Доступность ссылок

Срочные новости

Швейцарское бомбоубежище полковника КНБ в отставке


Ожидающий политического убежища в Швейцарии полковник КНБ в отставке Елжан Турсумбеков едет в электричке. 1 января 2019 года.

Бежавший в Швейцарию бывший сотрудник казахстанских спецслужб говорит, что находится там в «подвешенном» состоянии: его не депортируют в Казахстан и не дают политического убежища, которое он запросил. Его гражданская жена, которая осталась в Казахстане, оказалась за решеткой. Полковник КНБ в отставке считает, что она «пострадала из-за мужа».

Подъем в семь утра, 20 минут на гигиенические процедуры и прогулку, завтрак, обед и ужин по расписанию, отбой за два часа до полуночи. Койко-место в бомбоубежище — в комнате с другими мигрантами. Так проходят будни полковника казахстанского комитета национальной безопасности в отставке Елжана Турсумбекова, просителя политического убежища в Швейцарии. Экс-сотрудник спецслужб покинул Казахстан в августе 2017 года, чтобы, как он утверждает, не давать «нужных следствию» показаний против бывшего руководителя КНБ и избежать возможного преследования в отместку за свое «непослушание».

НОЧИ НА СКАМЕЙКЕ В ПАРКЕ, ОДИН ДЕНЬ В ТЮРЬМЕ И ПРОШЕНИЕ ОБ УБЕЖИЩЕ

До того как в жизни Турсумбекова в европейской стране воцарилась нынешняя рутина, мужчине, по его словам, приходилось нелегко. Деньги, которые были на руках, быстро закончились, осенью стало не на что снимать жилье, вскоре истек срок визы. Бывший начальник управления комитета нацбезопасности рассказывает, что ему, бывало, приходилось ночевать на скамейке в парке.

— Октябрь месяц, еще не холодно. Правда, под утро ноги, руки приходится разминать, разогревать. Потом установил связь с друзьями из постсоветских стран, которые помогли до декабря месяца. В этот период собирал документы для прошения политического убежища, а в декабре «сдался полиции». Надо было мне сразу сдаться: тогда не пришлось бы спать на лавке в парке. Почему я оказался на лавке в парке? У меня документы украли и денежные средства — там тоже воруют, когда теряешь бдительность. А я утратил бдительность в одном из общественных мест. Выпил. Отвлекся и забыл сумку. В тот период времени у меня был стресс. Всю жизнь живешь и не знаешь, что ждет. Вот когда я документы потерял, я пытался восстановить их и обратился в посольство. Но в посольстве попросили справку с полиции принести о том, что я потерял паспорт. Но эту справку я получил от полиции. Не стал предъявлять. Пока решение правительство Швейцарии не примет, я не имею права контактировать с посольством, — говорит Елжан Турсумбеков, живущий в ожидании решения по просьбе об убежище.

Экскурсия местных школьников по бомбоубежищу на территории швейцарского кантона Фрибург, приспособленному в качестве жилища для мигрантов, просящих убежище. Лето 2018 года.
Экскурсия местных школьников по бомбоубежищу на территории швейцарского кантона Фрибург, приспособленному в качестве жилища для мигрантов, просящих убежище. Лето 2018 года.

С августа по декабрь 2017 года Турсумбеков жил в Лозанне. Оставшись без средств, он ходил на бесплатные ужины, которые организовывает местный благотворительный фонд. Пока не решил «сдаваться» швейцарским властям.

— В кантоне есть централизованное место, куда надо «сдаваться». Это Валор. Место граничит с Францией. Валор — это тюрьма, я там ночевал одну ночь. Было 30 человек, в основном из Африки. И один грузин был. Туда приходишь, там КПП. Тебя обыскивают всего, тщательно. Все документы, которые есть, им надо сдать. Все личные вещи забирают в камеру хранения, сотовый телефон можно брать с собой; и дают, на чем спать. И сразу дают шампунь, зубную щетку, мыло. Душ на каждом этаже. Из шлангов не окатывают. Трехразовое питание. Во время приема пищи обязательно стоят полицейские, чтобы не было драк. И мужчины, женщины, дети питаются в одной столовой. Семейных стараются размещать вместе. Мужчины спят на одном этаже. И я там провел сутки. Там настоящий тюремный режим: решетки, наружу не выпускают. Всё по распорядку, — рассказывает Елжан Турсумбеков о своем первом дне после того, как он прекратил бродячую жизнь и «сдался полиции».

Из Валора, продолжает Турсумбеков свой рассказ, его увезли в Цюрих — административный центр одноименного кантона, — где он пробыл с декабря 2017 года по февраль 2018 года. В Цюрихе, как он говорит, достаточно свободно содержали мигрантов, обеспечивали трехразовым бесплатным питанием и была возможность работать — подзарабатывать уборкой на улице.

Турсумбеков поясняет, что, когда мигрант приезжает, там самое главное для властей — понять юрисдикцию. То есть откуда он въехал в Швейцарию — из другой европейской страны из своей.

— Страна должна решить вопрос — дать убежище или депортировать. Итак, они выясняют юрисдикцию, потом смотрят основание. Есть политическое преследование или нет. Я свой кейс предоставил. Накат на семью, уголовное преследование, и вынужден бежать, — вспоминает Елжан Турсумбеков.

По процедуре в течение двух месяцев, по словам Турсумбекова, власти должны были принять решение — депортировать его или не депортировать.

Встреча со школьниками по программе интеграции мигрантов. Кантон Фрибург, Швейцария, лето 2018 года.
Встреча со школьниками по программе интеграции мигрантов. Кантон Фрибург, Швейцария, лето 2018 года.

— Статус политического беженца не дали. Документ выдали, что подал прошение на политическое убежище. Не депортировали, — говорит бывший начальник управления КНБ.

После Цюриха, по словам Турсумбекова, его отправили в кантон Фрибург, который находится между Берном и Лозанной.

— Дали билет проездной, дали направление, поехал я. Заняло всё это три часа. Ехал я один. Прихожу в контору. Приехал, и мне говорят, что всё хорошо. Так вот, до склада дохожу, смотрю: начинается лес, а там по карте — общежитие. Я дошел до этого «общежития», а это — бомбоубежище. Вместимость — 200 человек. Там жило 30 человек, тоже трехразовое питание. Проживание секцией: пять-шесть человек на комнату. И женщины, и мужчины, но семейных там нет. Семейным власти предоставляют благоустроенные квартиры, — рассказывает Турсумбеков.

Участники встречи со школьниками по программе интеграции мигрантов. Елжан Турсумбеков — справа. Кантон Фрибург, Швейцария, лето 2018 года.
Участники встречи со школьниками по программе интеграции мигрантов. Елжан Турсумбеков — справа. Кантон Фрибург, Швейцария, лето 2018 года.

Лицам, которые ожидают политического убежища, по словам Турсумбекова, работать нельзя. Можно только учиться, лечиться. Обеспечивают трехразовым питанием и выдают ежемесячно 80 франков на карманные расходы, 200 франков на проезд по территории кантона.

— Можно разъезжать. Нас сдерживает разве что питание, то есть уезжаешь в пределах обеда — ужина. Утром — позавтракал, если не хочешь обедать — можешь уехать. Можно посетить бесплатно музей. Если зайцем поедешь, штраф — 100 франков. Он на тебе висит, может сказаться на предоставлении политубежища. Я не нарушал дисциплину. На благодарности не смотрят, главное — не нарушать дисциплину, — говорит бывший сотрудник КНБ.

СЕМЬ С ПОЛОВИНОЙ ЛЕТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДЛЯ ЖЕНЫ

Историю бывшего начальника управления КНБ Елжана Турсумбекова, который вышел на пенсию летом 2016 года в звании полковника, а спустя год бежал в Швейцарию вместе с двумя несовершеннолетними сыновьями, Азаттык описал в конце 2017 года. Причиной своего бегства в Швейцарию Турсумбеков тогда назвал то, что в апреле 2017 года — когда его вызвали сотрудники КНБ на допрос по резонансному делу бывшего председателя КНБ Нартая Дутбаева — он (Турсумбеков) не дал показаний, которые указывали бы якобы на то, что живущий за границей Мухтар Аблязов — бывший банкир, критик казахстанских властей — мог быть заказчиком убийства в 2004 году руководителя банка «ТуранАлем» Ержана Татишева. В результате, как утверждал тогда Елжан Турсумбеков, он был объявлен в международный розыск по обвинению в заведомо ложном сообщении об акте терроризма.

Турсумбеков рассказал тогда и о своей семье, сообщив, что на его гражданскую жену А. Т. после его допроса по «делу Дутбаева» было заведено дело по трем статьям («дача взятки должностному лицу в составе преступной группы», «организация незаконной миграции» и «организация и руководство преступной группой»). Ее арестовали в июне 2017 года, однако через два месяца — к моменту возвращения сыновей из Швейцарии (Турсумбеков отправил детей на родину, к родственникам, перед началом очередного учебного года, поскольку, как он говорит, сыновья не были готовы к эмиграции и родственники не захотели, чтобы дети остались за рубежом) — она была переведена из изолятора под домашний арест.

— Дети с мамой прожили до мая 2018 года. Встретили вместе Новый год. Надежды особой не было. Домашний арест — лучшая мера, чем содержание в СИЗО, но с психологической стороны — кошмар. Я разговаривал с супругой: это ужасно. Хотя и дети с ней были, но каждый день она на допросы ходила, — рассказывает Турсумбеков.

Пенсионное удостоверение полковника КНБ в отставке Елжана Турсумбекова, выданное ему 2 августа 2016 года.
Пенсионное удостоверение полковника КНБ в отставке Елжана Турсумбекова, выданное ему 2 августа 2016 года.

Судебный процесс над его женой начался в мае 2018 года. В этот период ее поместили в СИЗО департамента внутренних дел (ДВД) Астаны до вынесения приговора: по словам Турсумбекова, она якобы на 15 минут опоздала на заседание.

— Межрайонный уголовный суд Астаны приговорил супругу на семь с половиной лет по обвинению в даче взятки, в организации и руководстве ОПГ и в незаконной трудовой миграции. Семь с половиной лет в Швейцарии дают за убийство, а по таким обвинениям, как у нее, даже не сажают в тюрьму. Сейчас она отбывает наказание в поселке Шуак (бывший поселок Солнечный) Восточно-Казахстанской области. А я — здесь, в бомбоубежище Швейцарии, в поисках политического убежища, — говорит бывший полковник КНБ.

В своей первой публикации о Елжане Турсумбекове Азаттык сообщал, что из-за конфискации имущества жены, а также блокировки всех его банковских счетов дети остались без средств к существованию. Правда, они и живут у бабушки-пенсионерки, да и тетя, сестра жены, им помогает — однако этих средств недостаточно для того, чтобы поддерживать тот уровень образования, который у них был до ареста матери и бегства отца из Казахстана.

— Меня не лишили моей пенсии начальника управления и полковника КНБ. Пенсию получают по доверенности. Она идет на обучение детей, — говорит Елжан Турсумбеков.

Адвокат Марслен Бабашев, представляющий интересы осуждённой жены Турсумбекова, подтверждает его информацию о том, что она приговорена к семи с половиной годам тюремного срока и что попытка оспорить решение суда о конфискации ее имущества, которое было ранее приобретено и по закону не подлежало конфискации, оказалась безуспешной.

Адвокат Марслен Бабашев, защищающий жену полковника КНБ в отставке Елжана Турсумбекова, сбежавшего в Швейцарию. Алматы, 20 ноября 2017 года.
Адвокат Марслен Бабашев, защищающий жену полковника КНБ в отставке Елжана Турсумбекова, сбежавшего в Швейцарию. Алматы, 20 ноября 2017 года.

У жены Турсумбекова, по его словам, волевой характер, но вместе с тем она коммуникабельна, что позволило ей адаптироваться в тюрьме.

— Она не позиционирует себя пострадавшей от режима. Из-за мужа пострадала — что теперь поделать? Еженедельно им разрешается звонить родственникам, и она мне звонит. Новости я в основном рассказываю, житейские в основном, — говорит Турсумбеков, добавляя, что последний разговор с женой состоялся в конце апреля.

«ДОВОЛЬНО ДЛЯ КАЖДОГО ДНЯ СВОЕЙ ЗАБОТЫ»

Фрагмент первой страницы копии постановления об объявлении Елжана Турсумбекова в международный розыск.
Фрагмент первой страницы копии постановления об объявлении Елжана Турсумбекова в международный розыск.

Пенсионер КНБ Елжан Турсумбеков говорит, что адаптировался к жизни в бомбоубежище. В свободное время, которого, по его словам, у него «целый вагон», Турсумбеков пишет в Facebook'е.

Проблем с доступом к Сети в швейцарском бомбоубежище нет. На странице Yelzhan Tursumbekov он пытается анализировать происходящие в Казахстане политические события и делится своим мнением. «Занимаюсь активным блогерством», — говорит Турсумбеков.

На вопрос о том, что ожидание статуса политического беженца может оказаться долгим или вовсе бесконечным, не говоря уже о том, что вероятность его депортации или экстрадиции в Казахстан всё же существует, Турсумбеков отвечает словами из Нового Завета от Матфея: «Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы».

КНБ не ответил на запрос Азаттыка об истории Турсумбекова и заведенном против него уголовном деле.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG