Доступность ссылок

Срочные новости

Назарбаевы, «дом Шерлока» и «подарок для короля»


Дарига Назарбаева (слева) и ее покойный муж Рахат Алиев. 4 декабря 2005 года.

На уходящей неделе зарубежные СМИ опубликовали подробное исследование активов в Великобритании, которые, по их утверждению, принадлежат членам семьи бывшего президента Казахстана. Сам Нурсултан Назарбаев тоже был в центре внимания — в связи с шубой из меха снежного барса, которую он однажды подарил королю Испании. Одновременно СМИ сообщили, что правительство Казахстана тратит деньги из Национального фонда на поддержание обменного курса тенге.

ШЕРЛОК ХОЛМС и «РАЗГАДАННАЯ ТАЙНА»

Британская газета Times и проект журналистов-расследователей SourceMaterial объявили, что им удалось раскрыть «самую настоящую тайну», существовавшую пять лет: личности владельцев «дома Шерлока Холмса» — недвижимости по адресу Бейкер-стрит, 221б, в Лондоне. Это здание, как и остальные, находящиеся между домами с 215 по 237 на Бейкер-стрит, а также земельные участки в этом районе в 2015 году принадлежали экс-спикеру сената Казахстана Дариге Назарбаевой, старшей дочери экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, и ее сыну Нурали Алиеву, утверждает Times.

SourceMaterial, совместный проект ведущих британских СМИ: Times, NBC, Guardian, Observer, Independent, ВВС, а также openDemocracy, — идет дальше, заявляя, что, судя по ряду фактов, Назарбаева «сохраняет связи» с этими активами и сегодня.

В 2015 году Нурсултан Назарбаев (тогда он был президентом Казахстана) приехал в Великобританию в сопровождении старшей дочери Дариги Назарбаевой, которая была назначена премьер-министром двумя месяцами ранее. На фото (слева направо): Дарига Назарбаева, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, королева Великобритании Елизавета II и принц Филипп в Букингемском дворце. Лондон, 4 ноября 2015 года.
В 2015 году Нурсултан Назарбаев (тогда он был президентом Казахстана) приехал в Великобританию в сопровождении старшей дочери Дариги Назарбаевой, которая была назначена премьер-министром двумя месяцами ранее. На фото (слева направо): Дарига Назарбаева, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, королева Великобритании Елизавета II и принц Филипп в Букингемском дворце. Лондон, 4 ноября 2015 года.

О том, что именно Назарбаева и Алиев могут быть владельцами дома, чей адрес прославили романы английского писателя Артура Конан Дойля о гениальном сыщике, различные источники сообщают с 2015 года. В 2018 году крупное исследование по этому поводу появлялось в издании Quartz. Его авторы основывались на информации, содержавшейся в «Панамском досье» — масштабной утечке документов панамской юридической компании Mossack Fonseca, обслуживавшей офшорные компании. Массив данных был передан немецким журналистам в 2015 году.

Times также упоминает расследование Global Witness, группы по борьбе с коррупцией, которая еще в 2015 году, также на основе данных «Панамского досье», «утверждала, что недвижимость на Бейкер-стрит принадлежала лицам, близким к бывшему мужу госпожи Назарбаевой, Рахату Алиеву». Его юристы эту информацию тогда категорически опровергли.

Вернуться к личностям владельцев «дома Шерлока» Times вынудила некая новая просочившаяся переписка, которая «продемонстрировала, что недвижимость на 90 процентов принадлежала госпоже Назарбаевой и на 10 процентов Нурали Алиеву». В этой связи британское издание однозначно утверждает, что именно они пять лет назад были хозяевами домов на Бейкер-стрит, в том числе «жилища» именитого вымышленного детектива.

Сейчас, заявило издание, активы, «согласно земельному кадастру, всё еще принадлежат Farmont Baker Street Limited и были куплены этой компанией за 140 миллионов фунтов стерлингов в 2005 году. Farmont Baker Street сейчас принадлежит компании в Объединенных Арабских Эмиратах».

Более подробный материал опубликован на сайте соавторов этого расследования — SourceMaterial. Они, ссылаясь на полученные «конфиденциальные документы», разъясняют цепочку владения и трудности, связанные с установлением конечных бенефициаров. SourceMaterial делает вывод, что «Назарбаева и ее советники сделали всё возможное, чтобы сохранить инвестиции в тайне».

По данным ресурса, в 2015 году недвижимость на Бейкер-стрит «принадлежала британской компании, которой совместно владели две другие британские компании, а ими владела четвертая фирма. Она, в свою очередь, принадлежала компании на Британских Виргинских островах и анонимному фонду в Панаме». В 2015 году след, по которому шла Global Witness, «терялся, когда достигал тайных гаваней Карибского бассейна», сообщает SourceMaterial.

Отследить эту цепочку дальше, пишет ресурс, и позволила «новая утечка» электронной переписки, проанализированная вместе с Times. Она свидетельствует, что именно «Дарига Назарбаева контролировала Farmont Investors Corporation — подставную компанию на Британских Виргинских островах», которой принадлежали британские фирмы, владевшие «домом Шерлока» и другой недвижимостью на Бейкер-стрит.

SourceMaterial сообщает, что утечка — это «переписка между ее [Назарбаевой] адвокатами и финансовыми советниками» и в ней «особо отмечается конфиденциальность личности истинного владельца Farmont и важность [недопущения] того, чтобы эта информация попала в руки журналистов».

Более того, добавляет SourceMaterial, в 2015 году, после публикации расследования Global Witness, владелец активов на Бейкер-стрит сменился. Им стала компания Landmark Network Real Estate Ltd, «незадолго до этого созданная в Абу Даби».

«При первом взгляде на документы могло показаться, что Назарбаева, испугавшись отчета Global Witness, избавилась от недвижимости. Но исследование Source Material предполагает, что она сохраняет связь с Бейкер-стрит», — пишет источник. К этому выводу авторы приходят путем анализа лиц, имеющих отношение к данной компании.

Так, SourceMaterial сообщает, что у фирмы в ОАЭ есть пять владельцев с равными долями. Ресурс увязывает это с тем обстоятельством, что в Британии в 2016 году поменялось законодательство, которое с тех пор требует раскрытия личностей людей, владеющих более чем 25-процентной долей в той или иной британской компании. Структура владения Landmark Network Real Estate Ltd позволяет не переходить этот рубеж, отмечает SourceMaterial.

Относительно владельцев компании в Эмиратах ресурс сообщает, что 20-процентная доля принадлежит Мухамеду Саеду Мухамеду аль-Арки, и прослеживает здесь связь с Назарбаевой, поскольку деловым партнером аль-Арки был Максимилиано Даль’Оссо. Он, в свою очередь, имеет отношение к офшорным компаниям на Британских Виргинских островах, ведущим к Дариге Назарбаевой.

SourceMaterial сообщает, что обращался за комментариями к «элитной юридической фирме» Mischcon de Reya, представляющей интересы Дариги Назарбаевой. Там отказались отвечать на вопросы относительно использования офшорных компаний. Times обращалась к адвокатам Назарбаевых с запросом о том, владеет ли всё еще эта семья недвижимостью на Бейкер-стрит и, если нет, когда она была продана, но ответа также не получила.

Дарига Назарбаева поет на ретрофестивале «Алма-Ата — моя первая любовь». Алматы, 7 сентября 2013 года.
Дарига Назарбаева поет на ретрофестивале «Алма-Ата — моя первая любовь». Алматы, 7 сентября 2013 года.

Times характеризует Назарбаеву как «оперную певицу, экс вице-премьер-министра Казахстана и сенатора», которую считали «потенциальной преемницей отца» на президентском посту, но «отправили в отставку в этом году с поста спикера сената». Ее сына Нурали Алиева издание называет «бизнесменом, чьим самым недавним адресом был дом на «улице миллиардеров» — Бишопс-авеню (элитный район Лондона. Стоимость дома — 39 миллионов фунтов). Газета напоминает, что Алиев «был главой крупного производителя сахара в Казахстане в возрасте 19 лет» и «возглавлял один из крупнейших банков в Казахстане». Times напоминает также, что в 2013 году Forbes Kazakhstan оценивал состояние Алиева в 200 миллионов долларов, а капитал его матери — в 600 миллионов.

И Times, и SourceMaterial напоминают, что Назарбаева и ее сын были фигурантами «знакового антикоррупционного процесса, связанного с другим набором лондонской недвижимости премиум класса». Дома на Бейкер-стрит не были частью этого дела. Стоимость двух домов и апартаментов в элитных частях Лондона, арестованных в рамках разбирательства, оценивалась в 80 миллионов фунтов стерлингов. Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA) наложило на эту недвижимость ордера «на богатство неустановленного происхождения» (UWO), обвинив владельцев в том, что покупка была сделана на «грязные деньги» экс-супруга Назарбаевой и отца Нурали — Рахата Алиева. Его Times называет «могущественным человеком в 1990-х и 2000-х годах, который впал в немилость [в Казахстане], был обвинен в измене, хищениях, коррупции и убийстве и покончил с собой в австрийской тюрьме в 2015 году».

NCA проиграло иск, арест был снят. Согласно судебному решению, которое находится в открытом доступе, рассматривавший иск Высокий суд Лондона счел аргументы NCA «несостоятельными», а данные Назарбаевой и Алиева, что недвижимость они купили на «законные средства», «достаточными». Эта неудача агентства часто становится предметом обсуждения в дискуссиях в британском обществе, когда речь заходит о несовершенстве существующих в стране механизмов по борьбе с отмыванием денег.

Нурсултан Назарбаев (слева) сидит со старшей дочерью Даригой на праздничном мероприятии. Алматы, 1 мая 2016 года.
Нурсултан Назарбаев (слева) сидит со старшей дочерью Даригой на праздничном мероприятии. Алматы, 1 мая 2016 года.

Тем не менее, отмечает Times, на суде «Назарбаевой впервые пришлось публично разъяснять происхождение ее богатства». В частности, ее юристы предоставили документы, согласно которым источником средств на покупку особняка на Дэнвуд-роуд за 9,3 миллиона фунтов была продажа акций казахстанского сахарного производителя «Кант», которые «достались» ей после развода с Алиевым.

Суду была описана и эта продажа. Юристы Назарбаевой сообщили, что акции она продала тремя траншами в 2007 и в 2008 годах, а покупателями стали некие компании Beatrice Alliance, Gas Development и Money Experts. Общая сумма сделки достигала 38 миллионов фунтов, или 46 миллионов долларов.

SourceMaterial утверждает, что Международный консорциум журналистов-расследователей передал редакции данные «Панамского досье», которые позволяют утверждать, что купившие акции «Канта» компании Gas Development, а также Beatrice Alliance, по всей видимости, «принадлежали» самой Назарбаевой.

SourceMaterial сообщает, что ее юристы в ответе на запрос редакции «отрицали, что сделка по продаже Gas Development была призвана создать видимость легитимности для вывода денег из Казахстана. «Наш клиент откровенно рассказал об источнике средств, — написали Mischcon de Reya [редакции] SourceMaterial 2 октября 2020 года. — Любое предположение о том, что наш клиент ввел в заблуждение суд в ходе недавнего разбирательства по делу UWO, полностью не соответствует действительности».

А КОРОЛЬ-ТО В ШУБЕ

Французская еженедельная газета Courrier International со ссылкой на испанскую El Diario написала о новом скандале вокруг бывшего короля Испании Хуана Карлоса I в связи с подарком, который ему однажды сделал экс-президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Courrier International цитирует El Diario, сообщая, что в 1998 году, во время «частного визита в Казахстан», испанский король, который в то время был главой государства, «получил из рук Назарбаева белую шубу с черными пятнами. [Этот] мех, очевидно, представлял собой шкуры снежного барса, торговля которыми запрещена с 1975 года».

То обстоятельство, что шуба была сделана из натурального меха, пишет El Diario, изданию подтвердил «испанский дипломатический источник, который участвовал в визите короля в Казахстан».

Скриншот страницы Courrier International с фотографией (слева) Хуана Карлоса (тогда он был королем Испании) в подарке Нурсултана Назарбаева, (тогда он был президентом Казахстана) — шубе из меха снежного барса, 1998 год.
Скриншот страницы Courrier International с фотографией (слева) Хуана Карлоса (тогда он был королем Испании) в подарке Нурсултана Назарбаева, (тогда он был президентом Казахстана) — шубе из меха снежного барса, 1998 год.

Снежный барс признан видом, находящимся на грани исчезновения. Его, в частности, охраняет Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения. По оценкам Международного союза охраны природы, в Казахстане на сегодня насчитывается не более 100 особей.

Издание допускает, что речь может идти о шубе, произведенной до 1975 года, поскольку в регионе «изделия из этих шкур не были редкостью», а «в музеях и частных коллекциях всё еще можно найти старые шкуры той эпохи». Но, отмечает El Diario, поскольку испанский королевский дом отказался от комментариев, остается неизвестным, «знали ли они дату изготовления шубы или то, что она была сделана из меха этого животного». Кроме того, «неясно, была ли эта вещь ввезена в Испанию должным образом, с [получением] необходимых разрешений на экспорт и импорт».

Как бы то ни было, добавляет Courrier International, «этот случай еще больше омрачает имидж бывшего короля и, как следствие, всей монархии». Издание считает, что Хуан Карлос, занимавший престол с 1975 по 2014 год, едва ли нуждался в дополнительной плохой рекламе. Он отрекся от трона в пользу сына на фоне массовых обвинений в коррупции и других преступлениях. Сейчас, по информации издания, экс-монарх «по-прежнему находится в "самоизгнании" в Абу-Даби из-за многочисленных расследований в Швейцарии и Испании, в частности, в связи с отмыванием денег и финансовыми махинациями».

Бывшего короля и бывшего президента Казахстана, ушедшего в отставку после почти 30 лет правления, но сохранившего обширную власть через ряд титулов и могущественных должностей, которые он может занимать пожизненно, связывают дружеские связи. В 2019 году пресс-секретарь Назарбаева публиковал в Twitter’е видео, на котором тот, как сообщается, разговаривает по телефону с Хуаном Карлосом, в частности, по-видимому, называет его «мой брат» (на видео Назарбаев произносит слово, похожее на «frather»).

В 2013 году Хуан Карлос I был награжден орденом «Алтын Кыран», высшей наградой страны, «за вклад в укрепление и развитие казахстанско-испанских отношений».

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК ПОТРАТИЛ 8 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ НА ПОДДЕРЖАНИЕ ТЕНГЕ»

«Национальный банк Казахстана вмешивается в некоторые сделки по тенге и доллару, чтобы предотвратить обесценивание национальной валюты из-за падения цен на нефть», — сообщает агентство Bloomberg. Информацию о том, что банк пытается силой удержать курс тенге, на условиях анонимности агентству подтвердили пять человек, имеющих отношение к этой отрасли.

Монета 200 тенге на фоне 100-долларовой купюры. Иллюстративное фото.
Монета 200 тенге на фоне 100-долларовой купюры. Иллюстративное фото.

Как пишет агентство, банк использует метод отсрочки или полного возврата некоторых заявок на покупку долларов. «Такая интервенция противоречит режиму свободного оборота валюты, введенному Казахстаном в 2015 году», — пишет журналист.

В Национальном банке отказались прокомментировать запрос Bloomberg, но в электронном письме от 9 октября говорится, что банк не пытается удерживать обменный курс тенге и торговлю иностранной валютой на определенном уровне.

«Президент Касым-Жомарт Токаев дважды вводил в стране карантин в связи с распространением коронавируса и пытался подавить протесты в стране, которая впервые за более чем два десятилетия находится в рецессии. В июле он сказал председателю Национального банка Ерболату Досаеву, что стабильность тенге важна и что необходимо принять меры для предотвращения его волатильности», пишет Bloomberg.

«Тенге имеет политическое значение в Казахстане. Если ограничения на свободную торговлю будут сняты в Казахстане, это ускорит обесценивание обменного курса, что может привести к общественным беспорядкам», — говорит в интервью агентству эксперт Prism Political Risk Management в Лондоне Кейт Маллинсон.

Курс казахстанской валюты по отношению к доллару в этом году упал на 10 процентов, а курс российского рубля — на 18 процентов. «Тенге обычно идет по стопам рубля, поскольку Россия является крупнейшим торговым партнером Казахстана, а обе страны являются крупными экспортерами нефти», - сообщает Bloomberg.

Ценность тенге к рублю автор объясняет тем фактом, что Казахстан потратил 8 из 56 миллиардов долларов из Нацфонда «на покрытие возросших затрат», а Россия решала проблему в основном путем увеличения своего внешнего долга.

Как пишет Bloomberg, «когда спрос на иностранную валюту увеличивается, казахстанские кредиторы направляются не на национальную биржу, а на межбанковский рынок, где тенге продается по более низкой цене».

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG