Доступность ссылок

Срочные новости:

«Закручивание гаек». Как Кремль ужесточает законы перед выборами в Думу


В последние годы российской оппозиции приходилось идти на ухищрения, чтобы обойти прописанные в законах ограничения на протестные акции и выражение мнений.

Российская оппозиция уже давно играет с государством в кошки-мышки, используя все имеющиеся в ее распоряжении законные средства, чтобы обойти ограничительные законы о публичных собраниях и протестах. Однако новый пакет изменений грозит существенно ограничить поле для ​​импровизаций.

В 2014 году российские власти запретили несанкционированные уличные митинги, но активисты продолжали выражать свое мнение — организовывали «прогулки» в крупных городах или приходили «покормить голубей» на центральных площадях. Когда такие акции приводили к массовым задержаниям, протестующие стояли возле правительственных зданий на расстоянии друг от друга, проводя одиночные пикеты — единственно возможную форму спонтанных уличных акций, разрешенных российским законодательством.

«Изобретательность некоторых граждан на очень высоком уровне», — заявил на минувшей неделе газете «Коммерсант» депутат Дмитрий Вяткин.

Вяткин и другие прокремлевские законодатели представили законопроект, который оставляет российской оппозиции мало места для таких импровизаций в преддверии намеченных на следующий год выборов в Государственную думу.

Одиночный пикет в России — распространенная форма протеста.
Одиночный пикет в России — распространенная форма протеста.

В законопроектах, разработанных Вяткиным, пикеты признаны незаконными публичными демонстрациями, запрещены акции протеста у зданий, в которых размещаются силовые структуры, и вводится уголовная ответственность для организаторов митингов, получающих деньги из-за границы. Предлагаемые изменения, по словам критиков Кремля, указывают на то, что заниматься гражданской активностью станет еще более небезопасно.

«Тренд, мне кажется, очевиден, — сказал в интервью «Настоящему Времени» оппозиционный политик Дмитрий Гудков. — Ну хорошо, вы нам запретите дышать, вы нам запретите есть, вы нам всё запретите — и что? Неужели гражданское общество это всё стерпит? Конечно, не стерпит».

Постсоветское пространство, которое Кремль продолжает считать своей сферой влияния, в последние месяцы охвачено политическими потрясениями, начиная от массовых протестов в Беларуси, жестко подавляемых спецназом, заканчивая возобновлением боевых действий между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха (Москва выступила посредником в соглашении о прекращении огня между Ереваном и Баку в начале этого месяца).

В самой России растет число демонстраций, ширится протестное движение. Ежедневно на улицы Хабаровска на Дальнем Востоке выходят протестующие, что усиливает в столице ощущение нестабильности политической ситуации. Аналитики говорят, что Кремль прибегает к ужесточению законодательства, чтобы сохранить контроль над политическим полем на фоне падения популярности правящей партии «Единая Россия».

«Всё это — подготовка к выборам в Думу, — говорит бывший спичрайтер Кремля Аббас Галлямов, ныне политический консультант. — Кремль не может победить без закручивания гаек».


В парламенте рассматривают также законопроект, направленный против так называемых иностранных агентов. Это термин, который Кремль использует для обозначения групп и лиц, получающих финансирование из-за рубежа. Если поправки примут, то преследованиям могут быть подвергнуты за простую связь с «иностранным агентом», а политикам, которые рассматриваются как связанные с организациями-«иноагентами», запретят выдвижение на какие-либо посты.

«Это просто запрет либеральной оппозиции в России», — написала политолог Татьяна Становая в Telegram'е, анализируя предложенный законопроект.

Летом прошлого года в Москве прошли тысячи митингов против недопуска независимых кандидатов к выборам в местные представительные органы. Протесты были жестоко разогнаны полицией, их участники подверглись судебным преследованиям. Юлия Галямина, один из кандидатов, которых не зарегистрировали на выборах, считает, что законопроекты направлены на то, чтобы предотвратить повторения протестной волны. Она называет предложенные в законодательство изменения «паническими актами» со стороны государства.

«Это не поддается логическому объяснению, — сказала она в телефонном разговоре с Азаттыком. — Потому что законы — это не то, что сдерживает нашу власть».

Если законопроекты станут законами, то правительство получит еще больше инструментов, чтобы заглушить недовольство и оправдать запреты на массовые собрания. В России уже преследуют граждан, критикующих высокопоставленных чиновников, а еще один обсуждаемый законопроект позволит властям увольнять из школ учителей «в случае использования ими образовательной или просветительской деятельности для побуждения к действиям, противоречащим Конституции». Проект был разработан после спорного общенационального референдума, идею которого продвигал президент Владимир Путин.

Рассмотрение законопроектов, устанавливающих уголовную ответственность за определенные формы протеста, проходит на фоне обсуждения поправки, гарантирующей неприкосновенность бывших президентов, которая оценивается как попытка защитить Путина от привлечения к уголовной ответственности в случае отставки. Мандат Путина истекает в 2024 году, но конституционные изменения, внесенные в этом году, позволяют ему баллотироваться еще на два шестилетних срока.

Пакет противоречивых законопроектов рассматривается также на фоне снижения рейтинга путинского правительства и явного роста протестных настроений. Согласно представленному в сентябре исследованию московской неправительственной организации «Центр социальных и трудовых прав», в первой половине 2020 года в стране прошло около тысячи крупных протестов — на 95 больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Активистке Юлии Галяминой может грозить пять лет тюрьмы по обвинению в неоднократном участии в незаконных митингах, судебный процесс в отношении нее продолжается. Новые законопроекты, проходящие через парламент, предусматривают большее ужесточение ответственности. Но она убеждена: если общественное недовольство достигнет критической отметки, то никакие законы не предотвратят массовые волнения.

«Ничто не помешает людям выйти, если недовольных будет достаточно», — сказала она.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG