Доступность ссылок

Срочные новости

«Преступные роли», «мнимые богослужения». В чем обвиняют пасторов «Новой жизни»?


Исполнение в церкви «Новая жизнь» религиозного гимна, прославляющего Иисуса Христа. Алматы, 1 сентября 2019 года.

Заочно приговоренные в Алматы к тюремным срокам пасторы церкви «Новая жизнь» называют дело против них сфабрикованным. Их адвокат готовится к рассмотрению апелляции на решение суда. Сами пасторы усматривают за уголовным преследованием религиозный и этнический факторы. Власти это отрицают.

Возможно ли находиться под следствием по уголовному делу на протяжении нескольких лет и не получить ни одного вызова на допрос, при этом проживать в своем доме, свободно передвигаться по стране и выезжать за рубеж, ни от кого не скрываясь? Для адвоката Айман Умаровой это вопрос не из плоскости теории, а случай, как она утверждает, из реальной практики. Адвокат и трое пасторов церкви «Новая жизнь», которых она защищает, убеждены в том, что уголовное дело против священнослужителей, по которому их заочно осудили в Алматы, является сфабрикованным.

— Почему моих подзащитных ни разу не вызывали на допрос за восемь лет, пока шло следствие? — вопрошает Айман Умарова. — Многие годы следователь продолжал искать преступления пасторов, при этом избегал разговора с ними. Сотрудники следственно-оперативной группы ждали, когда подсудимые выедут из Казахстана, чтобы заочно избрать в их отсутствие меру пресечения «арест» с объявлением в международный розыск и направлением дела в суд для заочного осуждения. Они совершенно случайно узнали, что начинается суд против них.

Адвокат Умарова сейчас готовится к рассмотрению апелляции на вынесенный в Алматы в конце июля приговор. Слушание назначено на начало октября. Суд первой инстанции посчитал пасторов виновными в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью», «создании незаконного объединения и участии в его деятельности», «мошенничестве». Максима Максимова приговорили к пяти годам лишения свободы, его супруге Ларисе Максимовой и пастору Сергею Заикину назначили по четыре года заключения. Пасторы в настоящее время живут в США — они беспрепятственно вылетели за границу еще во время расследования уголовного дела в Казахстане.

Максим Максимов, покинувший Казахстан в 2014 году, и Сергей Заикин, вылетевший из страны в 2018 году, говорят, что назначенные государством адвокаты, которые подписывали документы по делу от их имени, ни разу не выходили на связь с подзащитными. О наличии этих адвокатов они узнали, когда Айман Умарова с трудом получила доступ к материалам дела.

ОБВИНЕНИЯ В АДРЕС ПАСТОРОВ: «​ВНУШАЛИ И ОБМАНЫВАЛИ»​

Отвергающие обвинения пасторы считают приговор закономерным следствием многолетнего преследования алматинской «Новой жизни». С 2016 года в церкви и домах пасторов провели несколько обысков — по республиканским телеканалам тогда сообщили об обнаружении оружия и драгоценностей, — были многочисленные проверки деятельности религиозного объединения. Пасторы говорят о неоднократных попытках сорвать воскресные службы, когда в церкви собираются несколько сотен людей. Сергей Заикин вспоминает, как власти обложили корпоративным налогом гуманитарную помощь церкви — издание «Нового завета» — и оштрафовали на 200 тысяч долларов.

— Было объявлено, что в церкви «нашли» незаконное оружие и боеприпасы. Это всё растиражировалось. Для чего церкви оружие? Нас хотели показать как неких террористов или организацию, которая что-то пытается сделать незаконное. Не было никакого оружия. У меня дома было мое охотничье оружие. Ничего не изъяли, потому что у меня на всё были документы, — говорит Заикин.

Сергей Заикин в бытность пастором церкви «Новая жизнь» в Алматы. 28 января 2013 года.
Сергей Заикин в бытность пастором церкви «Новая жизнь» в Алматы. 28 января 2013 года.


Обвинения, по которым их осудили, священнослужители считают надуманными и бездоказательными. В приговоре суда говорится, что у Максимова «в 1991 году возник преступный умысел, направленный на создание и руководство религиозным объединением, деятельность которого сопряжена с причинением вреда здоровью», в том же году он зарегистрировал «Новую жизнь» в департаменте юстиции, а через 10 лет «вступил в предварительный сговор с Заикиным и с супругой Максимовой, распределив им преступные роли в качестве заместителя пастыря и пастыря женского служения».

— Следователь пишет, что мы распределили «преступные роли»: старшего пастора, пастора и пастора женского служения. То есть у нас «преступная роль» — это быть пастором, — комментирует дело Максимов.

В 1991 году, когда, как считают следователи, у Максимова возник «преступный умысел», ему был 21 год, а его будущий «сообщник» Заикин в то время жил в Темиртау, ему было 16 лет.

Прихожане церкви «Новая жизнь» собираются на утреннее богослужение. Алматы, 1 сентября 2019 года.
Прихожане церкви «Новая жизнь» собираются на утреннее богослужение. Алматы, 1 сентября 2019 года.

Церковь «Новая жизнь»

«Новая жизнь» - одна из протестантских евангельских церквей. Течение относится к Всемирному пятидесятническому братству, самые значительные объединения которого находятся на территории США и Латинской Америки.

В годы существования СССР евангельские христиане подвергались гонениям. Перед самым распадом Советского Союза власти Казахстана разрешили деятельность «Новой жизни». В июле 1991 года религиозное объединение «Библейский Центр "Новая жизнь"» было зарегистрировано в департаменте юстиции Алматы. После принятия в 2011 году закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», который был раскритикован международными организациями как рестриктивный, объединение, согласно требованиям властей, прошло перерегистрацию. Оно носит официальное название «Библейский центр христиан веры евангельской "Новая жизнь" города Алматы».


В материалах дела говорится, что пасторы, «осуществляя свой преступный умысел», проводили «регулярные мнимые богослужения», в ходе которых в корыстных целях применяли методы «психологического и психотерапевтического воздействия». Эти техники перечислены как суггестия, телесно-ориентированная и когнитивно-поведенческая психотерапия, приемы нейролингвистического программирования в виде «крика, необычных слов, шепотной речи, рукоположения», рефрейминга, метод «якоря» в аудиально-кинестетической и визуально-кинестетической модальности, Эриксоновский гипноз. Эти методы использовались, по версии обвинения, чтобы обманным путем якобы похищать имущество прихожан.

«ИЗМЕНЕНИЯ В МОЗГУ» VS «ШИЛОСЬ БЕЛЫМИ НИТКАМИ»

Пасторы утверждают, что понятия не имеют, что представляют собой психологические техники, упоминаемые в деле. Их адвокат говорит, что в приобщенных к материалам дела экспертных выводах нет ответов, почему эти методы, будучи «использованными» во время молитвы с участием сотен людей, избирательно воздействовали только на некоторых людей, которые покинули церковь больше 10 лет назад и еще через какое-то время выступили потерпевшими по делу, обвинив пасторов в мошеннических схемах. Таковых восемь человек. Среди них — супружеская чета Харламовых, Раушан и Юрий, посещавшая церковь в 2000-е годы. Они говорят, что передали религиозному объединению автомобиль и значительные денежные суммы. Юрий Харламов утверждает, что пошли на это под воздействием внушения.

— Они владеют всеми этими приемами психологическими, психотерапевтическими. Еще они хотят перенести на религиозную почву — что идет давление в сторону христианства. Ничего подобного! Я знаю эту ситуацию изнутри, понимаете, — и кухню, и последствия, которые потом люди несли на себе. Они хорошо работают со СМИ и людям голову морочат. Там даже не озвучивалось, что через два года, находясь в этой структуре, у человека наступают необратимые изменения в мозгу, то есть люди уже выступают с их позиций неосознанно, потому что происходят трансформации, — говорит Азаттыку Харламов.

Раушан Харламова говорит, что документально доказать передачу денежных средств невозможно. «Мошенники квитанции не дают», — заявляет она.

В приговоре говорится, что пасторы якобы завладели обманным путем денежными средствами потерпевших, которые те пожертвовали церкви на общую сумму 19 миллионов 120 тысяч тенге (около 50 тысяч долларов США по нынешнему курсу).

— Это неправда и не может быть правдой. Они очень ответственные люди за свои поступки и даже за свои слова, — говорит об уехавших в США пасторах 61-летняя прихожанка Зухра Аубакирова, которую репортер Азаттыка встретил после воскресной службы в церкви «Новая жизнь» на окраине Алматы.

Прихожане церкви «Новая жизнь». Слева — 61-летняя Зухра Аубакирова.
Прихожане церкви «Новая жизнь». Слева — 61-летняя Зухра Аубакирова.


Максим Максимов и Сергей Заикин утверждают, что пасторы не прикасались к поступавшим в кассу пожертвованиям — для этого есть церковная счетная комиссия и бухгалтерия.

— Люди сказали: «Мы пришли в церковь, и с нами что-то случилось. Мы слушали проповедь. Пожертвовали деньги в церковь». Это и есть «хищение». Следователь назначает экспертизу. Эксперт разговаривает с человеком, у которого якобы 15 лет назад был этот эксцесс — когда он «пожертвовал» деньги в церковь, — и подтверждает психологической экспертизой, что этот человек пожертвовал деньги в церковь, находясь под каким-то влиянием 15 лет назад. И делает вывод: «Максимов виноват». Каким образом эксперт это сделал? Как он может узнать — перенестись во времени? Всё шилось белыми нитками. Если бы реально государство, спецслужбы захотели разобраться, нас бы оправдали, — говорит Максимов.

С ЧЕМ СВЯЗАНО ПРЕСЛЕДОВАНИЕ ПАСТОРОВ? ВЕРСИИ

Находящиеся в США пасторы связывают преследование «Новой жизни» и с тем, что церковь посещают сотни представителей казахской национальности. По их мнению, это не устраивает власти, которые поддерживают суннитский ислам ханафитского мазхаба и Русскую православную церковь и в последние годы оказывают давление на так называемые нетрадиционные религиозные течения.

— У нас большая организация, которая имеет свое телевидение, имеет международный авторитет, она подвергается преследованию за то, что… у нас много казахов, — считает Сергей Заикин.


Нынешний старший пастор церкви Иван Крюков говорит, что власти преследуют не только и не столько бывших руководителей церкви «Новая жизнь», а саму религиозную организацию. С репортером Азаттыка пастор поговорил после утреннего воскресного богослужения в церкви, расположенной в здании бывшего Дома культуры электротехнического завода, прекратившего существование после развала СССР.

Старший пастор церкви «Новая жизнь» Иван Крюков с прихожанками. Алматы, 1 сентября 2019 года.
Старший пастор церкви «Новая жизнь» Иван Крюков с прихожанками. Алматы, 1 сентября 2019 года.


После службы — они проходят на русском и казахском языках — Иван Крюков показал репортеру Азаттыка письмо из акимата Алматы от 19 августа, в котором церкви «Новая жизнь» было предписано в трехдневный срок представить сведения о прихожанах, в том числе по национальному признаку.

— Мы не ответили на это письмо, поскольку мы не ведем таких списков… Однажды, когда я был в Уральске служителем, приходят сотрудники управления по делам религий и задают вопрос: «А почему у вас казахи?» А я думаю: «Почему казахи в "Макдоналдс" ходят?» Я ему сказал, что даже не знаю, как ответить на такой вопрос. Когда нам задают такие вопросы, мы, действительно, теряемся. Я думаю, что, подобно тому, что у нас в стране нет Ассамблеи народов Казахстана, а есть Ассамблея народа Казахстана, я мог бы, наверное, ответить, что в нашей церкви есть лишь «народ Казахстана», — говорит Иван Крюков.

В управлении общественного развития Алматы Азаттыку ответили, что отправили такие письма во все религиозные объединения города, чтобы «проанализировать» их деятельность. Чиновники не отрицают наличия графы «национальность» в приложении к письму, в котором содержалась просьба предоставить данные о прихожанах, но не считают ее чем-то особенной по сравнению с графами «пол» и «возраст».

После вынесения приговора пасторам «Новой жизни» Алматинский городской суд распространил сообщение, в котором говорилось, что уголовное дело «возбуждено не по религиозным мотивам». «Поводом для возбуждения уголовного дела явились заявления прихожан, в отношении которых служители церкви применяли запрещённые психотерапевтические методы при проведении проповедей, в результате которых они передавали своё имущество в пользу церкви», — отмечено в сообщении суда.

Айман Умарова полагает, что приговор в отношении ее подзащитных обернется негативными последствиями для церкви «Новая жизнь».

— Приговор будет направлен в уполномоченный орган для решения вопроса о признании деятельности данного религиозного объединения незаконной на территории Казахстана, — считает она.

Прихожане на богослужении на казахском языке в церкви «Новая жизнь». Алматы, 1 сентября 2019 года.
Прихожане на богослужении на казахском языке в церкви «Новая жизнь». Алматы, 1 сентября 2019 года.


Ведущий казахстанский правозащитник директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис полагает, что казахстанские власти «с разной степенью агрессивности» борются с неохристианскими религиозными течениями, поскольку, вероятно, видят в них конкурентов поддерживаемым государством религиям.

— Что касается «Новой жизни», то, конечно, это полный бред. Я видел приговор. Это ерунда, — говорит Жовтис.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG