Доступность ссылок

Срочные новости

«Всё, что вы говорите, — ложь, мы не смотрим». Почему журналист ушел с госканала Qazaqstan


Журналист Ербол Мандибек. Из личного архива журналиста.

34-летний журналист Ербол Мандибек уволился с государственного телеканала Qazaqstan «по собственному желанию». Мандибек, более десяти лет состоявший в президентском пуле и работавший последние три года специальным корреспондентом, критикует руководство и редакционную политику телеканала.

Аккаунт в социальной сети, в котором пишут о богатствах миллиардеров, в том числе Тимура Кулибаева, зятя экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, и бизнесмена Болата Утемуратова, бывшего управделами президента, о нуждах «задыхающихся» от COVID-19 в лекарствах, или предлагают назначить «не сломленного системой» Мухтара Джакишева министром энергетики, а также призывают правительство к прозрачности. Так выглядит страница Ербола Мандибека, который более десяти лет проработал в президентском пуле, а последние три года был специальным корреспондентом государственного телеканала Qazaqstan, пропагандирующего политику властей. Недавно он уволился из редакции. Ербол говорит, что «перед уходом получил предупреждение за свои посты».

В интервью Азаттыку журналист Ербол Мандибек рассказывает о том, почему телеканал Qazaqstan ограничивает свободу слова, как Акорда и министерство информации вмешиваются в редакционную политику и какие инструкции дают журналистам во время митингов.

«ТЕРПЕНИЕ ЛОПНУЛО»

Азаттык: Вы около 16 лет проработали на государственном телеканале. Почему решили уволиться именно сейчас?

Ербол Мандибек: Если коротко, терпение лопнуло. Понял, что не могу больше идти на сделку с совестью, испытывать чувство стыда. Я проработал на телеканале Qazaqstan более трех с половиной лет. Там освещают не проблемы населения, а в первую очередь выполняют поручения властей. Приоритет отдается разъяснению государственных программ.

Ербол Мандибек записывает стендап для сюжета на телеканале Qazaqstan
Ербол Мандибек записывает стендап для сюжета на телеканале Qazaqstan

Удовлетворение потребностей населения — прямая задача государства. На протяжении 30 лет по телевидению говорят, что «в стране всё прекрасно, всё делается во благо». Но ничего не меняется. Последние пять лет я надеялся, что государственное телевидение изменится. Думал, что обратят внимание на народ. Но этого не произошло. Там не могут пойти дальше указаний властей. Работа во время эпидемии коронавируса «добила меня».

Азаттык: Вы поднимали вопрос об изменении редакционной политики?

Ербол Мандибек: Во время редакционных совещаний предлагал руководству: «Давайте не будем сидеть сложа руки, будем освещать, говорить и писать обо всем». Выступали многодетные матери, выходили на улицы. Они ходили в акиматы, министерства, дошли до Акорды. Мы не искали ответов на вопрос, почему так происходит, только выполняли поручения.

Министерство информации поручило «снимать митинги». «Следите за провокаторами, увидите, снимайте их», — сказали нам. Мы снимали протесты после выборов и протесты матерей, носили микрофоны без логотипов. К примеру, я снимал на видео многодетных женщин перед Акордой. Но материал не вышел.

Азаттык: Вы предлагали показать его в эфире?

Ербол Мандибек: Да. Но руководство не слушает журналистов. Это государственный телеканал, поэтому решения принимают в Акорде. Там есть отвечающие за этот процесс люди. Такие же люди есть в канцелярии премьер-министра. Есть министерство информации, при нем комитет информации. Плюс твое непосредственное руководство на телеканале. Один журналист не в силах это исправить. Начинаешь говорить им обо всем этом — предстаешь в их глазах умалишенным. В государственных СМИ ни одна публикация не ускользнет от внимания. Всё анализируется и учитывается. Вы когда-нибудь видели человека, выступавшего против властей по телеканалу [Qazaqstan]?

«ЭТО СИСТЕМА. ЕЕ НЕВОЗМОЖНО СЛОМАТЬ»

Азаттык: Каким образом люди из Акорды, канцелярии премьер-министра вмешиваются в редакционную политику?

Ербол Мандибек: Глава телеканала не может принимать решение по политическим событиям в одиночку. В администрации президента есть лицо, отвечающее за внутреннюю политику, есть представители канцелярии премьер-министра и министерства информации. Глава любого государственного канала — это представитель власти. Это люди, которые работали в госструктурах и знают друг друга. Как такие люди не будут выполнять поручения властей

Министерство информации — о редакционной политике государственного канала

Азаттык обратился в министерство информации и общественного развития — учредителю национального телеканала Qazaqstan — с вопросом о том, вмешиваются ли в редакционную политику канала Акорда и канцелярия премьер-министра, представители министерства информации. В пресс-службе министерства ответили, что «согласно закону о СМИ, цензура запрещена, никто не вправе вмешиваться в редакционную политику СМИ».

Азаттык: Как планируется эфир ежедневных новостей?

Ербол Мандибек: В первую очередь поступают новости из Акорды. Это встречи президента, заседания правительства, парламента. Затем рассказывается, как реализуются госпрограммы. Эфир — всего полчаса. Разве останется время на проблемы населения, если все полчаса передавать сказанное властями?! Первую половину эфира я предложил посвящать проблемам населения, а вторую — работе властей. Но добиться этого, кажется, невозможно.

Азаттык: Вы когда-нибудь выражали несогласие с заданиями руководства?

Ербол Мандибек: Мне было поручено подготовить материал о том, как народу «хорошо» живется на 42 500 тенге (социальное пособие для потерявших доход во время карантина. — Ред.). Мой мозг отказывался понимать, что на эти деньги можно жить хорошо, в итоге я не пошел на задание. Вместо этого я предложил снять сюжет о том, как семье с шестью детьми выжить на эти деньги. В то время это было уже не 42 500, а 21 250 тенге (в августе после продления карантина правительство Казахстана назначило потерявшим доход половину от суммы минимальной заработной платы. — Ред.). Это была абсурдная ситуация. «Почему бы нам не рассказать об этом? Мы же главный канал, — возмущался я. — Иногда люди идут на самоподжог от отчаяния. Но мы не говорим об этом ни слова». Когда предлагаю что-то, всегда отвечают одинаково: «Это система. Ее невозможно сломать».

«У ЖУРНАЛИСТОВ СВЯЗАНЫ РУКИ»

Азаттык: Выступают ли ваши коллеги по телеканалу против редакционной политики?

Ербол Мандибек: Я не могу отвечать за своих коллег. У них связаны руки. У них тоже есть семьи, кредиты, живут на съемных квартирах.

Азаттык: После увольнения вы начали открыто писать об ограничениях на телеканале. Как на это отреагировали ваши коллеги?

Ербол Мандибек: После ухода с телеканала я стал высказываться против позиции руководства и критиковать систему управления. Ни один из моих бывших коллег, с которыми мы прежде обсуждали проблемы, не ставит лайки и не пишет комментарии [в соцсети]. Потому что знают, что могут подвергнуться преследованию. В трудовом договоре телеканала говорится, что «нельзя критиковать правительство и его политику».

Министерство — о внутренних правилах на государственном телеканале

В министерстве информации в ответ на запрос Азаттыка подтвердили, что для сотрудников медиакорпорации Qazaqstan установлены специальные внутренние правила при публикации каких-либо заявлений или сообщений на различных ресурсах.

«Каждый корреспондент перед приемом на работу уведомляется о внутренних правилах. Только после этого принимается решение о подписании договора. Такова позиция корпорации. Это требование применяется в профессиональной работе сотрудников и не ограничивает конституционные права кого-либо. В соответствии с законом о СМИ, журналисты осуществляют редакционную политику средства массовой информации, в котором они работают. Представители государственных СМИ выполняют работу по государственному информационному заказу», — говорится в письме министерства Азаттыку.

Казахстан позиционирует себя как демократическую страну. У каждого должна быть возможность выражать свое мнение о внутренней политике, если это не наносит ущерб национальной безопасности. Между тем на государственном телеканале запрещают рассказывать о чиновниках, правительстве. За последний год я призывал к изменению этого требования в трудовом договоре, чтобы журналистам дали свободу слова. Ни один журналист, работающий в настоящее время на государственном канале, не может открыто комментировать события в социальной сети. Он боится преследований.

Азаттык: Вы когда-нибудь получали предупреждение за свои посты в социальных сетях?

Ербол Мандибек: Я писал о проблемах в обществе, много о том, что власти во время пандемии показали свою беспомощность, безысходность. Вот почему мне сказали, что я «не выполняю условия договора».

Журналист Ербол Мандибек. Из личного архива журналиста.
Журналист Ербол Мандибек. Из личного архива журналиста.

Азаттык: Какие ваши посты противоречили правилам?

Ербол Мандибек: Я написал о том, что правительство не справляется с социально-экономическими вызовами во время пандемии. У населения не хватало лекарств, люди умирали, а наша система здравоохранения оказалась не готова. Я написал об этом в Сети. Мне вежливо намекнули, что меня уволят.

Так что у меня был выбор. Я мог остаться и продолжать выполнять сказанное, получать небольшую зарплату и премии, выполнять поручения властей. Или защищать свою гражданскую позицию. Была какая-то внутренняя уверенность, что смогу прожить и без государственного канала. Даже после ухода с работы были предупреждения: «Удалите сообщения о ситуации на телеканале, мы примем меры».

«МЕДАЛИ И НАГРАДЫ НЕ ИМЕЮТ НИКАКОГО ЗНАЧЕНИЯ»

Азаттык: Вы получали различные медали и награды от президента и министерства. Какое значение они имеют для вас?

Ербол Мандибек: Такие награды не имеют никакого значения. Каждый второй получает такие награды. У меня 15-летний опыт работы, в президентском пуле я проработал около десяти лет. Готовил репортажи о рабочих и зарубежных визитах президента. Я этого не скрываю. Работал и получал за это благодарственные письма.

Ербол Мандибек (справа) получает награду как журналист гостелеканала Qazaqstan.
Ербол Мандибек (справа) получает награду как журналист гостелеканала Qazaqstan.

Азаттык: В одном из своих постов в Facebook'е вы потребовали от министра информации Аиды Балаевой обнародовать бюджет государственных СМИ. Почему?

Ербол Мандибек: Государственные каналы живут на государственные средства. Они не смогут удержаться на плаву ни дня без денег из бюджета. Государственные СМИ должны отчитываться перед общественностью о том, куда они тратят свои деньги. Но информации о годовом бюджете нет. Как тратится? Куда уходят деньги от рекламы? Какая зарплата у топ-менеджеров? Ничего не известно. Если вы узнаете о социальном положении рядовых сотрудников, то задумаетесь об этом.

Телеканал Qazaqstan — о заявлениях Ербола Мандибека

В связи со сказанным журналистом Ерболом Мандибеком репортер Азаттыка обратился за комментариями к руководству национального телеканала Qazaqstan. Представитель телеканала, отказавшийся от комментариев по телефону, заявил, что «никаких ограничений в работе Мандибека не было».

Азаттык: Каковы последствия того, что государственные телеканалы, как вы говорите, «много лет не показывают правду»?

Ербол Мандибек: Неспособность показать правду привела к потере доверия. Не знаю, как они повышают свой рейтинг. Государственный телеканал потерял уважение в стране. В последние годы, если вы говорите, что работаете на государственном телевидении, люди не благодарят, а проклинают. Плачут миллионы людей. Люди не могут содержать детей, выплачивать кредиты, не могут найти работу. Между тем в новостях «Хабара» и телеканала Qazaqstan показывают отчеты чиновников. Приходишь на какое-нибудь собрание и говоришь, что ты с госканала, а тебя воспринимают откровенно плохо. То там, то здесь слышишь «всё, что вы говорите, — ложь, мы не смотрим [ваш канал]».

Самое смешное, что люди в администрации президента, министерстве, ответственные за информационную политику, считают такую журналистику лучшей, а наш канал – совершенным.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG