Доступность ссылок

Срочные новости

«Много нестыковок». Дело о массовой гибели рыбы в Урале дошло до суда


На уходящей неделе региональные СМИ рассказали о первом судебном заседании по делу о массовой гибели рыбы в Атырау. В прессе пишут также о проблемах шымкентских родителей, столкнувшихся с невозможностью устроить детей в школу из-за отсутствия мест. Региональное издание в Восточно-Казахстанской области сообщает о загадочной гибели осуждённого в тюрьме.

«НИКАК НЕ ДОКАЗАНО»

На уходящей неделе газета «Ақ Жайық» опубликовала репортаж с судебного разбирательства по делу о массовой гибели рыбы в Атырау. Как пишет газета, на скамье подсудимых — бывший директор коммунального государственного предприятия «Атырау Су Арнасы» Руслан Курметов, его заместитель Виктор Сущенко и начальник водоочистной станции Михаил Чурсин. Обвиняемые находятся под подпиской о невыезде.

Участники судебного процесса по делу о массовой гибели рыбы в реке Урал на фото из публикации газеты «Ақ Жайық».
Участники судебного процесса по делу о массовой гибели рыбы в реке Урал на фото из публикации газеты «Ақ Жайық».

Сторону пострадавших, сообщил сайт «Ақ Жайық», представляют главный специалист территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Асель Ищанова и ведущий специалист отдела ихтиологического мониторинга и регулирования рыболовства той же инспекции Маншук Темешева, директор Урало-Атырауского осетрового рыбоводного завода Гильман Сарсемалиев, начальник атырауского участка компании «Луговской конный завод» Аманжан Шауданов и сотрудник компании Самат Аксанбиев.

Судебное дело рассматривает Дауренбек Даумов. Прокурор Жаксылык Сикимов около часа зачитывал обвинительное заключение.

«Из-за отравления хлором реки Урал погибло 14 тонн 273 килограмма частиковой рыбы, причинённый ущерб — 13 миллионов 924 тысяч тенге. Далее, согласно подсчётам инспекции лесного хозяйства и животного мира, ТОО “Урало-Атырауский осетровый рыбоводный завод” причинён ущерб в размере 429 миллионов 76 тысяч тенге. В ТОО “Луговской конный завод” погибло около 100 тонн рыбы осетровых пород, ущерб — 626 миллионов 427 тысяч тенге. Согласно выводам комплексной судебно-экологической экспертизы, рыба погибла в результате поступления в воду высокотоксичного вещества хлора со стороны КГП “Атырау Су Арнасы”», — приводит издание слова прокурора.

Судья поинтересовался у подсудимых, согласны ли они с обвинительным заключением и признают ли свою вину в полном объёме или частично. Все трое ответили отрицательно, пишет «Ақ Жайық».

«Сточные воды водоочистки не зря называют условно-чистыми, и в них нет и не может быть такого большого объёма хлора, о котором говорит обвинение. Иначе население давно бы отравилось. Поэтому наши подзащитные в полном объёме не признают свою вину!» — сказал адвокат Амантай Дюсупов.

Адвокат Бауыржан Уразов поддержал Дюсупова.

«В обвинительном заключении не указаны имена конкретных экспертов, привлечённых следствием. В ходе расследования не установлено, в каком количестве был выброшен хлор, и даже есть формулировки “возможно, это был хлор”. Далее, эксперты установили, что осетровые погибли от аммиака, но в ходе следствия никак не доказано, что аммиак исходил от “Атырау Су Арнасы”. Много нестыковок, нет фактов, только предположения», — цитирует издание Уразова.

Представитель территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Маншук Темешова сообщила, что «впервые непонятные явления по ихтиофауне стали наблюдаться 2 декабря 2018 года».

По словам специалиста, у обнаруженной мертвой рыбы кровоточили жабры, но чешуя была чистой. «Это — сильный ожог», — сказала она.

На вопрос судьи о том, могло ли это быть вызвано хлором, специалист ответила: «Я не знаю, так как у меня нет лабораторных данных. Мёртвую рыбу мы сдали на ветеринарное исследование. Мы ежедневно извлекали мертвую рыбу и сдавали в компанию “СпецАвтоБаза”».

Судебный процесс, как ожидается, продолжится на следующей неделе.

ДЕФИЦИТ МЕСТ В ШКОЛАХ ШЫМКЕНТА

Региональный телеканал OtyrarTV сообщил, что в Шымкенте с населением свыше одного миллиона человек ощущается острый дефицит мест в школах. Родители, которые не могут определить своих детей в первый класс, обивают пороги школ, управления образования и акимата.

Жители микрорайона Терискей пожаловались на невозможность сдать документы детей в первый класс из-за «отсутствия мест» в школе № 46.

«Нам говорят, что идите в 25-ю [школу]. Но она уже переполнена. В 65-й принимают исключительно по месту жительства — детей из микрорайона Тараз и Сайрам. И куда нашим детям идти?! 39-я школа через дорогу. Все наши дети учатся здесь. Как же тогда отправлять ребенка первого класса в другую школу?! Как он будет через дорогу переходить?» — пожаловались родители журналистам.

Как говорится на сайте телеканала, в 19 городских школах дети вынуждены учиться в три смены. В школах Шымкента обучаются 194 тысячи детей. С каждым годом в школы приходит на 10 тысяч детей больше. Руководители школ говорят, что классы переполнены и они больше не могут принимать детей.

«У нас действительно нет мест. По нормативу в каждом классе должно быть не более 25 детей. Но у нас намного больше. Мы не можем принять. Пусть идут в другие близлежащие школы», — сказала журналистам директор школы № 46 Жанна Буркулова.

Как заявляли ранее местные власти, в ближайшие пять лет планируется построить 15 школ.

ЗАГАДОЧНАЯ СМЕРТЬ В ТЮРЬМЕ

На прошедшей неделе сайт YK-news.kz в Восточно-Казахстанской области опубликовал статью «Стали известны новые подробности трагедии в исправительном учреждении ОВ-156/2». В статье приводятся некоторые обстоятельства гибели Андрея Кондратенко, который был найден повешенным 17 июня 2019 года в камере дисциплинарного изолятора колонии ОВ-156/2.

Как отмечает издание, смерть осуждённого вызывает ряд вопросов. В департаменте уголовно-исполнительной системы заявили, что заключённый был склонен к суициду и покончил жизнь самоубийством. Между тем родственники Кондратенко говорят, что за месяц до гибели осуждённый пожаловался на давление со стороны администрации тюрьмы и сообщил, что опасается за свою жизнь. За несколько дней до трагического события сестра заключённого получила сообщение из тюрьмы, в котором утверждается, что ее брат подвергался в учреждении ОВ-156/2 пыткам и избиениям.

«И ещё один ответ департамента уголовно-исполнительной системы заставляет думать, что в этой истории не сходятся концы с концами», — пишет YK-news.kz и отмечает, что в первые дни после трагедии один из ведущих сайтов региона со ссылкой на ДУИС распространил информацию о том, что осуждённый Кондратенко А. С. был склонен к суициду. Данную информацию департамент не опроверг. В ответе, предоставленном департаментом изданию, этот довод не подтверждается.

«В период нахождения в учреждении ОВ-156/2 осуждённый Кондратенко А. С. попыток суицида не совершал», — сообщил изданию заместитель начальника ДУИС.

«В таком случае, сам ли он убил себя в камере ДИЗО 17 июня 2019 года? А если сам, то какие именно обстоятельства и действия окружающих толкнули его к этому? И всё ли ладно в наших исправительных учреждениях, если заключённые гибнут в них при невыясненных обстоятельствах?» — пишет сайт.

Сестра осуждённого сообщила журналистам, что «дело возбудили по части 1 статьи 105 (“Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего”. — Ред.), но от работы никого не отстраняют».

«Ждут результатов экспертизы. А что экспертиза покажет? Что он сам себя до самоубийства довёл? Пока нас никуда не вызывают, информации от следствия нет абсолютно. Меня принимали в областной прокуратуре, сказали, что приезжала комиссия. Но меня никто не допросил. В учреждении говорят, тоже никого не допрашивали, или допрашивали тех, кто к этому никакого отношения не имеет. А мы снова получили анонимное письмо из колонии», — сообщила изданию сестра осуждённого.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG