Доступность ссылок

Срочные новости

Мор. Тонны погибшей рыбы и тревоги экологов


Мор в Урале. Что говорят власти и экологи?
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:59 0:00

Гибель рыбы в Урале

Прошло четыре месяца с тех пор, как появились сообщения о массовой гибели рыбы в реке Урал в Атырау. Представители властей до сих пор не объявили официальную причину катастрофы. Ответственные лица отчитываются о возбуждении уголовного дела, окончании мора и о том, что река очищена от снулой рыбы. Но эксперты и местные жители не согласны, что этих мер достаточно, и считают, что жить в регионе опасно.

В Атырауской областной инспекции лесного хозяйства и животного мира сообщили о гибели 119 тонн рыбы, включая красную рыбу. Из них 110 тонн - на Луговском осетровом заводе. Но некоторые местные жители полагают, что рыбы погибло значительно больше.

Ихтиолог Калбай Утепов — один из тех, кто изучает вопрос гибели рыбы с момента ее массового мора в декабре прошлого года. Специалист, исполняющий обязанности председателя 16 рыболовецких кооперативов в области, считает, что, если бы ответственные учреждения сразу забили тревогу, природе не нанесли бы такой большой ущерб. Он полагает, что, если бы рыбная инспекция незамедлительно провела проверку, можно было бы спасти хотя бы половину рыбы.

— К сожалению, это необратимый процесс, слишком поздно. Атырауская областная инспекция лесного хозяйства и животного мира пришла к выводу, что пробы воды, взятой в декабре прошлого года, были безопасными. Однако результаты до сих пор не опубликованы. Они даже не попытались создать комиссию и провести мониторинг. И после того как всё прошло, объявили, что собрали мертвую рыбу, — говорит он.

Рыбаки на реке Урал.
Рыбаки на реке Урал.

Местные жители забили тревогу в декабре прошлого года, когда первые сообщения о массовой гибели рыбы, в частности видеозаписи, появились в социальных сетях. Жители Атырау широко распространяли видеоролики о мертвой рыбе, плавающей на поверхности воды, и выражали тревогу в связи с возможной экологической катастрофой в регионе. Местные власти приступили к уборке снулой рыбы после того, как население начало проявлять активность. Было организовано несколько субботников.

«НЕОБХОДИМО ОЧИСТИТЬ ДНО»

Калбай Утепов считает, что власти проводят недостаточную работу по установлению причин гибели рыбы.

Ихтиолог Калбай Утепов.
Ихтиолог Калбай Утепов.

— Когда министры прибыли на брифинг, я говорил об использовании больших тралов и фильтрации дна реки. В советское время этот метод часто использовали. Но никто это не выслушал. Говорят, что «пойманная рыба безопасна, а вода чистая». После исследования было сказано, что в организме мертвой рыбы содержится аммиак и тяжелые металлы. Куда они уходят? — спрашивает он.

Ихтиолог приводит ситуацию с гибелью сомов, которые в зимнее время впадают в спячку и выходят в поисках корма только весной. По его словам, если сомы погибли, то об осетрах можно и не говорить.

— В Урал осетры приплывают в феврале и откладывают икру. Осетров на сегодняшний день никто не видел. О чем это говорит? Дно необходимо отфильтровать, — считает ихтиолог.

Погибшая рыба.
Погибшая рыба.

Несмотря на мор, кооперативы, торгующие рыбой, не прекращали работу. Одно из таких предприятий — рыболовецкий кооператив «Жамбыл». Рыбаки этого кооператива не удовлетворены уловом. Председатель кооператива Руслан Исмагулов говорит, что весенний сезон заканчивается 24 апреля. Затем рыбаки возвращаются осенью и ловят, пока лед не тронется.

— Рыбы еще мало, не идет. Всё это погибшая зимой в Урале рыба. Прибывшей рыбы еще мало. Если и заплывает, то очень мало — это подобно капле в море. Снулую рыбу мы отделяем и направляем на отдельную базу. В сети в основном попадают караси. Эта рыба пахнет канализационной водой, — говорит он.

Рыба в сети, как это бывало прежде, не вырывается и не подпрыгивает, она еле живая, слабо сопротивляется. Рыбаки говорят, что такую рыбу чистят дважды. В основном они ловят карасей, судаков и лещей. В четырех-пяти звеньях в каждом кооперативе работает по 16–17 рыбаков. В среднем они получают около 45 тысяч тенге в месяц. В зависимости от улова им платят премии. Однако после массовой гибели рыбы в этом году рыбаки говорят, что о премии даже не думают.

ТРЕБОВАНИЕ АКТИВИСТОВ

Эколог Галина Чернова беспокоится о последствиях катастрофы в Урале. Она утверждает, что несколько дней назад руководители областных управлений рыбного хозяйства и внутренней политики вместо того, чтобы сразу объявить о чрезвычайной ситуации, хотели отчитаться, что «рыба в реке уплыла в море, и избавиться таким образом». Ситуацию в Урале она расценивает как экологическую катастрофу и говорит, что гибнет не только рыба, но и моллюски с улитками.

— Мне страшно жить в этом регионе. Если, не дай бог, завтра что-нибудь случится на Кашагане, вы и это будете решать четыре месяца? А если в течение полутора часов нас накроет серной кислотой? Почему вы не проводите полную проверку воды и ихтиофауны? Что вы делаете в связи с питьевой водой? Только после установки дополнительных фильтров на установки по очистке воды вы должны были разрешить использовать питьевую воду. Если это не так, значит, вы говорите неправду, утверждая, что «всё безопасно, для нас нет никакой угрозы», — сказала Чернова на встрече с представителями власти.

Предупредительная надпись на входе в охраняемую зону «Ак Жайык».
Предупредительная надпись на входе в охраняемую зону «Ак Жайык».

По мнению эколога, если не решится вопрос с установкой дополнительных фильтров для питьевой воды, это может привести к эпидемическим болезням среди населения. Галина Чернова говорит, что власти области должны позаботиться о восстановлении участков для нереста осетровых и в срочном порядке изучить виды рыб в Урале и их самок.

Гражданский активист Касым Кожантаев, в свою очередь, считает, что если причина гибели рыбы не будет выяснена, то ответственные представители власти, начиная с акима области Нурлана Ногаева, должны уйти в отставку.

— В прошлом году в это время за час мы могли наловить целое ведро рыбы. Сейчас одна из двух пойманных рыб — гнилая. Мы ловим карася в Урале, варим рыбу, а куры отказываются ее есть. Эту рыбу они ели до декабря прошлого года. В Урале до сих пор лежит мертвая рыба. Кто ее будет убирать? Если этот вопрос не будет решен, то пусть все, начиная с акима области, оставят свой пост. За границей же так, — говорит он, намекая на тенденцию в развитых странах, когда руководители уходят в отставку после того, как сталкиваются с невозможностью решить экологические или другие проблемы.

«РЕКА — ЧИСТАЯ»

Руководитель Атырауской областной инспекции лесного хозяйства и животного мира Данияр Баймагамбетов сообщил Азаттыку, что в декабре не планировали проводить мониторинг, поэтому проверка не была организована. Однако позднее, с 16 января по 15 февраля, провели ихтиологический мониторинг реки и в организме погибшей рыбы обнаружили аммиак. По его словам, сейчас ситуация нормализовалась.

Руководитель Атырауской областной инспекции лесного хозяйства и животного мира Данияр Баймагамбетов.
Руководитель Атырауской областной инспекции лесного хозяйства и животного мира Данияр Баймагамбетов.

— В реке рыба есть, ее ловят, чувствует себя хорошо. Была проведена ветеринарная проверка, взяли пробу воды. Согласно заключению, рыба, которую сейчас ловят, не вредна для человека. То есть ее можно есть, — говорит он.

На вопрос репортера Азаттыка, в какой рыбе нашли аммиак и куда он исчез, представитель ведомства ответил так:

— Аммиак нашли в сгнившей рыбе. Однако я не ученый, чтобы выяснять, куда исчез этот аммиак. Мы всю ее [снулую рыбу] собрали. Река — чистая.

Однако Данияр Баймагамбетов не смог показать Азаттыку результаты изучения пробы воды, взятой в декабре. Он сообщил, что все документы были переданы полиции и копии он не сохранил.

Руководитель управления рыбного хозяйства Атырауской области Артур Садибекулы.
Руководитель управления рыбного хозяйства Атырауской области Артур Садибекулы.

Руководитель управления рыбного хозяйства Атырауской области Артур Садибекулы также говорит, что ситуация на Урале стабильна. По его словам, дно реки было изучено водолазами.

— В феврале мы спустили водолазов департамента чрезвычайных ситуаций. Во второй раз дно середины Урала изучили при помощи камер. На глубине в середине Урала рыбы нет. Рыба [снулая] была, но только на берегу Урала. Вы сами участвовали в ее сборе, всю ее собрали, — сказал он на встрече с активистами.

По фактам массовой гибели рыбы в реке Урал с декабря прошлого года было возбуждено уголовное дело по статьям «загрязнение поверхностных вод, причинившее крупный ущерб окружающей среде» и «уничтожение чужого имущества, причинившее особо крупный ущерб», проводятся следственные действия. По официальным данным, ущерб государству от гибели рыбы составил 439 миллионов тенге, а общий объем погибшей рыбы достигает 119 тонн.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. После окончания факультета журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі». Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

    В 2017-м году Сания Тойкен удостоена премии Международного фонда женщин в СМИ (IWMF) в номинации «За мужество в журналистике». Она стала первой женщиной-журналистом из Казахстана, которая получает эту высокую награду.

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG