Доступность ссылок

Срочные новости

Инициативы по созданию партий и обещания. Что за ними стоит?


Активист Жанболат Мамай и другие инициаторы создания Демократической партии Казахстана у монумента Независимости. Алматы, 16 декабря 2019 года.

После состоявшихся в июне этого года президентских выборов выдвинуто несколько инициатив по созданию политических партий. Активисты говорят о разработке программ, которые нацелены на изменение политической системы Казахстана. Активист, который поддерживает запрещенное и признанное «экстремистским» движение, скептически относится к планам по созданию партий.

РЕФОРМЫ, ИЗМЕНЕНИЕ СИСТЕМЫ В ПРОГРАММАХ НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ ПАРТИЙ

В опубликованных в социальных сетях программах незарегистрированных партий много общего. Все желающие создать партии считают главной задачей проведение серьезных реформ в экономике и общественно-политической жизни Казахстана.

«Изменения важно начать со смены власти и людей, которые за 28 лет доказали свою неспособность сделать Казахстан успешной и процветающей страной», — говорится в одном из программных проектов. В другом проекте сказано о необходимости «изменения Конституции и перехода на парламентскую форму правления в Казахстане».

Репортер Азаттыка обратился к активистам, которые заявляют о намерении создать партии, чтобы узнать о программах «HAQ», «Республика», «Наше право», Демократической партии Казахстана и запрещенного в Казахстане движения «Демократический выбор Казахстана».

Все активисты заверяют, что нацелены на политические и экономические реформы.

По словам Бэллы Орынбетовой — одного из инициаторов создания партии «Республика», их организация стремится к переходу к парламентской форме правления, реформам и уделяет первостепенное значение вопросам прав человека, образования, здравоохранения.

— Акимов областей и районов должен выбирать народ. Мнения о том, что из-за выборности акимов в некоторых регионах Казахстана могут возникнуть сепаратистские настроения, безосновательны. Если мы создадим справедливое общество, никто не захочет уезжать из Казахстана, — говорит она.

Бэлла Орынбетова, один из инициаторов создания партии «Республика».
Бэлла Орынбетова, один из инициаторов создания партии «Республика».


Большинство активистов, с которыми поговорил репортер Азаттыка, высказывают похожие мнения. Активист Санавар Закирова, которая судилась с партией «Нур Отан» и заявила о намерении создать партию «Наше право», и один из инициаторов создания Демократическая партия Казахстана Жанболат Мамай говорят, что в случае регистрации их партий они выдвинут инициативу перехода к парламентской форме правления и изменения Конституции.

По словам Жанболата Мамая, в программе Демократической партии Казахстана говорится о праве народа на объявление импичмента президенту. Согласно Конституции, сейчас такое право есть только у парламента.

— Необходимо внести изменения в закон «О выборах», в бюллетени включить списки кандидатов от партий. Народ должен голосовать за самого кандидата. Половина депутатов должна избираться по одномандатным округам, — считает он.

Руководитель инициативной группы по созданию партии «HAQ» Тогжан Кожалиева говорит о необходимости сохранения «президентско-парламентской формы правления». Однако она тоже полагает, что нынешняя Конституция нуждается в изменении.

Тогжан Кожалиева, руководитель инициативной группы по созданию партии «HAQ». Алматы, 13 ноября 2019 года.
Тогжан Кожалиева, руководитель инициативной группы по созданию партии «HAQ». Алматы, 13 ноября 2019 года.


— Мы проанализировали изменения, внесенные в Конституцию. Более 60 процентов — это изменения в первоначальную версию. Поэтому нужно принять новую [Конституцию]. В новой Конституции мы оставим Совет безопасности. Однако он не будет зависеть только от одного человека, — говорит она.

Кожалиева расшифровывает название «HAQ» как либерально-демократическая партия «Халыққа адал қызмет».

ПЛАНЫ ПАРТИЙ — КОПИИ ПРОГРАММЫ ДВК?

Мнения и программы активистов о современной политической системе Казахстана схожи. По словам активистки Бэллы Орынбетовой, программы партий могут перекликаться, но направления разные.

Тогжан Кожалиева считает, что в случае регистрации «HAQ» ее электорат будет отличаться от других партий:

— Потому что нас в основном поддерживают представители малого и среднего бизнеса.

Активист Жасарал Куанышалин, заявивший, что поддерживает программу запрещенного в Казахстане движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), созданного банкиром в изгнании Мухтаром Аблязовым, считает, что «программы всех желающих создать новые оппозиционные партии повторяют программу ДВК». Он скептически относится к росту числа желающих создать партии после президентских выборов этого года.

— Переход к парламентской форме правления, изменение Конституции и многое другое в их планах — всё это есть в программе ДВК. Власти хотят использовать в своих интересах всех желающих создать партии и таким образом увести народ от ДВК. Почему все они появились одновременно как грибы после дождя? Потому что власти опасаются ДВК. ДВК — это не та организация, которая после публикации программы сидит тихо. Это единственная организация, которая проводит антиправительственные акции и выдвигает свои требования. Мы видим тех, кто поднимает шумиху в связи с тем, что «власти препятствуют созданию партии». Однако на самом деле всё это очковтирательство, желание заставить людей поверить, — говорит он.

Активист Жасарал Куанышалин.
Активист Жасарал Куанышалин.


Желающие создать новые партии активисты считают обвинения Жасарала Куанышалина «неуместными и бездоказательными».

Активист Жанболат Мамай говорит, что с того самого момента, как выступил с инициативой создать партию, слышит различные обвинения как от самого Мухтара Аблязова, так и его сторонников и сталкивается с кампанией очернения со стороны интернет-троллей.

— Это дело тех, кто боится политической конкуренции. Даже в оппозиции хотят установить монополию. Время покажет, кто есть кто. После того как во время президентских выборов Амиржан Косанов «не оправдал» доверие населения, действительно, люди с недоверием относятся к кому бы то ни было (Косанов с 16,23 процента голосов во время президентских выборов шел на втором месте. Вечером после голосования он признал победу Касым-Жомарта Токаева, ставленника правившего 30 лет Нурсултана Назарбаева. Косанова обвинили в том, что он рано признал свое поражение. —​ Ред.). Однако из-за этого мы не можем сидеть сложа руки. В соцсетях мы рассказываем, с какими препятствиями со стороны властей сталкиваемся каждый день, — отмечает он. — Наша позиция — не обвинять ни одну организацию, которая критикует власти. Наш главный противник — власть.

Руководитель «HAQ» Тогжан Кожалиева говорит, что мониторила ход президентских выборов в числе группы наблюдателей и, увидев «несправедливость», пришла к мысли о создании партии.

— Как только мы открыто высказали свои мысли, нас начали называть проектом властей. Прежде я работала в бизнес-структурах, зависящих от властей. Поэтому мне приходится слышать о том, что я являюсь проектом нескольких человек, находящихся во власти. Осталось только назвать меня агентом зарубежных стран, как в советское время, — смеется она.

По словам Бэллы Орынбетовой, обвинения в ангажированности были не чужды прежним временам Казахстана, они есть и сегодня.

–— Чем отличается сказанное Жасаралом Куанышалиным от позиции авторитарного режима? Те, кто называет себя демократами, должны научиться придерживаться плюрализма, соблюдать свободу слова и права человека — это признак политической культуры, — говорит она.

Бэлла Орынбетова говорит, что возглавляемая ею «Республика» выбирает путь конструктивного оппонирования.

— Для достижения наших целей в политике мы можем пойти на конструктивное соглашение, которое позволит не отступить от нашей позиции. Мы не поддерживаем метод борьбы ДВК в том виде, в каком он существует сегодня. Мы тоже хотим, чтобы всё изменилось за день, однако сейчас это невозможно, — считает Бэлла Орынбетова.

В беседе с репортером Азаттыка активисты говорят, что «довели до властей, что пойдут конструктивным оппозиционным путем», однако сомневаются, что власти официально зарегистрируют их партии, но, несмотря на это, они «хотят попытаться это сделать».

В марте 2019 года в резолюции Европарламента о ситуации с правами человека в Казахстане запрещенный в стране «Демократический выбор Казахстана» назван «мирным оппозиционным движением». Власти неоднократно разгоняли политические акции, организованные ДВК. Участники акций задерживаются и привлекаются к административной ответственности.

Сейчас в Казахстане официально зарегистрированы партии «Нур Отан», «Ак жол», Коммунистическая народная партия, партии «Бирлик», «Ауыл», ОСДП и «Азат». В парламенте Казахстана присутствуют три партии –— «Нур Отан», «Ак жол» и Коммунистическая народная партия. После ухода Булата Абилова из политики партия «Азат» приостановила свою деятельность и за последние несколько лет не проявляла активности.

Осенью этого года в руководстве ОСДП, которой с момента создания руководил Жармахан Туякбай, произошли неожиданные изменения. Вместо Ермурата Бапи, который пришел на смену Туякбаю накануне президентских выборов, выбрали другого председателя. Представители партии утверждают, что «председатель партии был смещен в соответствии с уставом организации», однако некоторые эксперты изменения в партии расценивают как результат «действий со стороны властей».


Согласно казахстанскому законодательству, для создания партии нужно провести учредительный съезд с участием не менее тысячи человек. Обязательное условие регистрации партии в органах юстиции — наличие в ее рядах 40 тысяч членов.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG