудшилось в связи с падением мировых цен на нефть. Ухудшились экономические показатели страны, социальное положение населения, особенно молодежи. Во-вторых, есть усталость от персоны многолетнего президента страны Абдельазиза Бутефлики, который идет на пятый срок. Он немощен, многие алжирцы сомневаются в его дееспособности, в способности контролировать ситуацию. И это несмотря на то, что Бутефлика был в свое время авторитетной и компромиссной фигурой на политическом небосклоне Алжира. Третий фактор — захлестнувшая страну коррупция. Она наблюдалась и в предыдущие годы, но сейчас — в положении, когда президент мало контролирует ситуацию и отдал страну на откуп вороватым элитам, — коррупция стала бичом Алжира несмотря на то, что страна не такая уж и бедная. Доход на душу населения в Алжире является одним из самых высоких в Африке: если не ошибаюсь, это 13–14 тысяч долларов.

Азаттык: Алжир был охвачен протестами во время «арабской весны», в 2011 году. Тогда Бутефлика удержался у власти, в отличие от лидеров соседних стран…

Расул Жумалы: Бутефлика тогда прежде всего отменил военное положение (оно действовало в стране 19 лет. — Ред.), пошел на некоторые послабления. Удержать власть ему помог личный авторитет и степень доверия к нему алжирского общества. Почему так произошло? Бутефлика — один из героев алжирского сопротивления и борцов за независимость от Франции.

Президент Алжира Абдельазиз Бутефлика (в инвалидном кресле). 9 апреля 2018 года.
Президент Алжира Абдельазиз Бутефлика (в инвалидном кресле). 9 апреля 2018 года.

Если сделать экскурс: в конце 1980-х в стране сильно развились религиозные радикальные движения, которые считали, что Алжир должен идти по пути клерикальных исламистских режимов. В начале 1990-х исламисты стали внушительной политической силой, по примеру Судана, Йемена, других арабских государств. В 1991 году на демократических парламентских выборах исламистская партия «Исламский фронт спасения» пришла к победе законным путем. Стоял выбор: по какому пути развития пойдет Алжир — светскому или радикальному. Власть отменила результаты выборов, в стране началась самая настоящая гражданская война, которая унесла по меньшей мере 100 тысяч жизней и продолжалась более 10 лет. В конце концов в стране было объявлено военное положение. Бразды правления взяло на себя военное руководство. Это позволило закрутить гайки, к власти пришел ставленник военной аристократии, герой национально-освободительного движения Абдельазиз Бутефлика. Он был не просто компромиссной фигурой для алжирского общества, но и неким гарантом того, что страна не скатится к религиозному экстремизму.

Всё это время, несмотря на то что были определенные промахи, Бутефлика в глазах общества выглядел безальтернативной фигурой, единственной, способной удерживать вместе различные политические силы и не допустить скатывания Алжира на путь деспотичных религиозных режимов. Говорилось: или Бутефлика, или страна пойдет по пути Сирии, Ливии, Судана. Это одна из главных причин того, что Бутефлика, несмотря на протестные настроения, набирал на четырех прошедших выборах большинство голосов. Ему не было альтернативы. В том числе из-за того, что во время военного положения были зачищены светские оппозиционные движения. «Религиозники», которые действовали в основном подпольно, сохранили силы. В Египте, Ливии, где верховная власть упустила инициативу, такие «религиозники» вышли на авансцену. Нынешнее алжирское общество в сложной ситуации. Есть проблемы, но коррумпированная власть Бутефлики злоупотребляет ситуацией, говорит: «Да, у нас есть проблемы, мы не совершенны, но держитесь за нас, не опрокидывайте нас, иначе будет хуже, иначе придут исламисты».

Студенческая демонстрация против выдвижения 82-летнего президента на пятый срок. Алжир, 5 марта 2019 года.
Студенческая демонстрация против выдвижения 82-летнего президента на пятый срок. Алжир, 5 марта 2019 года.

Сам Бутефлика, на мой взгляд, не сильно желает оставаться у власти. Он устал, он не раз об этом заявлял. Несмотря на то что он перенес несколько операций, пережил инсульт, окружение уговаривает его остаться. Ситуация напоминает позднего Брежнева. Дряхлый, немощный, но окружение упрашивает: «Если не вы, то ситуация выйдет из-под контроля». Этим, наверное, объясняется то, что даже из больничной палаты Бутефлика заявляет о намерении идти на пятый срок.

Азаттык: В Конституцию Алжира в 2008 году внесли поправки, позволяющие Бутефлике оставаться у власти более двух сроков. Годом ранее изменили Основной закон в Казахстане, сняв ограничения по количеству сроков для первого (и пока единственного) президента. Говоря об Алжире, вы упомянули «зачистку» оппозиционного поля, подавление свобод. Вы не находите, что в новейшей истории Алжира и Казахстана есть общее?

Расул Жумалы: Аналогии в части несменяемости режима налицо. Аналогии есть и в том, что Алжир, в сравнении с соседями по региону, выглядит относительно богатой и самодостаточной страной. В то же время внутренние проблемы, коррупция, неравномерное распределение национальных благ приводит к тому, что большая часть накоплений остается в руках верхушки. До остального народа не доходит. В плачевном состоянии сельская молодежь (безработица, социальные проблемы, темпы эмиграции из страны в свое время были триггерами событий «арабской весны»). В этом плане — я имею в виду коррупцию и разочарование людей в проводимой политике — сходство есть.

Третье сходство заключается в том, что власти и там и здесь пытаются спекулировать на теме возможных угроз. Они призывают отдавать приоритет стабильности — «стабильность прежде всего, потому что, если мы лишимся стабильности, если будут потрясения и смена власти, будет еще хуже».

Стоящие на пути демонстрантов работники сил безопасности Алжира. 3 марта 2019 года.
Стоящие на пути демонстрантов работники сил безопасности Алжира. 3 марта 2019 года.

В случае с Алжиром главным фактором устрашения является тема религиозного экстремизма. У нас этот список куда более широкий. Это и экстремизм, и влияние внешних игроков, прежде всего России и Китая. Сам президент [Казахстана Нурсултан] Назарбаев говорил не раз, мол, держитесь за меня, после меня будет хуже. В этом я тоже усматриваю определенные параллели. Власти признают, хотя бы частично, что проблемы есть, но призывают подождать, не поддаваться другим суждениям, перетерпеть ситуацию.

Если обратите внимание на Бутефлику — он не в состоянии делать заявления самостоятельно, их озвучивают через пресс-секретаря или других официальных лиц, — то первые сигналы, которые приходят, сводятся в основном к вышесказанному. «Да, есть проблемы, но давайте проявим терпение, благоразумие, иначе события в Алжире повторят сирийский сценарий. Вы хотите, чтобы было как в Сирии, чтобы гражданская война захлестнула нашу страну? Не раскачивайте лодку!» Это аргументы, приведенные премьер-министром Алжира. Очень похоже на то, что говорили наши высокопоставленные персоны, мол, вы хотите как в Украине, вы хотите как в Кыргызстане.

Азаттык: Какое развитие может получить ситуация в Алжире? Не станем ли очевидцами второй «арабской весны»?

Расул Жумалы: Вполне возможно. Власть не так уже сильна. Общество разрозненно. Богатые — бедные, относительно преуспевающие горожане — жители сельской местности, маргинализированная молодежь — обеспеченный слой, «религиозники» и сторонники светского курса. Таких разломов в алжирском обществе много. Еще есть проблема берберского меньшинства, которая грозит внутренним сепаратизмом. Это меньшинство считает себя ущемленным, отстраненным от управления государством, обделенным экономическими благами, и время от времени организует восстания. Власть хрупка, и не факт, что она сможет удержать ситуацию под контролем. Не ясно, как обстоять будет дело.

Студенты, вышедшие на улицу в знак протеста против участия президента Абдельазиза Бутефлики в выборах. Алжир, 3 марта 2019 года.
Студенты, вышедшие на улицу в знак протеста против участия президента Абдельазиза Бутефлики в выборах. Алжир, 3 марта 2019 года.

Мое личное ощущение (я бывал в Алжире) — там все-таки светский настрой интеллигенции, молодежи, городского населения преобладает над исламистскими воззрениями, причем и в количественном, и в качественном плане. Исламистские воззрения в основном распространены в депрессивных районах, сельской местности, в Сахаре. Серьезной их подпиткой являются не решенные из-за коррупции, безответности властей проблемы безработицы, отсутствия социальных лифтов, обнищания населения.

Азаттык: Нужно ли казахстанским властям присматриваться к происходящему в Алжире и делать выводы?

Расул Жумалы: Мне кажется, соответствующие структуры достаточно внимательно присматриваются — хоть это и не афишируется — к подобным событиям, независимо от того, имеют они место в СНГ или за его пределами. Я имею в виду события в Украине, в Кыргызстане, Грузии, Армении, те же события «арабской весны». Мне кажется, присматриваются очень даже внимательно.

Другое дело, что не видны выводы, попытки оздоровления. Преобладают прежняя инерция командного ручного управления, прежняя установка, что всё и без того замечательно, и без того стабильно. Хотя мне кажется, что это заблуждение. Люди, анализирующие информацию наверху, делают это половинчато и доводят до тех, кто принимает окончательные решения в стране, дозированную информацию о происходящем.

Мы можем констатировать, что коммуникаторы между властью и обществом весьма ослаблены. Под коммуникаторами я имею в виду парламент, институты гражданского общества, независимые СМИ, которые бы сообщали власти, какие есть проблемы. Когда мы наблюдаем те или иные нарывы, проблемные ситуации — те же протесты многодетных матерей, — мы видим, что эти коммуникации сломаны. Власть не знает, как реагировать. Она играет роль некоего пожарного, который тушит пожар то здесь, то там, но не может разобраться с причинами, которые приводят к нарывам и конфликтам.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG