Доступность ссылок

В Западно-Казахстанской области впервые оштрафовали человека, который признался, что произнес слово «Аминь» вслух во время чтения коллективного намаза в областной мечети. Служители мечети объясняют это нарушением внутреннего распорядка в религиозном учреждении. Местная полиция называет оштрафованного «приверженцем деструктивного религиозного течения».

Согласно определению специализированного административного суда Уральска от 23 февраля 2017 года за подписью судьи Каната Махметова, инцидент произошел вечером 23 декабря 2016 года. «Во время намаза „Акшам“ в центральной областной мечети Уральска Марат Муханбетов 1976 года рождения не подчинился требованиям имама-азанши и громко крикнул «Аминь», нарушив религиозный обряд, тем самым воспрепятствовал законному религиозному служению, проявив неуважение», — говорится в определении суда.

В действиях Муханбетова судья усмотрел нарушение второй части статьи 490 Кодекса об административных правонарушениях («Воспрепятствование законной религиозной деятельности, а равно нарушение гражданских прав физических лиц по мотивам отношения к религии или оскорбление их религиозных чувств либо осквернение почитаемых последователями той или иной религии предметов, строений и мест»). На Муханбетова наложен штраф в размере 35 месячных расчетных показателей (79 415 тенге).

КТО СКАЗАЛ «АМИНЬ»?

Муханбетовы живут в небольшом домике в садоводческом кооперативе «Елочка» в пригороде Уральска в сторону села Подстепное.На дачах вокруг города селятся приезжие из сёл области — в основном из-за дешевизны садовых участков по сравнению с землей в черте города. Участок Муханбетовых — один из самых дальних в кооперативе и расположен в глубине лесополосы почти на берегу Урала. По пути к нему машина из-за глубокой колеи вязнет в грязи. Рядом с домиком гора дров — признак отсутствия газа. Навстречу Марату, приехавшему вечером домой с работы на старом белом Volkswagen Passat, из дома выбегает радостная детвора. Комары и мошкара облепляют троих его детей, те быстро прячутся в машину отца.

Дом жителя дачного кооператива «Елочка» Марата Муханбетова. Уральск, 2 июня 2017 года.
Дом жителя дачного кооператива «Елочка» Марата Муханбетова. Уральск, 2 июня 2017 года.

40-летний Марат Муханбетов называет себя Абдурахманом. Небольшого роста, худощавый, горбоносый, с острым взглядом. Носит бороду. Отец четверых малолетних детей работает на одном из местных авторынков, разбирает автомобили. Уроженец села Талпын Теректинского района Западно-Казахстанской области (ЗКО), он второй год проживает с семьей на дачах. Дом построил сам.

В тот день, по словам Марата, он во время коллективного намаза в мечети услышал из передних рядов шумные голоса. «Кто сказал «Аминь»?» — выясняли служители мечети у прихожан.

Я зашел и сделал замечание сотрудникам мечети: «Побойтесь Аллаха! Что вы делаете?».

— Я дочитал намаз и, проходя мимо кабинета имамов, увидел, что там внутри происходил «хай-вай». Сотрудники мечети грубо, на повышенных тонах, общались с какими-то парнями. Я зашел и сделал замечание сотрудникам мечети: «Побойтесь Аллаха! Что вы делаете?», — рассказывает Муханбетов.

Марат говорит, что во время недолгого конфликта молодые люди, которым предъявляли претензии имамы, отрицали, что произносили вслух «Аминь». Затем участники инцидента разошлись. К Муханбетову подошел один из имамов и спросил, говорил ли он «Аминь» вслух.

— Я ответил, что да, говорил. Это ведь не запрещено. Они за это зацепились. И в суде мое признание как доказательство использовали. А то, что я якобы кричал и мешал совершению намаза в мечети, — это неправда. Они придрались ко мне только из-за того, что я заступился за другого человека и честно признался, что произносил «Аминь», — рассказывает Марат.

МОЖНО ТОЛЬКО ПРО СЕБЯ

Через месяц на работу к Марату Муханбетову приехали полицейские и попросили его явиться в управление по делам религий ЗКО «для разъяснительной работы».

— Там с меня взяли объяснительную и только после этого сообщили, что на меня поступило заявление от одного из сотрудников мечети. Я попросил их, чтобы они выяснили полностью все обстоятельства дела. Но они подошли к делу односторонне. Позже я выяснял, что тех парней тоже хотели привлечь, но они не признались. А я признался, поэтому меня и решили привлечь, — говорит Марат.

Правила внутреннего распорядка, утвержденные в ноябре 2016 года верховным муфтием Казахстана Ержаном Маямеровым, при входе в областную мечеть. Уральск, 5 июня 2017 года.
Правила внутреннего распорядка, утвержденные в ноябре 2016 года верховным муфтием Казахстана Ержаном Маямеровым, при входе в областную мечеть. Уральск, 5 июня 2017 года.

Через месяц Муханбетова вызвали в административный суд. В ходе судебного заседания азанши мечети Асхат Асылбеков заявил, что Муханбетов нарушил Правила внутреннего распорядка мечети, а именно пункт 3.4, согласно которому «прихожане мечети обязаны во время намаза произносить слово „Аминь“ про себя согласно канонам традиционного в Казахстане исламского мазхаба Абу Ханифы».

Правила, утвержденные в ноябре 2016 года верховным муфтием Казахстана Ержаном Маямеровым, вывешены при входе в областную мечеть.

— Я думаю, что им показательный пример нужен был. И они выбрали меня, потому что у меня не чистое прошлое. Им нужна была жертва. И жертва нашлась.

— Я думаю, что им показательный пример нужен был. И они выбрали меня, потому что у меня не чистое прошлое. Я для них уголовник, поэтому меня легче очернить. Им нужна была жертва. И жертва нашлась, — считает Муханбетов.

Марат, по его словам, отсидел в тюрьме за разбой 12 лет — с 1998 по 2010 год. Говорит, что штраф платить у него нет возможности:

— Я и в суде это сказал. Родители у меня инвалиды, им постоянно нужны лекарства. Работы у меня официальной нет. Я нанимаюсь, чтобы ежедневный свой хлеб добыть.

— А какая принципиальная разница — вслух говорить «Аминь» или про себя? Для вас лично важно произносить «Аминь» вслух?

— Я человек, который не любит двуличие. Меня так учили читать намаз. Я тоже привержен мазхабу Абу Ханифы. Я тоже читаю намаз, следуя наставлениям имамов. Не понимаю, почему меня причисляют к деструктивному течению. Они ведь даже не поговорили со мной, никакой разъяснительной работы не проводили, другие журналисты ко мне тоже не обращались. Безосновательно наговаривают на меня. Я ничего противозаконного не делаю. Так же, как и остальные, хожу в мечеть, работаю, кормлю семью. Я не понимаю, каким еще нужно быть?

— На вас лично или на других мусульман оказывается ли давление?

— Раньше я думал, что нет, — говорит Марат после долгой паузы. — Но после этого случая такие мысли уже приходят в голову. Что такого в этом «Аминь»? Это слово не только во всех мазхабах есть, но и в других религиях. Это неправильно — за это наказывать. Это же уже дискриминация — разделение на мазхабы. При этом имамы сами постоянно говорят о единении. Мы же не с неба берем молитвы. Всё из Корана, из тех же хадисов. Нужно честно говорить: я для них хорошая жертва. У меня грехов хватает. Я хочу жить спокойно со своей семьей, не нарушая законов.

— Как вы относитесь к госпропаганде, что человек с бородой и короткими штанами — это потенциальный ваххабит-террорист?

— Я не считаю это правильным. Если человек хочет сделать что-то плохое, ему не обязательно для этого отращивать бороду. Дело ведь не в бороде или не в том, что наши женщины прячут лицо. Это зависит от веры человека.

— Как вы относитесь к тем, кто не носит бороду?

— Я никого ни в чем не обвиняю и не упрекаю. Тем более за других не отвечаю. Каждый отвечает за себя перед Богом.

«ОБСТАНОВКА СТАБИЛЬНАЯ»

В конце мая пресс-служба департамента внутренних дел ЗКО распространила пресс-релиз, в котором сообщила, что оштрафованный гражданин «М» является «приверженцем деструктивного религиозного течения» и воспрепятствовал проведению религиозного обряда путем «неподчинения требованиям представителя культового заведения». Несколько местных изданий перепечатали полицейский пресс-релиз слово в слово. Азаттык поинтересовался у руководителя управления по делам религий ЗКО Талгата Ныгметова, не считает ли он, что подобный запрет может озлобить людей.

— В любом случае, это нарушение внутреннего порядка. Служители мечети обратились в [соответствующие] органы, которые собрали документы и нам подали на рассмотрение. Мы обязаны отрабатывать версию, — считает глава управления.

Правила внутреннего распорядка, утвержденные в ноябре 2016 года верховным муфтием Казахстана Ержаном Маямеровым, при входе в областную мечеть. Уральск, 5 июня 2017 года.
Правила внутреннего распорядка, утвержденные в ноябре 2016 года верховным муфтием Казахстана Ержаном Маямеровым, при входе в областную мечеть. Уральск, 5 июня 2017 года.

Ныгметов уверяет, что сейчас в регионе в плане деятельности деструктивных религиозных течений обстановка «стабильная».

— Вместе с ним и другие ребята были. Мы поговорили с ними. Они все поняли. Сейчас, например, в мечети всё, по-моему, спокойно. Наши ребята и я лично на мониторинге бываем на пятничном намазе. Сейчас вот такого нарушения нет. Постепенно люди понимают, — говорит Талгат Ныгметов.

На вопрос, каково официальное количество деструктивных религиозных течений в ЗКО, глава ведомства отказался отвечать.

— Я не могу эту цифру сказать, — заявил он.

— Вы беседовали с тем, кого оштрафовали? Вы знаете, где он живет, чем занимается? Интересовались ли вы его социальным положением?

— Нет-нет. Я его один раз видел только перед одним мероприятием. Сейчас обстановка стабильная. Это очень специфическая работа. Надо в религии быть осторожным. С представителями ДРТ (деструктивные религиозные течения. — Азаттык) мы постоянно работу ведем. В основном — при личных встречах. С ними только точечная работа идет, — утверждает Талгат Ныгметов.

На последнем пятничном коллективном намазе в областной мечети во время чтения молитвы заключительное слово «Аминь» прихожане, как один, произносили про себя.

Сотрудник областной мечети Асхат Асылбеков от комментариев относительно своего участия в произошедшем инциденте отказался, сославшись на компетентное руководство в лице главного имама ЗКО Руслана Султанова. Султанов по телефону сослался на занятость и обещал перезвонить, но в итоге так и не вышел на связь.

На последнем пятничном коллективном намазе в областной мечети во время чтения молитвы заключительное слово «Аминь» прихожане как один произносили про себя.

СВЯЗЬ РЕЛИГИИ С ТЕРАКТАМИ

Последние несколько лет власти Казахстана регулярно заявляют об угрозах терактов со стороны приверженцев деструктивных религиозных течений — в основном «радикального ислама». Последнее открытое вооруженное столкновение, которое власти назвали терактом, произошло год назад в соседнем с Уральском городе Актобе.

Полицейский блокирует улицу на месте спецоперации против подозреваемых боевиков. Актобе, 10 июня 2016 года.
Полицейский блокирует улицу на месте спецоперации против подозреваемых боевиков. Актобе, 10 июня 2016 года.

В 2014 году комитет национальной безопасности страны впервые официально признал, что сотни казахстанцев воюют на стороне запрещенной в ряде стран группировки ИГ в Сирии. Среди них — молодые семьи из различных регионов Казахстана, в том числе из Уральска.

О штрафах в мечети за произнесенное вслух «Аминь» впервые сообщалось в городе Жанаозен Мангистауской области Казахстана в январе 2017 года. В апреле этого года президент страны Нурсултан Назарбаев публично призвал запретить бороды и короткие штаны на уровне закона.

Согласно определению в «Википедии», Аминь — завершающая формула в молитвах и псалмах в иудаизме, исламе и христианстве, призванная подтверждать истинность произнесенных слов (на арамейском значит «правда»). Мусульмане используют слово «Аминь», когда совершают намаз, и после произнесения первой суры Корана (аль-Фатиха) с тем же значением, что и в иудаизме, и в христианстве.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG