Доступность ссылок

Срочные новости

Неожиданный победитель в конфликте в Нагорном Карабахе


Азербайджанский военный верхом на лошади держит флаг своей страны. Гянджа, второй по величине город Азербайджана, расположенный недалеко от границы с Арменией. 10 ноября 2020 года.

Кто главный победитель в мирном соглашении по Нагорному Карабаху?

Россия.

Кремль победил.

По мере того как рассеивается дым на полях сражений вокруг Нагорного Карабаха и подсыхают чернила на трехстраничном мирном соглашении, направленном на прекращение самых жестоких за последние десятилетия боев между Арменией и Азербайджаном, один момент кажется всё более очевидным.

ПРЕУСПЕЛА ЛИ РОССИЯ?

Москва производит впечатление победителя вопреки обстоятельствам. Она еще больше увеличила свое влияние в регионе, где вспышка боевых действий между двумя бывшими советскими республиками и более активная роль Турции угрожали ослабить влияние Кремля.

— Россия преуспела в этом. Путин доминировал, он главное действующее лицо в ситуации, — говорит Мэтью Брайза, бывший сопредседатель Минской группы ОБСЕ — давней дипломатической попытки урегулировать конфликт.

По крайней мере две тысячи военных и гражданских лиц, а вероятнее еще больше, погибли начиная с 27 сентября, когда разразилась последняя серия боев по поводу Нагорного Карабаха, небольшой горной территории, которая де-юре является частью Азербайджана, но де-факто находится под контролем этнических армян на протяжении 26 лет.

За годы, последовавшие за прекращением огня в 1994 году, когда был положен конец тотальной войне, между азербайджанскими и армянскими силами регулярно происходили стычки, с обеих сторон были артиллерийские и минометные обстрелы, однако всё прекращалось, не перерастая в еще один полномасштабный конфликт.

Неурегулированность статуса региона вносит его в категорию, известную экспертам как «замороженный конфликт» — горячие точки на территории бывшего Советского Союза, где Россия играет центральную роль как в сохранении, так и в смягчении напряженности.

К другим таким точкам, с разным уровнем напряженности и насилия, относятся отколовшиеся от Грузии регионы Абхазия и Южная Осетия и отделившийся от Молдовы Приднестровский регион. А еще есть Восточная Украина, где поддерживаемые Россией сепаратисты удерживают с 2014 года части двух областей, в продолжающейся войне там погибло более 13 тысяч человек.

Как и в некоторых других местах, Россия стремилась развернуть войска в Нагорном Карабахе или поблизости от него в качестве миротворческих сил, но ранее потерпела неудачу на этом фронте. Частично это было связано с отсутствием уверенности Еревана и Баку в беспристрастности Москвы как посредника.

Соглашение по Карабаху: что получают и что теряют стороны.
Соглашение по Карабаху: что получают и что теряют стороны.

Россия имеет экономические связи с обеими странами; Азербайджан — крупный покупатель российского оружия.

Но наиболее заметные дипломатические усилия Москвы предпринимались в рамках Минской группы — инициативы, возглавляемой Францией, Россией и США под эгидой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Подтекст Минской группы заключался в том, что западные страны — союзники по НАТО Франция и Соединенные Штаты — играют стратегическую роль в регионе, который Москва всё еще считает частью своей исторической сферы влияния.

Вместе с новым мирным соглашением Россия получает право ввести свои войска в район боевых действий — и, в принципе, окончательно и бесповоротно вытеснить Париж и Вашингтон.

Согласно тексту, опубликованному Кремлем, а также заявлениям представителя Путина, турецкие войска по поддержанию мира не будут развернуты, что, по словам президента Азербайджана Ильхама Алиева, должно было произойти.

— Да, Минская группа отжила свое. По крайней мере, создается такое впечатление. Россия заполнила вакуум. Как и Турция в прошлом, если уж на то пошло, — сказал Радио Свободная Европа / Радио Свобода Брайза, который был послом США в Азербайджане в 2010–2012 годах.

По словам директора Центра региональных исследований в Ереване Ричарда Гирагосяна, сделка была в значительной степени российской. Это факт, который создал еще большую угрозу Минской группе.

«Условия этого нового соглашения предоставляют России [возможность достигнуть] самую важную из целей Москвы: доминирующее военное присутствие в районе боевых действий… Предшествовавшее отсутствие какого-либо прямого военного присутствия в Нагорном Карабахе было одним из отличительных аспектов карабахского конфликта, резко контрастирующим с любым другим подобным конфликтом на постсоветском пространстве. И это отсутствие было давней проблемой, вызывающей раздражение у Москвы», — сообщил он Радио Свободная Европа / Радио Свобода по электронной почте.

Эта сделка закрепит достижения азербайджанских войск на поле боя и оставит под контролем Баку около 40 процентов самого Нагорного Карабаха, а также почти всю прилегающую территорию, которая долгое время находилась под контролем армянских сил.

До вспышки, которая началась в конце сентября, поддерживаемые Арменией силы контролировали весь Нагорный Карабах, а также части семи прилегающих районов — площадь, которая в совокупности составляла около 13 процентов территории Азербайджана.

Сделка означает, что Азербайджан будет контролировать значительную часть территории, которую он потерял в начале 1990-х годов.

По словам Гирагосяна, Москва достигла еще одной цели — давления на премьер-министра Армении Никола Пашиняна.

Независимая внешнеполитическая линия Пашиняна досаждала Кремлю с момента его прихода к власти в 2018 году в результате народного восстания, известного как «бархатная революция», — политические перемены такого рода вызывают беспокойство у Москвы.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент России Владимир Путин. Ереван, 1 октября 2019 года.
Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент России Владимир Путин. Ереван, 1 октября 2019 года.

«Это усиление влияния России не только удержит Армению в пределах российской орбиты, но и еще больше ограничит возможности и ориентацию Армении в поиске более тесных отношений с Западом», — сказал Гирагосян.

«ПОДВОДНЫЕ КАМНИ»

Некоторые аналитики говорят о потенциальных «подводных камнях» для России.

По словам Марка Галеотти, лондонского политического обозревателя и эксперта по российским спецслужбам, ввод российских войск в регион не обязательно является беспроигрышной победой для Москвы.

«Это ложится дополнительным бременем на ее вооруженные силы и бюджет. Разумеется, она подготавливает себе место в региональной политике, но это часть мира, в которой она и так уже должна была играть доминирующую роль, не так ли? Когда для удержаний позиций приходится резко расширять свои обязательства, это выглядит не как достижение, а, скорее, как попытка не допустить наметившегося ослабления», — поделился он своим мнением, впервые опубликованным в издании Moscow Times.

По мнению Стивена Манна — который был сопредседателем Минской группы в середине 2000-х годов и вышел на пенсию в 2009 году, будучи американским дипломатом, — очевидным победителем стал Азербайджан, учитывая его достижения на полях сражений.

Что касается России, то ее лидирующая роль в укреплении мирного соглашения не является неожиданностью, а развертывание миротворческих сил не может служить крупным событием для Москвы, учитывая ее давнее доминирование в регионе, сказал он.

— Россия всегда была доминирующей военной державой, поэтому я не думаю, что развертывание сил по поддержанию мира изменит этот всеобъемлющий факт. Я отвергаю идею о том, что у России есть какие-то особые права на свои бывшие республики. Это независимые страны, они имеют право выбирать собственную политику. Но, честно говоря, если вы хотели миротворцев в районе боевых действий, трудно себе представить, откуда бы еще они могли появиться, если не из России, — сказал Манн Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

Доставившие российских миротворцев самолеты в аэропорту Эребуни под Ереваном. 10 ноября 2020 года.
Доставившие российских миротворцев самолеты в аэропорту Эребуни под Ереваном. 10 ноября 2020 года.

По мнению бывшего дипломата США Кэри Кавано — помогавшего организовать переговоры 2001 года во Флориде, где президенты Армении и Азербайджана приблизились к достижению резолюции, — данное соглашение было явной победой для Азербайджана, учитывая его военные успехи. Но он не согласился с тем, что Россия стала явным победителем, предположив, что Москва была вынуждена в силу обстоятельств найти способ предотвратить серьезную эскалацию.

По словам Кавано, опасность, с которой столкнулась Москва, заключалась в продолжающейся борьбе Азербайджана, которая могла угрожать Армении и потенциально спровоцировать на безрассудные военные действия — например, ракетный удар по Баку или нацеливание на нефтепровод из Каспия в Средиземное море, — которые втянули бы Россию и Турцию в более глубокий конфликт.

Он сказал Радио Свободная Европа / Радио Свобода, что сделка была способом «остановить кровопролитие».

— Они должны были предотвратить дальнейшее развитие этой ситуации над самой пропастью, иначе это превратилось бы в «отчаянные времена, требующие отчаянных мер».

В то время как политика правительства Пашиняна могла раздражать Москву, Алиев был более осторожен, считает аналитик Московского центра Карнеги Александр Баунов.

«Азербайджан на постсоветском пространстве всегда был примером того, как можно проводить совершенно независимую от России внешнюю политику, не ссорясь с Путиным и сохраняя хорошие отношения с Москвой. Этот пример важен и для самой России: смотрите, хорошие отношения с Москвой не обязательно покупаются ценой подчинения или участия в интеграционных проектах», — написал он в своей аналитической статье, опубликованной 8 ноября.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев обращается к согражданам. Баку, 9 ноября 2020 года.
Президент Азербайджана Ильхам Алиев обращается к согражданам. Баку, 9 ноября 2020 года.

Одним из наиболее важных возглавляемых Россией интеграционных проектов на территории бывшего Советского Союза была Организация Договора о коллективной безопасности — альянс под председательством Москвы с положением о взаимной защите, аналогичным положениям Статьи 5 НАТО.

Армения является членом ОДКБ. Азербайджан — нет.

Но мирное соглашение может принести Баку выгоду, не делая его более подчиненным Москве — даже если на его территории будут находиться российские войска.

Какими бы ни были возможные минусы для Кремля, сделка «во многих отношениях отвечает основным российским интересам в конфликте и, возможно, является лучшим выходом (по крайней мере, в краткосрочной перспективе), с которым могла бы выйти из ситуации Москва», написал в Twitter’е старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Александр Габуев.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG