Доступность ссылок

Срочные новости

«О каком "слышащем государстве" лепечет власть?» Соцсети после смерти Дулата Агадила


Люди у здания МВД Казахстана с плакатами «Дулат Агадил», «Народный герой» и портретами Агадила после известия о смерти активиста. Нур-Султан, 25 февраля 2020 года.

Как гражданские активисты, правозащитники, журналисты отозвались на смерть Дулата Агадила в стенах следственного изолятора.

43-летнего Дулата Агадила не стало 25 февраля. Власти сообщили, что «смерть констатировала» скорая помощь, которую вызвали в следственный изолятор в Нур-Султане, куда Агадила поместили в ночь на вторник.

За несколько часов до этого его увели из дома люди в штатском. На выложенных в Facebook'е видеозаписях задержания запечатлено, как пришедшие за гражданским активистом скручивают ему руки назад, один из силовиков говорит (по-видимому, обращаясь к подчиненному): «Наручники одевай». Раздетый по пояс Агадил просит дать ему одеться. Происходит словесная перепалка. На следующих кадрах Агадила выводят из дома, усаживают в темноте в частный автомобиль и увозят.

Через несколько часов в полиции скажут, что Дулат Агадил скончался, согласно предварительным данным, из-за «острой сердечной недостаточности». Необходимость помещения активиста под стражу полиция объяснила тем, что он якобы «уклонялся от следственных действий» в рамках расследования уголовного дела о «неуважении к суду».

После известия о смерти Агадила десятки активистов в столице пришли к МВД, требуя объяснений и встречи с руководством. Они пытались перекрыть дорогу, большинство было задержано (позже их отпустили). Десятки активистов в Алматы, Шымкенте, Актобе вышли на улицы, заявляя, что ответственность за случившееся лежит на властях Казахстана.

Вечером во вторник на брифинге в столице власти сказали, что расследованием займется управление специальных прокуроров прокуратуры Нур-Султана, назначены экспертизы, изучаются камеры видеонаблюдения в следственном изоляторе. Во время брифинга представители властей заявили, что во время доставления в СИЗО Агадил «находился в состоянии алкогольного опьянения», а член общественной наблюдательной комиссии Орынбасар Кульжибаева уверенно констатировала, что «никакой криминальной ситуации не было в следственном изоляторе», добавив, что Агадил «был в нетрезвом состоянии, наверное, это одна из причин».

Казахстанские пользователи социальных сетей требуют расследовать обстоятельства смерти, отмечая, что это «политическое дело».

Политолог Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков, пишет в Intagram’е: «Его забрали ночью из дома как при Сталине любило делать НКВД. Официальная версия смерти "острая сердечно- сосудистая недостаточность". Даже если представить что это так, а не результат избиения, то его смерть в любом случае на совести власти, так как проблемы с сердцем могло быть спровоцировано самим фактом задержания, которого в демократическом обществе в принципе могло и не быть, а у нас проходит в лучших репрессивных традициях, со всеми последствиями, в том числе для здоровья людей. Если в СИЗО и в тюрьмах Казахстана будут умирать люди, чья вина в их политическом инакомыслием, то у нас, рано или поздно, появится свой аналог дела Магнитского, как в России. И о каком "слышащем государстве" лепечет власть? Слушать только своих, а хватать и давить других?»

Бывший дипломат Казбек Бейсебаев отмечает, что «сам факт случившегося в СИЗО после несколько часов задержания — это такой поджог фитиля недовольства граждан». «Этот фитиль подожгли сами власти. Подожженный фитиль может привести к взрыву. Как будут развиваться события, трудно сказать, но обстановка в стране накаляется. Дулата Агадила не знал лично, но были в друзьях. Всегда смотрел его прямые репортажи с места событий. Могу сказать одно: он был настоящим гражданином своей страны», — ​написал в Facebook’е Бейсебаев.

Активист из Атырау Талгат Аян, которого приговорили к тюрьме после стихийного митинга против правительственной земельной реформы (он вышел на свободу досрочно), считает, что смерть Дулата Агадила связана с его гражданской активностью. Аян не исключает, что имели место пытки, которые могли сказаться на сердце. О неверии в официальную версию об «остановке сердца» заявили накануне сторонники Агадила, выходившие к МВД.

Галым Агелеуов, глава общественного фонда Liberty: «Наши власти давно заврались и неспособны навести порядок. Что нужно ещё сделать, чтобы власти начали политические реформы в стране? Они так и будут жить, манипулируя народом. <…> ...Есть повод потребовать отставки всего силового блока, начиная от глав КНБ, ДВД, прокуратуры, никчемного Верховного суда и включая главу Совета безопасности, потому что безопасность граждан Республики Казахстан должна быть главнейшей целью всех этих структур и очередная смерть только подчёркивает, что всем кто во власти, надо уходить, иначе их сметут, но тогда это будет очень больно и ни какие богатства их не спасут».

Журналист Джоанна Лиллис, которая живет в Казахстане и пишет о событиях в этой стране для изданий Eurasianet.org и Economist, отмечает, что президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, который активен в Twitter’е, хранит «оглушительное молчание» относительно смерти Агадила.

Правозащитник Бахытжан Торегожина, руководитель неправительственной организации «Ар.Рух.Хак», назвала случившееся «политическим убийством».

Аналогичное мнение — у журналиста и правозащитника Сергея Дуванова: «Все убеждены, что его убили. Не исключено, что так оно и было. При этом под убийством нужно понимать не только действия, но и не оказание помощи, приведшие к смерти. Понятно, что не хотели, им этот скандал тоже не нужен. Как показывает практика, в полиции это случается, когда переусердствуют. Тут тонкая «работа»: делать больно, но так чтобы не умер. Могли не рассчитать. Так, что убийство задержанных, «людьми, прячущими свои лица» это не такая уж большая редкость. Похоже, это становится визитной карточкой нашей власти, которая в своем стремлении остановить нарастающий гражданский протест все больше превращает Казахстан в откровенно полицейское государство».

Глава инициативной группы по созданию оппозиционной Демократической партии Жанболат Мамай: «Он умер в СИЗО, где за его жизнь несут ответственность сотрудники правоохранительных органов и руководства изолятора! Дулат Агадил не является преступником, он не уголовник. Это был человек с активной гражданской позицией, выступал на митингах, выражал недовольство политикой режима Назарбаева. Значит, его смерть — это политическое дело. Все, кто причастен к смерти Агадила должны быть привлечены к уголовной ответственности, более того, пусть назовут имя того, кто отдал приказ на его задержание!
Смерть Дулата Агадила демонстрирует открытый террор против гражданских активистов Казахстана!
»

Журналист Зарина Ахматова: «Уже сообщили, что есть результаты экспертизы, подтверждающей степень опьянения (кто бы сомневался). Это все очень плохо со стороны выглядит. Сначала человек умирает в СИЗО, а потом начинают размывать его в информационной повестке такими вот способами. Даже если допустить, что пил (это не преступление), зачем вы тащите человека в СИЗО среди ночи. В чем его прегрешения? Я так и не поняла, что за неуважение к суду это было? Никаких внятных объяснений. Ну, вот если надо показать какие плохие активисты - оставьте его дома. Если бы ему там плохо стало - сейчас бы не надо было птичьим языком оправдываться. Поразительное умение - все время перестараться. А человека больше нет».

Гражданский активист Дулат Агадил известен своими выступлениями за соблюдение гражданских прав и свобод, он поднимал различные социально-политические вопросы, вел трансляции с резонансных судебных процессов и протестных акций. В прошлом году Агадила неоднократно привлекали к административной ответственности за участие в несанкционированных митингах, он провел в общей сложности под административным арестом более 60 дней. Его обвиняли в «оказании сопротивления полиции», «неуважении к суду», «участии в несанкционированном митинге», «призывах к несанкционированным митингам» через соцсети. Он эти обвинения отвергал.

Соратники Дулата Агадила сообщают, что прощание с ним состоится 27 февраля в мечети поселка Талапкер в пригороде Нур-Султана. У него осталось шестеро детей.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG