Доступность ссылок

Срочные новости

«Кибератака на собственную страну». Что происходило с Интернетом 9 мая?


Инфографика NetBlocks, демонстрирующая доступ к социальным сетям и другим сайтам в Казахстане в течение дня 9 мая 2019 года.

Блокировки свыше десятка сайтов и социальных сетей в Казахстане 9 мая говорят о высокой скоординированности их организаторов, считает Альп Токер, исполнительный директор международной группы NetBlocks, которая наблюдает за свободой доступа к Интернету в мире.

9 мая в редакции Азаттыка началось не по плану. Накануне команда готовилась к освещению празднований Дня Победы, а также возможных несанкционированных митингов. Их вероятность оценивалась как высокая: масштабные акции прошли 1 мая, призывы к новым циркулировали в соцсетях, Генпрокуратура накануне выпустила предупреждение об ответственности за участие в акциях, не разрешенных властями.

Но с утра редакцию ждал сюрприз — отсутствие доступа к собственному сайту. Вскоре выяснилось, что проблема шире. О схожих трудностях начали сообщать другие СМИ и организации, которых набралось около десятка, а также пользователи. Доступ к сайтам был восстановлен только вечером. Группа NetBlocks, занимающаяся мониторингом работы Всемирной сети на планете, опубликовала первый за свою историю отчет о ситуации с доступом к Интернету в Казахстане.

Рассказывает Альп Токер, исполнительный директор NetBlocks.

Азаттык: Когда мы только начинали обсуждать интервью, вы назвали инцидент 9 мая «значительным». Почему?

Альп Токер: То, что мы наблюдали в Казахстане, было весьма необычно. Это технический прием just-in-time blocking (своевременное блокирование. — Ред.) — метод быстрого реагирования, который обычно координируется из единого центра. Он позволяет властям отключать доступ к социальным сетям, основным каналам коммуникаций по всей стране. Этот прием редко используют, чтобы ограничить доступ к сайтам СМИ — обычно их блокируют на более длительный период. Здесь же на короткое время было заблокировано очень много сайтов. Это явление, которое по своей стратегии отличается от того, что мы наблюдали раньше.

Альп Токер, исполнительный директор NetBlocks.
Альп Токер, исполнительный директор NetBlocks.

«ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАТМЕНИЕ»

Азаттык: Для чего обычно используют этот прием блокировки?

Альп Токер: Для соцсетей. В последние недели они происходили регулярно в Венесуэле, к примеру, когда кто-то произносил речи или во время собраний, которые были не по нраву властям. Эти ограничения могут накладывать на час-два, но там их применяет госпровайдер. Если вы пользуетесь услугами частных компаний, доступ будет. Это не общенациональное «затмение», как у вас 9 мая. Если посмотреть на ограничения, которые в 2015–2016 годах вводила Турция, там разные провайдеры активизировали блокировки в разное время. Выглядело так, как будто кто-то звонил, передавал список, и компании делали, что могли, чтобы ограничить доступ. То же произошло и на Шри-Ланке после недавних терактов. Инцидент 9 мая в Казахстане был действительно необычным.

Инфографика NetBlocks, демонстрирующая прерывание доступа в Интернет 9 мая 2019 года в Казахстане.
Инфографика NetBlocks, демонстрирующая прерывание доступа в Интернет 9 мая 2019 года в Казахстане.

Азаттык: Так в чем необычность?

Альп Токер: К примеру, Зимбабве в январе или Судан в декабре тоже отключали несколько интернет-платформ, но и там провайдеры действовали самостоятельно. У каждого была своя интерпретация того, что следует считать соцсетью, каких платформ коснется блокировка. В случае с Казахстаном подход был централизованным. Складывается ощущение, что приказ о блокировке достиг провайдеров очень быстро. Как результат, было очень мало вариаций — были заблокированы практически одни и те же сайты. Также, если посмотреть на то, как восстановили доступ, — это, кстати, в течение дня случилось дважды на очень короткое время — здесь тоже видно, что всё происходило координированно. В других странах наблюдался временной разрыв между провайдерами — три-четыре часа. В Казахстане всё произошло очень быстро. Это может означать, что имела место либо автоматизация, либо очень скоординированное действие, сделанное вручную.

Азаттык: Вы хотите сказать, что не можете назвать другой подобный инцидент?

Альп Токер: Нам необходимо дополнительно изучить данные. Но, да, я лично не могу сейчас вспомнить и назвать схожее явление в недавнем прошлом — столь синхронное усилие, которое бы отразилось на всей стране и затронуло бы такой длинный список сайтов.

Азаттык: Что нужно для того, чтобы проделать такое?

Я лично не могу сейчас вспомнить и назвать схожее явление в недавнем прошлом.

Альп Токер: Подобные краткосрочные ограничения — это необязательно «хайтек». Конечно, необходимо иметь доступ к определенному набору сетевых инструментов. Но это скорее демонстрирует уровень настойчивости, желания применять такие ограничения. Мы видели что-то подобное в Синьцзяне в 2010 году, в Египте во время «арабской весны», но это были достаточно грубо выполненные ограничения во времена, когда необходимо было физически отключать кабели, «играть» с выключателями. В Казахстане же подход был цифровым, возможно координируемым через программное обеспечение. Мы пока не готовы приписать это ПО какому-то конкретному производителю. Возможно, это импорт ноу-хау, но также вероятно, что это собственное технологическое решение.

«ТРИ МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ УЩЕРБА»

Азаттык: Вы знаете, сколько сайтов было заблокировано?

Альп Токер: Мы обнаружили около дюжины среди тех, которые мы обычно отслеживаем, а это только https-платформы (использующие безопасное соединение https. — Ред.). Возможно, их намного больше. Всего в Казахстане мы мониторим около 250 сайтов: новостные, соцсети, местные онлайн-платформы. Мы также заметили, что ограничения коснулись и работы приложений, например CDN (сети доставки содержимого. — Ред.) Facebook’а. Это направлено на то, чтобы остановить работу приложения, даже если у него есть устойчивость. Такие же ограничения вводились и в отношении Instagram’а. Это тоже демонстрирует определенный уровень изощренности.

Инфографика NetBlocks, демонстрирующая доступ к социальным сетям и другим сайтам в Казахстане в течение дня 9 мая 2019 года.
Инфографика NetBlocks, демонстрирующая доступ к социальным сетям и другим сайтам в Казахстане в течение дня 9 мая 2019 года.

Азаттык: Значит, одни платформы более уязвимы, чем другие? В вашем отчете, например, было указано, что мессенджер Telegram оставался доступным. Что определяет устойчивость или уязвимость?

Альп Токер: Telegram — очень интересный случай. Его ограничивали, но у него есть встроенные меры обхода блокировок. Например, способность менять IP-адрес. Мы знаем, как это выглядело недавно в России. Власти попытались ограничить Telegram, что повлекло большой сопутствующий ущерб. У веб-сайтов один IP-адрес, поэтому их легко заблокировать. Сильная сторона таких инструментов, как Telegram, — наличие мобильного приложения, которое не полагается на Всемирную сеть или даже DNS (систему доменных имен. — Ред.). Так что наличие приложения — уже хороший инструмент для обхода ограничений.

Азаттык: Это единственный способ для веб-сайтов защититься от блокировки?

Альп Токер: Есть и другие. Они сейчас находятся в разработке. Например, скрипт Service Workers. Он позволяет веб-сайтам работать офлайн. Наш инструмент для подсчета экономического ущерба, наносимого блокировками, будет работать, даже если наложено ограничение. Для нас это был эксперимент. Мы хотели посмотреть, сможем ли встроить меры обхода блокировок напрямую в сайт.

Азаттык: Это технически сложно?

Альп Токер: Непросто, но выполнимо. Это всё — разработки, но их уже можно использовать.

Азаттык: К разговору об инструменте для подсчета экономического ущерба, вы знаете, во сколько обошлось Казахстану отключение сайтов 9 мая?

Альп Токер: По нашим оценкам, влияние на ВВП составило как минимум три миллиона долларов. И это лишь оценка ущерба за сам короткий период блокировки. Если добавить альтернативные издержки, потенциальную потерю в инвестициях, ущерб будет значительно выше. Методология разработана Брукингским институтом. Мы ее расширили, используя индикаторы Всемирного банка. Она учитывает уровень доступа к Интернету, мобильному Интернету, популярность соцсетей. Мы изучаем монетизацию объявлений в соцсетях, то, как их используют бизнес и люди с тем, чтобы получить коммерческую выгоду или помочь торговле, то есть смотрим на индикаторы, которые легко понять и измерить. Отсутствует в этой методологии оценка долгосрочных последствий. Но мы можем однозначно утверждать: это дорого обходится и людям, и властям.

Мы можем однозначно утверждать: это дорого обходится и людям, и властям.

«Я ВЕРЮ, ЧТО И В КАЗАХСТАНЕ ЕСТЬ НАДЕЖДА»

Азаттык: NetBlocks удавалось обнаружить другие блокировки? В Казахстане пользователи испытывают сложности с доступом к соцсетям как минимум последний год, в основном по вечерам. Часто это связывают с выступлениями в Сети одной оппозиционной фигуры.

Альп Токер: Мы их видели, но у нас не было политического контекста. Мы даже поначалу проверили нашу систему, чтобы понять, нет ли неполадок, потому что это было неожиданно. В новостях об этом особо не говорили, поэтому мы не могли понять, почему периодически по всей стране на короткий период возникают перебои. Они были на нашем радаре как подозрительные инциденты, но мы не уделяли им большого внимания. Случай 9 мая действительно выделился.

Азаттык: Вы сказали, что Казахстан был тут в каком-то смысле «пионером». Есть ли какие-то мировые лидеры, которые выделяются на общем фоне?

Альп Токер: Часть проблемы в том, что страны с наиболее жесткими ограничениями одновременно и те, которые мы меньше всего мониторим, потому что там чаще всего нет и свободы слова. Если мы посмотрим на Северную Корею или Китай, они — вне радаров. Территории, которые освещают СМИ, — те, где есть надежда, активное сообщество, отстаивающее свободу Интернета. Я верю, что и в Казахстане есть надежда. Или в Узбекистане с этими разблокированными недавно сайтами (10 мая Узбекистан разблокировал несколько сайтов СМИ и правозащитных организаций, которые не были доступны на протяжении многих лет. — Ред.). Конечно, в некоторых странах происходят и ужасные вещи: аресты активистов, частые нарушения собственной конституции. Всё не радужно, но, тем не менее, в тех местах, где есть желание диалога, есть шанс. Нам остается только надеяться, что власти услышат голос разума, поймут, что в блокировании своих граждан нет никакого смысла. Это, по сути, кибератака на собственную страну.

Нам остается только надеяться, что власти услышат голос разума, поймут, что в блокировании своих граждан нет никакого смысла.

Азаттык: Говоря об Узбекистане, вы видели, как случилась разблокировка?

Альп Токер: Да, мы опубликовали отчет, могли наблюдать за основными провайдерами. Здесь мы тоже заметили определенный уровень координирования. Не буду говорить, что это был схожий [с Казахстаном] инцидент, потому что отчет мы подготовили всего несколько часов назад. Но, да, возможно, и в Узбекистане власти способны блокировать и разблокировать контент достаточно быстро, используя какой-то механизм. Но, опять же, он не целиком централизован, есть вариации.

Инфографика NetBlocks о разблокировке нескольких сайтов и Узбекистане 10 мая 2019 года.
Инфографика NetBlocks о разблокировке нескольких сайтов и Узбекистане 10 мая 2019 года.

Азаттык: Но можно говорить, что в мире страны сотрудничают, обмениваются технологиями?

Альп Токер: Мы наблюдаем большое разнообразие приемов. Практически ни одна страна не повторяет методы другой. Если посмотреть на модели, то становится понятно, что очень часто интернет-цензура повторяет цензуру офлайн. Например, если страна глушит радио: у них есть «красная кнопка», которую они используют, чтобы заглушить динамики, они попробуют использовать тот же прием в интернет-цензуре — с разной степенью успешности. Страны, которые блокируют независимые СМИ на три-шесть месяцев, будут применять те же методы онлайн.

Азаттык: Есть страны, где нет фильтров вообще?

Альп Токер: Нет. В странах, где существует свобода слова, столько же фильтров, что и в странах с несвободным Интернетом. Файлообменные сайты или сайты с пиратским ПО ограничены в Европе, но доступны в России, например. Так что если сравнивать количество заблокированных сайтов, то нет огромного разрыва между США, Европой или Россией. Отличаются сайты, на которые наложены ограничения.

Азаттык: Почему вы до этого не обращали внимания на Казахстан?

Альп Токер: Сообщество, с которым мы работаем, вплоть до 9 мая об этом не просило. Очень сложно найти партнеров, которые бы помогали с мониторингом. Например, в Западной, Тропической Африке есть очень разветвленная сеть сообществ, которые наблюдают за правами человека, свободой слова. Мы работали с ними, чтобы получить более полную картину и добиться перемен. Когда у нас возникают вопросы о Казахстане, нам не к кому обратиться. Технически мы видим: что-то происходит, но понять, что именно, очень сложно, потому что нет контекста, сообщества активистов, но есть языковой барьер.

Альп Токер, исполнительный директор, с коллегами и представителями Wikimedia Norway.
Альп Токер, исполнительный директор, с коллегами и представителями Wikimedia Norway.

Азаттык: Эти сообщества, вы нашли их или они нашли вас?

Кто такие NetBlocks?

Организация, которая наблюдает за онлайн-цензурой и работой Интернета в мире в режиме реального времени. Проект стартовал в 2014 году из-за серии инцидентов в Турции. К настоящему моменту NetBlocks занимается мониторингом почти ста стран и наблюдает за доступом к Интернету, социальным сетям и основным сайтам в глобальных масштабах.

Альп Токер: Они — нас. Мы не набираем людей в странах. Они видели нашу работу, начали использовать наши инструменты. Иногда эти люди нам даже не сообщают. Кстати, так случилось и в Казахстане. Мы видели всплеск измерений [работы Интернета], хотя никого не просили. Даже заметили паттерны: люди просыпались утром и начинали тестирование, проводили его в течение дня и последнее — вечером. Это небольшая, но приверженная делу группа. Их было около 20, в последние пару дней, после 9 мая, сообщество разрослось где-то до 200 человек, и они достаточно равномерно распределены по стране. Мы видим много подключений через мобильный Интернет, даже можем наблюдать, что он, возможно, у вас работает лучше, чем стационарный.

Азаттык: То есть вам нужны люди в стране?

Альп Токер: Да, это улучшает точность. У нас четыре разные системы измерений. Мы можем получить хорошую картину, но, чтобы иметь действительно пуленепробиваемые данные, нам нужны люди, которые будут использовать наши инструменты, наблюдать за платформами, которыми они пользуются, и вносить свой вклад в сбор информации. Знать, как сайт работает внутри страны, — это золотой стандарт.

«ГОЛОСА ДОЛЖНЫ РАЗДАВАТЬСЯ»

Азаттык: Несколько раз наши СМИ пытались получить объяснения у властей относительно проблем с доступом к соцсетям. Те говорили, что сложности возникли из-за «наплыва пользователей», например. Это заслуживающее доверия объяснение?

Альп Токер: Во-первых, уже хорошо, что власти дают какие-то ответы. Некоторые правительства этого вообще не делают. Но с технической точки зрения это не слишком последовательно. Если превышен уровень трафика, должна замедлиться вся связь. Но мы видим, что Интернет и другие сайты работают неплохо, проблемы касаются отдельных платформ. У провайдеров есть определенная пропускная способность, чтобы поддерживать наплыв пользователей. Это можно увидеть, когда дело касается каких-то глобальных спортивных мероприятий: идет важный матч, за ним наблюдает половина страны, но Интернет не «падает». А потом какой-то активист выходит в Сеть, его смотрят пару тысяч человек, и всё ломается. Здесь явно нарушена логика. И с технической точки зрения явно видно, когда имеет место фильтрация, а не проблема с пропускной способностью.

Азаттык: Как вы думаете, зачем вообще использовать блокировки? Ведь когда восстанавливается связь, вся информация вновь становится доступной.

Альп Токер: В разных странах это делают по разным причинам. Вышла какая-то скандальная история, и власти не хотят, чтобы она разлетелась. Второе — это акт доброй воли, например, чтобы не допустить теракт. Это полное отключение Интернета, чтобы предотвратить дистанционный взрыв. Или фильтрация для того, чтобы остановить распространение фотографий погибших. Но в Казахстане 9 мая ни один из этих аргументов не работал. По всей видимости, блокировки применили, чтобы не допустить распространения демонстраций, выхода людей на улицы.

Азаттык: Чего нам следует ожидать?

Альп Токер: Мы заметили, что о блокировке 9 мая писали многие СМИ. Это обычно не выставляет в положительном свете страны, которые занимают неясную позицию относительно прав и свобод. Мы надеемся, что это был единичный случай и он покажет: мир наблюдает.

Азаттык: Какие варианты есть у обычных пользователей?

Альп Токер: VPN (виртуальная частная сеть. — Ред.) — они всё еще эффективны. Кажется, мы наблюдали попытки ограничить и их в Казахстане. Возможно, некоторые уже ограничены или есть трудности с их загрузкой. Это неидеальное решение, оно стоит [пользователю] денег иногда. Безопасность на другом конце соединения тоже проблема: кто там наблюдает за вашим трафиком. Но это такой, базовый путь для людей. Мы же более заинтересованы в универсальном доступе. Если все начнут использовать VPN, то исчезнет осведомленность о проблеме, о ней будет меньше информации. Это не путь к интернет-свободе. Нам необходимо убеждать правительства, что [блокировки] — плохая политика.

Азаттык: Есть люди, которые не хотят никого убеждать, «вступать в борьбу». Они просто хотят, чтобы у них был доступ к их аккаунту в Facebook’е, возможность читать сообщения в мессенджере, когда им вздумается, а не по чьему-то желанию. Что им-то делать?

Если ты не говоришь об этом, ты идешь к сценарию, в котором ничего не будет работать, доступа не будет ни у кого, не будет VPN. Это лишь вопрос времени.

Альп Токер: У всех есть практические нужды. Но мы уже наблюдали по всему миру: когда люди делают небольшое усилие, это способно вести к переменам. Например, как в Турции. Люди начали говорить о блокировках соцсетей на разных концах политического спектра, и правительство перестало их использовать. Конечно, это вопрос прав человека, но это еще и вопрос национальной гордости — в интернет-эру половина твоего Интернета не работает. Люди могут что-то сделать, не становясь активистами. Позитивные перемены случаются в самых неожиданных странах. Но если ты не говоришь об этом, ты идешь к сценарию, в котором ничего не будет работать, доступа не будет ни у кого, не будет VPN. Это лишь вопрос времени. Голоса должны раздаваться, если мы хотим, чтобы они были услышаны. И это должно случиться сейчас.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG