Доступность ссылок

Срочные новости

Иностранные клептократы в Британии, Биртанов как «жертва» и Казахстан, «договорившийся» с Китаем


Королева Великобритании Елизавета II и на тот момент вице-премьер Казахстана Дарига Назарбаева в Букингемском дворце. Лондон, Великобритания, 4 ноября 2015 года.

На уходящей неделе иностранные СМИ, упомянув дорогое имущество Дариги Назарбаевой и ее сына, рассказывали о возможном ужесточении законов против «клептократов и преступников», вкладывающих свои «нечестные доходы» в британские особняки. В публикациях зарубежных изданий арест бывшего министра Биртанова характеризуют как попытку скрыть недостатки в борьбе с пандемией. Кроме того, СМИ предполагают, что за предоставлением Нур-Султаном статуса беженцев четырем этническим казахам, бежавшим из Китая в Казахстан, может крыться нечто большее.

«СКРЫТЬ ГРЯЗНЫЕ ДЕНЬГИ В БРИТАНИИ БУДЕТ ТРУДНО»

Рынок дорогой недвижимости Великобритании стал удобным местом для сокрытия незаконно заработанных денег со всего мира. Несмотря на то, что правительство пытается бороться с этим видом преступлений, пандемия коронавируса в этом году обострила ситуацию. Однако в Соединенном Королевстве может быть принят еще один суровый закон для борьбы с этим явлением. Он находится в разработке уже какое-то время.

Статью этой теме посвятило британское издание Financial Times. В ней вновь упоминается имущество в Лондоне, принадлежащее бывшему спикеру сената Казахстана и дочери экс-президента страны Дариги Назарбаевой, а также ее сыну Нурали Алиеву. Британские СМИ регулярно возвращаются к этому кейсу при обсуждении механизмов для борьбы с потоком «грязных денег», циркулирующих в стране, в том числе в качестве вложений в дорогостоящую недвижимость.

FT, в частности, сравнивает методы, которые применяют США и Британия, и приходит к выводу, что в Соединенном Королевстве успех этих механизмов до настоящего момента был более «прерывистым». Так, газета напомнила о том, что Дарига Назарбаева, неожиданно ушедшая в отставку с поста спикера сената в мае по указу президента Касым-Жомарта Токаева, и ее сын Нурали Алиев выиграли в британском суде дело об аресте их имущества.

Против семьи был применен инструмент по борьбе с отмыванием денег — ордера на «богатство неустановленного происхождения» (UWO). Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA) требовало, чтобы Назарбаева и Алиев объяснили, как они приобрели недвижимость в Лондоне за 80 миллионов фунтов стерлингов (103,8 миллиона долларов). Ведомство дважды проиграло в суде, а в июне, пишет FT, получило от Назарбаевой и Алиева «счет на возмещение судебных издержек на полтора миллиона фунтов».

Один из домов Назарбаевой и Алиева, на который были наложены ордера на "богатство неустановленного происхождения".
Один из домов Назарбаевой и Алиева, на который были наложены ордера на "богатство неустановленного происхождения".

В этой связи издание цитирует Джону Андерсона, партнера юридической фирмы White & Case, считающего, что, «несмотря на все внимание, которое привлекают UWO» в распоряжении британских властей есть более эффективные средства для борьбы с отмыванием денег, в частности «постановления о замораживании и конфискации счетов».

Тем не менее, пишет FT, с момента введения в действие ордеров в январе 2018 года, британские власти арестовали имущество по четырем делам на общую сумму 143 миллиона фунтов стерлингов. Им также удалось конфисковать недвижимость стоимостью 10 миллионов фунтов — у местного предпринимателя Мансура Махмуда (Манни) Хусейна, проигравшего NCA в суде.

Между тем, сообщает FT, локдаун в связи с пандемией коронавируса оказал двоякое влияние на процесс вливания в Британию незаконно полученных средств. С одной стороны, он ограничил прямой поток таких денег, с другой — затруднил проверку лиц, приобретающих дорогостоящую недвижимость, поскольку резко сократил возможность личных контактов. Одновременно уровень продаж элитного жилья в центре британской столицы стоимостью до пяти миллионов фунтов вырос на 31 процент.

«Наиболее всеобъемлющие меры по борьбе с отмыванием денег в Великобритании всё еще остаются на горизонте», — сообщает напоследок FT.

По данным газеты, с середины 2018 года в стране рассматривается проект закона «О регистрации иностранных юридических лиц», который требует от всех иностранных компаний декларировать конечных бенефициаров своих активов. В декабре прошлого года королева Великобритании говорила об этом законе в своей речи, которая призвана очерчивать повестку работы правительства на год.

Главный расследователь Transparency International UK Бен Каудок, которого цитирует FT, надеется, что этот закон будет принят уже в 2021 году. «Он пользуется поддержкой всего парламента: правительство хочет его провести, его поддерживают оппозиционные партии, поэтому его принятие не будет проблемой», — заявил Каудок.

АРЕСТ БИРТАНОВА КАК «ПЕРЕКЛАДЫВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

Несколько изданий обратили внимание на арест Елжана Биртанова, который занимал пост министра здравоохранения Казахстана и находился в авангарде борьбы с эпидемией во время первой волны пандемии коронавируса. Их главный вывод заключается в том, что это проблема не отдельного человека, не сумевшего правильно организовать борьбу с эпидемией, а проблема коррупции в Казахстане и наказание одного Биртанова ее не искоренит.

Diplomat пишет, что министр Елжан Биртанов, как и бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, заразился COVID-19 в середине лета, и задается вопросом: связан ли уход министра с поста лишь «пневмонией, вызванной коронавирусом»?

Экс-министр здравоохранения Казахстана Елжан Биртанов.
Экс-министр здравоохранения Казахстана Елжан Биртанов.

После того как Биртанов подал в отставку в «связи с лечением» 25 июня, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о «системных ошибках» бывшего руководства министерства здравоохранения, которое оказалось «не готово к борьбе с пандемией», он пообещал, что правительство «изучит ошибки».

Ряд казахстанских СМИ со ссылкой на неназванные источники сообщили, что Биртанов был обвинен в «присвоении» 526 миллионов тенге (1,2 миллиона долларов), выделенных на цифровизацию.

Ранее, в августе, заместитель Биртанова Олжас Абишев был арестован по обвинению в хищении 500 миллионов тенге. По данным комитета финансового контроля Минфина, преступление было совершено в 2018 году, задолго до вспышки эпидемии. По информации комитета, Абишева обвинили в подписании актов работ, которые еще не были завершены.

В августе председатель правления государственной фармацевтической компании «СК-Фармация» Берик Шарип был арестован по подозрению в злоупотреблении служебным положением во время чрезвычайного положения. Diplomat напоминает, что Абишев ушел с поста, когда стало известно, что лекарства, пришедшие в качестве гуманитарной помощи, продаются в аптеках.

«Какие бы преступления ни были совершены, если они были совершены, выбор времени для этих задержаний позволяет переложить вину за продолжающиеся последствия пандемии. Список выдвинутых обвинений, если он подтвердится, также показывает, насколько широко распространена коррупция в правительстве Казахстана» — к такому заключению приходит Diplomat.

Центр тестирования на коронавирус. Алматы, Казахстан. 8 июля 2020 года.
Центр тестирования на коронавирус. Алматы, Казахстан. 8 июля 2020 года.

Англоязычный онлайн-ресурс Eurasianet.org, также уделивший внимание этой теме, пишет, что «сектор здравоохранения Казахстана в течение многих лет страдает от коррупционных скандалов».

По словам автора, неизвестно, существует ли связь между делом арестованного в августе Абишева и бывшего министра Биртанова.

Eurasianet обращает внимание на мнение политолога Газиза Абишева, опубликованное в Telegram-канале, в частности, написавшего: «...следователи готовы зондировать всех членов команды бывшего министра». Не исключая вины Биртанова, Абишев называет экс-чиновника «и политической жертвой».

«…учитывая, какой шок от неэффективности системы здравоохранения испытал казахстанский народ. На кого-то нужно возложить политическую ответственность», — написал Абишев.

«ВЛАСТИ СИНЬЦЗЯНА НАЗНАЧИЛИ НАГРАЖДЕНИЕ ЗА ПОМОЩЬ В ПОИМКЕ БЕЖЕНЦЕВ»

За последние недели Казахстан предоставил статус беженцев четырем этническим казахам, бежавшим из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая и незаконно пересекшим границу. Это может создать впечатление, что Нур-Султан изменил свое мнение о нарушениях прав человека в Синьцзяне. Но за таким решением, похоже, стоит неизвестное политическое решение — к такому выводу приходит Eurasianet.

Синьцзянские казахи Мурагер Алимулы (слева) и Кастер Мусаханулы.
Синьцзянские казахи Мурагер Алимулы (слева) и Кастер Мусаханулы.

29 октября комитет по миграции МВД Казахстана принял решение о предоставлении статуса беженца этническим казахам Багашару Маликулы и Кайше Акан из Синьцзяна 30 октября. Кастер Мусаханулы и Мурагер Алимулы, которые ранее были заключены в тюрьму за незаконное пересечение границы с Китаем, также получили статус «беженцев».

Выданные удостоверения беженцев действительны в течение одного года, по истечении срока действия документа они могут подать заявление на продление.

«Это неизведанная территория для Казахстана, который до сих пор не хотел вызывать гнев Пекина, предоставляя убежище людям, спасающимся бегством из Синьцзяна», — пишет автор.

В частности, перспективы Кастера Мусаханулы и Мурагера Алимулы были мрачными, и даже высокопоставленный сотрудник комитета национальной безопасности ранее заявлял, что у них «нет надежды» остаться в Казахстане и их вернут в Китай.

Бежавшая из Китая Кайша Акан (справа) и ее адвокат Айман Умарова в суде. Жаркент, 23 декабря 2019 года.
Бежавшая из Китая Кайша Акан (справа) и ее адвокат Айман Умарова в суде. Жаркент, 23 декабря 2019 года.

Автор считает, что это «заметное изменение политики властей Казахстана» после случая с Сайрагуль Сауытбай, казашкой из Китая, которой Казахстан не предоставил статуса беженки, но позволил ей выехать в Швецию, где она получила убежище.

По словам заместителя директора Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Дениса Дживага, решение миграционной комиссии, в которую входят представители нескольких государственных структур, свидетельствует о том, что Казахстан признал «достоверность сообщений о репрессиях со стороны китайского руководства». Как полагает эксперт, получение статуса не означает, что эти люди смогут успешно подать на казахстанское гражданство.

Более того, считает Eurasianet, существуют «сильные подозрения», что Нур-Султан «координировал» весь процесс с Пекином. Издание ссылается на свидетельства активистов, что Китай «удвоил» усилия, чтобы не допустить новых «побегов через границу». Руководитель группы «Атажұрт еріктілері», отстаивающей права казахов в Китае, Серикжан Билаш говорит, что его коллеги наблюдали появление в Синьцзяне объявлений, обещающих «большую награду» тем, кто предоставит информацию о планирующих побег.

«Это мотивация не только для проживающих там казахов, но и для представителей нашей пограничной службы», — говорит Билаш.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG