Доступность ссылок

Срочные новости

«Пробуждение» в Казахстане и стремление властей «вернуть джинна в бутылку»


Полицейские задерживают мужчину на месте предполагаемой протестной акции в Алматы. 26 октября 2019 года.

В западной прессе на этой неделе пишут о растущей между Казахстаном с Узбекистаном конкуренции за иностранные инвестиции, анализируют протесты в Казахстане и их причины, а также рассказывают о новом железнодорожном маршруте из Китая в Европу в обход России, проходящем через Казахстан.

КОНКУРЕНТ И «УГРОЗА» В ЛИЦЕ УЗБЕКИСТАНА

На сайте американского новостного агентства Bloomberg в статье «Узбекистан открывается для иностранных инвестиций, что стимулирует соперничество с Казахстаном» пишут, что проводимая в последние годы Ташкентом политика отказа от изоляции развивает в Центральной Азии «здоровую конкуренцию».

По словам заместителя директора департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии Международного валютного фонда Марка Хортона, «Узбекистан станет конкурентом Казахстана за инвестиции в позитивном понимании» — это будет способствовать тому, что обе страны будут «усерднее работать над улучшением прозрачности, основ своей политики и бизнес-среды».

«Открывающийся для иностранных инвестиций после многих лет изоляции Узбекистан представляет потенциальную угрозу для позиции Казахстана в качестве экономического центра Центральной Азии. Население Узбекистана — 33 миллиона человек, что в полтора раза больше населения Казахстана, но, согласно данным МВФ, его экономика в три раза меньше», — говорится в статье.

Таможенный пост на границе Казахстана и Узбекистана. Май 2018 года.
Таможенный пост на границе Казахстана и Узбекистана. Май 2018 года.


Хортон отмечает, что в Узбекистане большой рынок и диверсифицированная, хорошо развитая экономика, особенно производственный сектор, поэтому он не обязательно будет конкурировать с Казахстаном во всех областях. Стране следует учесть уроки Казахстана в привлечении иностранных инвестиций, обе страны должны быть открыты для сотрудничества и взаимных инвестиций, добавил он.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев, пришедший к власти в 2016 году после смерти Ислама Каримова, который бессменно правил страной более четверти века, провозгласил курс на реформы и открытость. Он либерализовал валютный режим, упростил въезд для иностранных туристов, объявил об отказе от использования на полях принудительного труда, освободил из тюрем десятки людей, которые, как считалось, были осуждены по политически мотивированным обвинениям.

По данным министерства экономики Казахстана, объем двусторонней торговли между Казахстаном и Узбекистаном увеличился с 1,5 миллиарда долларов в 2016 году до 2,5 миллиарда долларов в 2018 году.

«ПРОБУЖДЕНИЕ» В КАЗАХСТАНЕ И БЕСПОКОЙСТВО ВЛАСТЕЙ

На сайте деловых новостей Intellinews.com пишут, что рост протестности в Казахстане сопровождается ограничением свободы Интернета. В публикации приводят данные из отчета международной неправительственной организации Freedom House о состоянии свободы Интернета в мире и анализируют недавние митинги в Казахстане.

Протесты в Казахстане, продолжающиеся с июня 2019 года, когда в стране прошли досрочные президентские выборы (победителем которых объявили Касым-Жомарта Токаева, ставленника экс-президента Нурсултана Назарбаева), в статье называют «одним из наиболее примечательных событий в политике Центральной Азии». «"Пробуждение" в Казахстане продолжается, достаточное количество людей показывают, что они готовы участвовать в демонстрациях, это приводит к серии несанкционированных акций протеста и заставляет власти нервничать», — отмечают в статье.

Полицейские проводят задержания на месте, которое запрещенное в стране движение ДВК указало как точку проведения протеста. Нур-Султан, 26 октября 2019 года.
Полицейские проводят задержания на месте, которое запрещенное в стране движение ДВК указало как точку проведения протеста. Нур-Султан, 26 октября 2019 года.

Власти, пытающиеся сохранить тщательно культивируемый образ страны «как стабильного и современного места для ведения иностранными инвесторами бизнеса», работают над тем, чтобы «вернуть джинна в бутылку». Один из подходов заключается в разрешении проводить определенное количество продемократических демонстраций.


Другой метод основан на сдерживании свободы Интернета в Казахстане, пишет Intellinews.com, отмечая, что применяемые инструменты оказались на деле довольно неуклюжими.

В отчете Freedom House говорится, что правительство Казахстана приняло меры, чтобы облегчить себе контроль над контентом в Интернете. На рынке интернет-связи де-факто действует монополист в лице национальной компании «Казахтелеком». Власти приобрели оборудование для мониторинга социальных сетей, способное отслеживать протестные настроения, отмечает международная организация. В стране прибегают к блокировкам и ограничению доступа к социальным сетям.

После отставки Нурсултана Назарбаева с поста президента в марте 2019 года блокировки ослабли, но с приближением президентских выборов в июне ограничения возобновились. Правительство использовало другие средства контроля, включая блокировку новостных ресурсов, говорится в докладе Freedom House. Финансируемые правительством тролли стали намного более заметными в социальных сетях.


Аресты, преследования и запугивание журналистов и активистов в ответ на их онлайн-активность усилились, власти пытаются подавить инакомыслие во время «политического транзита», констатируют в международной организации.

«Активисты, настроенные на поддержание импульса новой волны протестов в стране, как кажется, стоят перед большой схваткой скорее в режиме офлайн, нежели в онлайне», — пишет Intellinews.com.

ПРИЧИНЫ ПРОТЕСТОВ: ЭКОНОМИКА, ДЕМОГРАФИЯ, «ЗАГОВОРЫ» И... СМАРТФОНЫ

В британском журнале Economist в статье «Экономика, демография и социальные сети лишь частично объясняют протесты, проходящие сейчас во многих странах» пытаются разобраться в подоплеке демонстраций по всему миру. «Крупные антиправительственные демонстрации, порой мирные, а порой и нет, в последние недели охватили улицы на всех континентах: Алжир, Боливия, Великобритания, Каталония, Чили, Эквадор, Франция, Гвинея, Гаити, Гондурас, Гонконг, Ирак, Казахстан, Ливан, Пакистан и не только», — пишут в материале. Аналитики называют экономические, демографические причины протестов и приводят конспирологические версии.

Задержания на антиправительственном митинге в день досрочных президентских выборов в Казахстане. Нур-Султан, 9 июня 2019 года.
Задержания на антиправительственном митинге в день досрочных президентских выборов в Казахстане. Нур-Султан, 9 июня 2019 года.


Экономические объяснения во многом сосредоточены на том, как незначительные, казалось бы, изменения в уровне жизни (например, рост тарифов на метро на четыре процента в Чили) становятся последней каплей в чаше терпения людей, живущих в обществах, где растет неравенство.

Демографическое объяснение причин протестов заключается в том, что основная масса протестующих — молодые люди. Мир всё еще достаточно молод: средний возраст жителя планеты составляет 30 лет, при этом треть людей на Земле моложе 20 лет. Историк Найл Фергюсон провел параллели с 1960-ми годами, когда, как и сейчас, образовался «избыток образованных молодых людей» — выпускников высших учебных заведений больше, чем рабочих мест для них.

Что касается теорий заговоров, то правительства часто любят говорить, что проблемы вызваны действием зловещих внешних сил.

«Однако ни одна из этих теорий не является универсальной. Мировая экономика сейчас не сталкивается с проблемами, какие имела десять лет назад, когда на улицы вышло гораздо меньше людей», — пишет Economist. Чтобы заполнить некоторые пробелы, оставленные этими объяснениями, в статье приводят три новых фактора. «Один из них, о котором мало кто упоминает, состоит в том, что, несмотря на все опасности, протест может быть более захватывающим, чем рутина повседневной жизни, и когда все вокруг идут на это, солидарность становится трендом». В статье также отмечают роль «вездесущих смартфонов», которые «облегчают организацию и проведение протестов», и говорят о том, что обычные каналы политической коммуникации в последнее время становятся неработоспособными.

«Ни одна из этих тенденций, скорее всего, не изменится в ближайшее время. Поэтому, если демонстранты не разочаруются, эта волна протеста скорее является новым статусом-кво, чем предвестником глобальной революции», — пишет Economist.

ПУТЬ ИЗ КИТАЯ ЧЕРЕЗ КАЗАХСТАН В ОБХОД РОССИИ

В американском журнале Forbes в статье «Без остановок из Баку в Европу: новый коридор Шелкового пути» пишут о маршруте из Китая в Европу в обход России, первый поезд по которому прошел на этой неделе из китайского города Сиань в Прагу. Казахстан — одна из стран на пути.

Из Китая в Европу по суше. Как сухой порт на границе Казахстана и Китая повлияет на мировую торговлю:

«"Срединный коридор" "Нового шелкового пути" — это серия из трех взаимосвязанных мультимодальных транспортных маршрутов, которые охватывают сердце Евразии и призваны увеличить скорость сухопутных перевозок между Китаем и Европой, одновременно открыть новые рынки для перевалки, производства и торговли вдоль пути. Этот коридор, известный ранее как Транскаспийский международный транспортный маршрут, был основан в 2014 году при партнерстве Казахстана, Азербайджана и Грузии, но в конечном итоге охватил Украину, Румынию, Турцию и Польшу», — пишет Forbes.

«Срединный коридор» — это сочетающий железнодорожные пути и морские переправы маршрут из Китая через Казахстан в Азербайджан, откуда движение разветвляется: одна линия идет через Грузию в Румынию; другая следует из Грузии в Украину, а третья проходит по новой ветке Баку — Тбилиси — Карс в Европу через турецкий туннель «Мармарай».

Составы между Китаем и Европой курсировали по «Срединному коридору» уже несколько лет, но поезд из Сианя является первым, который прошел через туннель «Мармарай» под проливом Босфор в Стамбуле протяженностью 13,5 километра. Туннель «Мармарай» открыли еще шесть лет назад, но до сих пор он не был готов к перевозке грузов. Его открытие обеспечивает бесперебойное сообщение из Баку в Европу, значительно сокращая время доставки.

«Если мы взглянем на [инициативу Китая "Один пояс — один путь"], то всё, что мы увидим, — это множество разрозненных, поддерживаемых Китаем проектов. Они не соберутся воедино, пока мы не добавим проекты Казахстана "Нурлы жол", логистическую экосистему ЕС, российскую железнодорожную империю и работу консорциума стран "Срединного коридора"», — пишет Forbes. Если один из маршрутов в силу политических, экономических потрясений или экологических проблем окажется заблокированным, то товары будут перевозить по другим. Сейчас действует пять сухопутных коридоров между Китаем и Европой, еще больше планируется к запуску, отмечает издание.

Все маршруты «Срединного коридора» полностью обходят Россию, «успешно подрывая ее санкции в отношении ввоза и транзита целого ряда товаров из ЕС, таких как мясо, продукты питания и сыр — именно то, что быстрорастущий новый китайский средний класс хочет покупать у Европы», отмечает Forbes.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG