Доступность ссылок

Срочные новости:

«Аяш, моя Аяш…» Смерть писательницы Аягуль Мантай и реакция на трагедию


Писательница Аягуль Мантай

После смерти молодой писательницы Аягуль Мантай в казахстанском обществе заговорили о необходимости ввести уголовную ответственность за кибербуллинг. Близкие покойной считают, что именно травля в интернете стала причиной суицида. Корреспондент Азаттыка встретилась с семьей писательницы и записала людей, которых вызывают в полицию в связи с расследованием дела о самоубийстве.

Скромный дом с четырехскатной крышей, какие увидишь в любом казахстанском селе, прибранный двор с хозпостройками за оградой. Здесь, в родных стенах, которые она когда-то помогала возводить родителям, писательница Аягуль Мантай провела последние дни своей жизни. 29 июля ее бездыханное тело вытащили из петли. В социальных сетях написали, что талантливая девушка покончила с собой, не выдержав кибербуллинга.

«Аяш, моя Аяш, больше не увижу тебя», — плачет обессилевшая от горя мать Гульзагира Мантаева. Два последних дня Аягуль провела рядом с ней. Писательница приехала на малую родину, в село Байконыс Туркестанской области, после полудня 27 июля. Гульзагира рассказывает, что Аягуль выглядела уставшей. Избегала встреч с дальними родственниками, с которыми прежде была не прочь поговорить, но по-прежнему сильно тянулась к матери.

Гульзагира Мантаева, мать Аягуль Мантай
Гульзагира Мантаева, мать Аягуль Мантай

— [28 июля] я встала рано утром и сварила мясо. Месила тесто на летней кухне, когда заметила ее в дверях, — вспоминает мать. — Там летала оса. Я боялась, что оса может ее ужалить, и сказала ей не входить. «Мама, я ведь вами любуюсь», — ответила она.

Поздним вечером Гульзагира Мантаева видела дочь за ноутбуком. Попросила ее лечь пораньше, чтобы выспаться и отдохнуть. Аягуль объяснила, что ей нужно кое-что дописать.

Наутро, после омовения перед намазом, мать услышала небольшой шум за стеной. Подумала, что это кошка, «шикнула». В комнату вошла дочь.

— «Мама, это я», — сказала Аягуль. Я спросила, что она делает. «Жду вас. Я соскучилась по вам» — с этими словами она обняла меня и поцеловала в щеку, — рассказывает женщина.

Дом, где провела последние дни Аягуль Мантай
Дом, где провела последние дни Аягуль Мантай

Больше Аягуль не видели живой. Мать говорит, что после молитвы занялась домашними делами. Когда начала искать дочь, не нашла ее ни в комнате, ни на летней кухне. Звала, но никто не откликнулся. Потом увидела приоткрытую дверь сарая...

На крик и плач матери сбежались соседи. Люди вытащили тело из петли и занесли домой.

СДЕЛАВШАЯ СЕБЯ САМА

Аягуль Мантай была человеком из категории «селф-мейд» — сделала себя сама. Девушка из глубинки, учившаяся в сельской школе, поступила в именитый московский вуз — Российский университет дружбы народов. Известность ей принесли талант и старания, а не поддержка влиятельных знакомых. Таких людей в окружении Мантай никогда и не было. Ее семья жила скромно. Отец был учителем физкультуры, мать убирала в школе.

В литературных кругах об Аягуль Мантай заговорили после выхода в свет ее сборника «Дождливая весна» в 2009 году. На следующий год ее удостоили президентской стипендии в категории «Литература».

Читатели отмечали, что у молодой казахоязычной писательницы прекрасный слог, исключительное умение понимать психологию человека. Ей сулили большие перспективы. Но реализоваться на родине не получалось. Были проблемы с трудоустройством: она искала работу в редакциях и получала от ворот поворот. В одном из личных разговоров отказавший в приеме на работу главный редактор местного издания объяснил свое решение «бунтарским характером» Аягуль, заявив, что она, прими ее в штат, не стала бы «подчиняться». Содержание этой беседы она пересказала в интервью Азаттыку в 2018 году.

«Подчиняться и согласно кивать головой — это удел рабов, — говорила она в интервью. — Почему журналисты, творческие люди должны подчиняться? Если честно, я не понимаю этого».

Помыкавшись без работы на родине, Аягуль уехала в Россию. Несколько лет жила в Москве, но, как признавалась сама, чувствовала себя в этой стране чужой. В 2020-м вернулась в Казахстан. В последние месяцы жила в городе Ленгере, у сестры Тоты.

— Аягуль была очень чувствительной и ранимой. Таким в жизни приходится нелегко. Она пыталась работать над собой, формировала себя, — рассказывает Тоты Мантай.

Дорога в село Байконыс, где выросла Аягуль Мантай
Дорога в село Байконыс, где выросла Аягуль Мантай

Аягуль всегда опекала родных, говорит ее младшая сестра. Тоты вспоминает, что в тяжелые 1990-е, бывало, в семье на столе не было даже хлеба, ели отваренную в воде картошку. Но трудности лишь объединяли. Аягуль помогала младшим с учебой, поддерживала финансово, когда была возможность.

В 2018 году семья перенесла один тяжелый удар за другим. Сначала умер отец. Через два месяца в дорожной аварии погиб младший брат Аягуль. Туратбеку было всего 34 года.

— Эта смерть сломила ее и оставила глубокую рану в сердце. В последние годы она почти перестала писать, — говорит Бану Ондасынова, подруга Аягуль.

«ОНА ЖИЛА В МИРЕ FACEBOOK'А, И ЭТОТ МИР СТАЛ ПРИЧИНОЙ ЕЕ СМЕРТИ»

«Человек — существо, крепкое как камень и одновременно нежное как цветок», — писала Айгуль Мантай в Facebook'е. В последние годы она практически не издавалась, в основном писала в социальной сети — в постах она делилась своими переживаниями, рассказывала о наблюдениях.

— Она писала, чтобы не сломаться. Потому что ее рассказы не публиковались в газетах. Нашла читателей в соцсети, — объясняет Тоты Мантай. — Она жила в мире Facebook'а, и этот мир стал причиной ее смерти.

По словам сестры, несколько месяцев назад Аягуль получила приглашение поучаствовать в обсуждении информационных проектов в акимате Шымкента и предложила чиновникам управления внутренней политики несколько идей, но однозначного ответа не поступило. Позже, продолжает Тоты Мантай, в частной переписке с главой управления Аягуль высказала критическое мнение об одной из передач, запущенных на телеканале, курируемом акиматом. Переписка, вероятно, оказалась в руках работающей над этой телепрограммой журналистки. Затем началось то, что близкие Аягуль называют травлей.

— [Журналист] Сауле [Абильдаханкызы] опубликовала пост в Facebook'е, но имя Аягуль не указала. Но комментаторы написали, что речь идет об Аягуль Мантай. Она сильно переживала. Она была нетерпима к ситуациям, когда задевали ее достоинство, не выдерживала, когда ее унижали. Она не пережила пересуды. Я не могу точно сказать, из-за каких именно слов это произошло, — говорит Тоты Мантай.

— Эта травля в Facebook'е будто подтолкнула человека, который и так стоял на краю пропасти, спрыгнуть в бездну, — считает Бану Ондасынова.

РАССЛЕДОВАНИЕ ПОСЛЕ САМОУБИЙСТВА

После смерти Аягуль Мантай полиция сообщила, что Жетысайский районный отдел полиции Туркестанской области начал расследование дела по статье 105 («Самоубийство») уголовного кодекса.

В социальных сетях десятки пользователей написали, что Аягуль стала жертвой кибербуллинга, некоторые призвали ввести в законодательство поправки, предусматривающие уголовную ответственность за травлю в интернете.

Журналистка Сауле Абильдаханкызы сейчас проходит в качестве свидетеля по уголовному делу. «Я не могу комментировать эту тему в связи с тем, что существует тайна следствия. Жду завершения расследования», — сказала она по телефону корреспонденту Азаттыка.

Руководитель управления внутренней политики акимата Шымкента Мади Манатбек написал в комментарии Азаттыку: «Делать выводы, не зная всех обстоятельств, всей ситуации — это нецивилизованно. Мне есть что сказать, но в поиске истины можно натолкнуться и на неприятные вещи. Придет время, всё уляжется, тогда всё прояснится. Если каждый будет думать только о себе и станет выкладывать всё, что у него есть, это может закончиться еще одной трагедией. Что бы вы ни написали, действуйте с умом. Не думайте, что за моими призывами к спокойствию стоит трусость, подлость. Я не хочу выходить за рамки норм казахской этики».

«ВЫТОЛКНУТАЯ» ОБЩЕСТВОМ

Близкие родственники Аягуль после проведения семидневных поминок готовятся к сороковинам.

Тоты Мантай переживает за состояние матери. Гульзагира Мантаева потеряла пятерых из семи детей. Трое умерли в детстве из-за болезней, три года назад она похоронила мужа и сына, теперь оплакивает дочь.

Тоты Мантай говорит, что семья не вмешивается в ход расследования уголовного дела и готова принять «любое решение».

Близкие писательницы сообщают, что у них нет планов переиздавать сборник Аягуль «Дождливая весна» и книгу «Возвращение к сердцу». «Ее труды оценит время», — считает Тоты. Родные говорят, что Аягуль мечтала написать психологический роман. Но работа не шла — из-за неустроенности и бытовых трудностей.

В некрологе после смерти Аягуль Мантай ее коллеги вспоминают ее как одаренного человека с тонкой душевной организацией и стремлением к справедливости. «Наше общество не принимает людей, которые говорят правду. Оно их выталкивает...» — поделился мыслями писатель-драматург Думан Рамазан.

В опубликованном в 2017 году рассказе «Чужак» Аягуль Мантай есть такие строчки: «Я боюсь почувствовать себя чужой в своей стране. Я бегу от этого чувства, бегу от самой себя…»

  • 16x9 Image

    Дилара ИСА

    Дилара Иса - репортёр Азаттыка в городе Шымкенте. Родилась в феврале 1986 года. Окончила Северо-Казахстанский университет имени М.Козыбаева и Казахский национальный педагогический университет имени Абая в Алматы. Работала в газете «Жас Алаш». С 2012 года сотрудничает с Азаттыком.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG