Доступность ссылок

Срочные новости

«Хуже уже некуда». История одного заключенного с «пневмонией», требующего должного лечения 


Заключенный учреждения ЛА-155/14 в поселке Заречный Алматинской области Азиз Юсупов. 2019 год. Фото из семейного архива, предоставлено сестрой Индирой Юсуповой.

Азиз Юсупов — 37-летний заключенный колонии в поселке Заречный Алматинской области. Он отбывает шестилетнее тюремное наказание за групповой разбой. Недавно он написал заявление спецпрокурору, в котором описывает состояние своего здоровья и жалуется, что не получает необходимой медицинской помощи.

«ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА ДЕРЖИТСЯ ТЕМПЕРАТУРА, ОДЫШКА»

«Я — осужденный Юсупов А.Н. 14.03.1983 года рождения. Хотел бы привлечь Ваше внимание по делу моего здоровья и состояния» — этими словами начинается заявление Азиза Юсупова специализированному прокурору по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний по Алматинской области. Заявление заключенного Азаттыку показала сестра Индира Юсупова. Она подозревает, что у Азиза коронавирус, но тюремная администрация отрицает это.

Азиз Юсупов пишет, что в тюремной санчасти нет необходимых для его лечения лекарственных препаратов, а те, что прислали из дома, оказались не теми — из-за неправильного назначения.

Индира Юсупова сообщила редакции, что у ее брата уже четыре месяца держится температура, у него одышка и язва, он похудел на 17 килограммов и недавно его «выгнали» из санчасти и «закинули в школу». По ее словам, брата «несколько раз вытаскивали из комы», не ставили ему точный диагноз, говорили, что у него бронхит. По ее словам, лишь после ряда протестов брата его проверили и выявили пневмонию с 25-процентным поражением легких.

«Господин прокурор, прошу вас взять мое дело под свой контроль и разобраться в деле по моей болезни. Либо я пойду на крайние меры», — завершает заключенный Юсупов свое обращение к спецпрокурору, поставив подпись и дату — 18 августа.

Индира Юсупова.
Индира Юсупова.

Индира Юсупова сообщила, что реакции на заявление брата от спецпрокурора не последовало. На дубликате заявления Юсупова нет штампа канцелярии спецучреждения о входящем номере документа, из чего можно допустить, что жалоба осуждённого Юсупова не зарегистрирована.

НАЧАЛЬНИК КОЛОНИИ: НИ ОДНОГО СЛУЧАЯ ЗАРАЖЕНИЯ

Азиз Юсупов отбывает наказание в учреждении ЛА-155/14. Его начальник Руслан Габибов в разговоре с репортером Азаттыка говорит, что каждое заявление осуждённых в учреждении обязательно регистрируется. Вместе с тем он допускает, что родственники осуждённых могут демонстрировать дубликаты заявлений и утверждать, что оригинал заявления не зарегистрирован.

Чтобы я, как начальник учреждения, побежал к нему и начал уговаривать: «Ты там сестре скажи, чтобы не писала».

— Некоторые осуждённые специально делают такие вещи: два экземпляра и сами не сдают это заявление. Это специально делается, чтобы администрацию подставлять и останавливать. Чтобы я, как начальник учреждения, побежал к нему и начал уговаривать: «Ты там сестре скажи, чтобы не писала». Вот они на этой почве и играют, — поясняет полковник Габибов возможную ситуацию с оригиналом заявления осуждённого Азиза Юсупова.

Полковник Габибов говорит, что осуждённый Юсупов получает стационарное лечение в провизорном отделении медицинской части учреждения с 8 сентября, где находится под постоянным наблюдением медперсонала.

Колония в поселке Заречный Алматинской области, где содержится Азиз Юсупов. 5 декабря 2014 года.
Колония в поселке Заречный Алматинской области, где содержится Азиз Юсупов. 5 декабря 2014 года.

— Данный осуждённый был вывезен для обследования 9 сентября в Капшагайскую городскую больницу. Ему поставлен диагноз «пневмония нижней доли левого легкого». В настоящее время осуждённый Юсупов проходит курс консервативного лечения антибиотиками и противовирусными препаратами. На сегодняшний день состояние больного удовлетворительное. Правда, температура сохраняется, — заявил Руслан Габибов.

Начальник колонии утверждает, что осуждённые не могут находиться в санчасти больше двух недель.

У нас есть официальное указание: больной осуждённый может две недели находиться в санчасти, после чего мы его выписываем.

— У нас есть официальное указание: больной осуждённый может две недели находиться в санчасти, после чего мы его выписываем. В случае исключения — если у него пневмония или еще что-то обнаружено, то у нас есть провизорное здание. Мы закрываем больного осуждённого в этом провизорном здании и долечиваем, — говорит начальник учреждения, поясняя при этом, что в более серьезных случаях заболевания вызывается скорая помощь, которая либо госпитализирует больного, либо дает рекомендации по его лечению на месте.

Руслан Габибов заявил, что за время его работы в учреждении ЛА-155/14 (три месяца. — Ред. ) не зарегистрировано ни одного случая заражения осуждённых коронавирусом и заболевания «ковидоподобной пневмонией».

В медицинском отделе департамента уголовно-исполнительной системы (ДУИС) по Алматинской области сказали, что в учреждениях ДУИС региона с 1 марта по сегодняшний день с диагнозом COVID-19 никто не зарегистрирован.

«ЕСЛИ ТАК И ДАЛЬШЕ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ, ТО ВОЗМОЖЕН ЛЕТАЛЬНЫЙ ИСХОД»

Жительница Алматы Марина Кузьмина не понаслышке знает об отношении руководства учреждения ЛА-155/14 к больным заключенным: она весь 2019 год боролась за здоровье своего 58-летнего брата Василия Кузьмина. В конце 2019 года суд вынес постановление о его освобождении из тюрьмы по болезни , а в январе 2020 года (после вхождения в силу этого постановления) Василий Кузьмин вышел на свободу.

В тюремных условиях такие тяжелые болезни не рассасываются сами собой, может стать только хуже.

— У Юсупова, вероятно, осложнение после вируса, хотя не исключены и другие легочные болезни. Видимо, нет правильного диагноза, и в этом случае не может быть и правильного лечения. Если так и дальше будет продолжаться, то возможен летальный исход, поскольку в тюремных условиях такие тяжелые болезни не рассасываются сами собой, может стать только хуже. Что же касается моего брата, то он может существовать только за счет вовремя принимаемых лекарственных препаратов. В тюремных условиях это было очень сложно обеспечить, — говорит Азаттыку Марина Кузьмина, добавляя, что тогда она больше всего боялась, чтобы с больным братом не случилась такая же трагедия, как с умершим в тюрьме онкобольным 29-летним заключенным Русланом Шахгиреевым.

Оппозиционный политик Владимир Козлов выступает на первой пресс-конференции после его освобождения. Алматы, 22 августа 2016 года.
Оппозиционный политик Владимир Козлов выступает на первой пресс-конференции после его освобождения. Алматы, 22 августа 2016 года.

Руководитель оппозиционного проекта «Kuresker» («Борец») Владимир Козлов отбывал тюремный срок именно в той колонии, где сейчас находится Азиз Юсупов. Он вспоминает случай с помещением в этом году в карцер заключенного Асета Абишева в этой же тюрьме. Адвокат Абишева Гульнара Жуаспаева говорит, что ее подзащитный всего-то потребовал соблюдения санитарных норм в связи с пандемией коронавируса, а по версии прокуратуры, у Абишева нашли запрещенный предмет — мобильный телефон.

По словам Козлова, тюремные власти и ранее всячески пытались «сломать» политзаключенного Асета Абишева и это давление в связи с пандемией коронавируса лишь усилилось.

Правозащитница Елена Семенова говорит Азаттыку, что казахстанские тюрьмы в основном из времен советского ГУЛАГа.

Елена Семенова.
Елена Семенова.

— В колониях люди находятся скученно, там плохая вентиляция, в сырые и темные камеры практически не попадает солнечный свет. В них просто невозможно обеспечить требуемые при пандемии коронавируса санитарные нормы, — говорит Елена Семенова.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КУИС: ИЗ 30 ТЫСЯЧ ЗАКЛЮЧЕННЫХ COVID БОЛЕЮТ СЕМЬ ЧЕЛОВЕК

Руководство комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) утверждает, что массового заражения осуждённых COVID-19 допущено не было. На вопросы о том, как удалось этого добиться и как лечат в исправительных учреждениях, ответил председатель КУИС Жанат Ешмагамбетов в своем интервью, опубликованном в газете «Казахстанская правда» 4 сентября.

Как утверждает председатель КУИС, массового заражения заключенных коронавирусом удалось избежать благодаря введению в исправительных учреждениях режима особых условий. Он также рассказал, что с начала эпидемии осуждённые сшили около двух миллионов масок, более 18,5 тысячи комбинезонов и соорудили примерно 70 «дезинфекционных тоннелей».

На сегодняшний день, по словам Ешмагамбетова, более чем из 30 тысяч заключенных коронавирусной инфекцией болеют семь человек, пневмонией — 14. В целом за период пандемии, по словам Ешмагамбетова, было зарегистрировано 125 случаев COVID-19, из них один — с летальным исходом. Что касается пневмонии, то число заболевших — 210, умерших — четыре, утверждает председатель КУИС.

«ТЮРЕМНАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ ИСПОЛЬЗУЕТ КАРАНТИН ДЛЯ ПОПРАНИЯ ПРАВ ЗАКЛЮЧЕННЫХ»

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис говорит Азаттыку, что у него нет достаточного доверия к официальной статистике не только в местах лишения свободы, но и в масштабах страны.

Правозащитник Евгений Жовтис. Алматы, 4 октября 2019 года.
Правозащитник Евгений Жовтис. Алматы, 4 октября 2019 года.

Как говорит Жовтис, необходимые при пандемии коронавируса санитарные нормы проще обеспечивать в следственных изоляторах (СИЗО), где покамерное содержание заключенных. В этой связи он в качестве примера приводит длительное содержание в камере СИЗО Павлодара 67-летнего диссидента и поэта Арона Атабека, который по возрасту и 14-летнему непрерывному тюремному стажу пусть и находится в особо опасной зоне риска, однако до сих пор не заразился коронавирусом, вопреки опасениям.

Однако, по словам Жовтиса, жесткие карантинные условия значительно сложнее обеспечивать в колониях, поскольку подавляющее большинство колоний барачного типа, где осуждённые содержатся в больших группах.

Вместе с тем, по словам Жовтиса, тюремные власти используют карантинные меры для дальнейшего попрания прав заключенных, в том числе на жизнь и необходимую медицинскую помощь.

Сегодня тюремная администрация из-за тотальной закрытости может позволить себе просто не регистрировать заявления и жалобы заключенных, в том числе больных коронавирусом.

— Ящики для заявлений и жалоб в прокуратуру обычно бывают пустыми — потому что заключенные не доверяют прокурорам, которые, по мнению осуждённых, тут же делятся информацией с администрацией. И уж тем более заключенные не доверяют тюремной администрации, поскольку полагают — и думаю, не без основания, — что администрация еще до прихода прокурора вскроет эти ящики и ознакомится с их содержимым. А сегодня тюремная администрация из-за тотальной закрытости может позволить себе просто не регистрировать заявления и жалобы заключенных, в том числе больных коронавирусом. С другой стороны, заключенные прекрасно знают, что за жалобу, особенно в нынешних практически полностью изолированных условиях, они могут заплатить слишком большую цену, — говорит Жовтис.

Вопрос о том, жаловаться или не жаловаться заключенному Азизу Юсупову, встал несколько месяцев назад, когда он, предположительно, мог заразиться ковидоподобной пневмонией, говорит его сестра.

— Мы долго сомневались, оглашать его жалобу или нет. Мы боялись, что ему от этого будет только хуже. Но теперь мы решились говорить открыто, потому что хуже уже некуда, — пояснила Индира Юсупова.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG