Доступность ссылок

Срочные новости

«Лох», «черт», «стукач». Дедовщина, приводящая к суицидам в армии


Призывники перед отправкой на службу в армию и их родственники у призывного пункта в Алматы. Архивное фото.

После смерти 19-летнего рядового в Алматинской области в обществе вновь поднимают проблему дедовщины в армии. Военное руководство заверяет, что принимает меры для предотвращения неуставных отношений. Эксперты же отмечают, что дедовщина не искоренена и «принимает другие формы».

ОПЛЕУХА КОМАНДИРА

2 марта 2020 года на территории части 65476 в городе Капчагае произошла трагедия. Рядовой Дмитрий Ганчлевский спрыгнул с вышки. 19-летнего парня не спасли.

Согласно официальному заключению, событию предшествовало разбирательство в части — новобранца Ганчлевского «вызвали на ковер». Причина — незакрытый в ночь на 2 марта кран перед резервуаром с водой. Емкость переполнилась, вода вытекла, и дежурный по роте сержант Алибек Агыбаев потребовал с Ганчлевского объяснительную. Солдат написал, что оставил кран открытым случайно.

В материалах дела о смерти рядового говорится, что сержант «злоупотребил своей властью, оскорбил Ганчлевского и ударил его по лицу», приказал солдату оставаться на дежурстве до утра. Через полчаса Ганчлевский вышел на улицу и покончил с жизнью, сбросившись с 26-метровой вышки.

Контрактник Алибек Агыбаев был признан виновным в «превышении полномочий» и приговорен к шести годам лишения свободы. Военный суд Алматинского гарнизона вынес приговор 27 июля. 10 сентября апелляционный суд оставил его без изменения. Приговор вступил в силу.

«МАМА, ТВОЙ СЫН УСТАЛ СЛУЖИТЬ...»

Мать сержанта Агыбаева Айгуль Бекежанова считает, что военное руководство, не желая признавать дедовщину в части, провело расследование в выгодном для себя ключе. Она убеждена в том, что погибший, который прибыл в Капчагай за три месяца до трагедии, подвергался издевательствам со стороны сослуживцев. Об этом говорят его записи в личном блокноте («Я не хочу служить», «Мама, твой сын устал служить, пора ему отдыхать», «Запомнить бы эти имена…, поймать бы их на воле»).

На въезде на территорию войсковой части.
На въезде на территорию войсковой части.

Айгуль Бекежанова говорит, что покончивший жизнь самоубийством солдат и ее сын служили в разных ротах и даже не знали друг друга.

— Когда мой сын вызвал Ганчлевского для объяснений, с ним были еще два солдата. В своих первых показаниях они сообщили, что не видели, как мой сын ударил Ганчлевского. Двое солдат были доставлены в военно-следственную часть, и через три дня они изменили показания. Возможно, мой сын не сдержался, когда делал замечание. Но говорить, что мой сын подтолкнул к самоубийству, оказывал давление и избивал, — это слишком, — говорит Айгуль Бекежанова.

Отец погибшего солдата не верит, что его сын мог свести счеты с жизнью из-за одной пощечины. Адвокат потерпевшей стороны Камшат Шинтекова сообщила Азаттыку, что он подал заявление о возврате уголовного дела в прокуратуру для проведения дополнительного расследования и привлечения виновных в смерти солдата к ответственности.

— По словам отца солдата Дмитрия Тархова, на момент призыва в армию его сын Дмитрий Ганчлевский находился в хорошем психологическом и физическом состоянии. Отец считает, что его уравновешенный сын не мог покончить с собой из-за одной оплеухи, — говорит адвокат.

Камшат Шинтекова утверждает, что в суде первой инстанции руководство войсковой части и следователи заявили потерпевшей стороне, что в гибели солдата виноват Агыбаев, и просили «не поднимать шум», обещая выплатить компенсацию. Но, ознакомившись с делом, отец солдата потребовал отмены приговора и «привлечения других виновных лиц». Апелляционный суд посчитал, что достаточных оснований для отмены приговора либо внесения в него изменений нет, и отклонил просьбу о возврате дела прокурору.

Азаттыку не удалось связаться с председателем военного суда и получить комментарии по этому делу. В постановлении апелляционной коллегии военного суда говорится, что «возврат дела прокурору допускается лишь при установлении существенных нарушений уголовно-процессуального законодательства, таковые обстоятельства по делу отсутствуют». Там же говорится, что потерпевшая сторона вправе обратиться с заявлением «в органы уголовного преследования для привлечения других виновных лиц».

Заместитель командира по воспитательной работе части 65476 в Капчагае Касымбек Бижанов говорит, что дедовщины у них нет.

— У нас не было и не будет дедовщины. Могу сказать, что это у нас первый и последний случай суцида, — говорит подполковник Бижанов.

НУЖНО ВОСПИТЫВАТЬ ОФИЦЕРОВ

По официальным данным, 220 военнослужащих за последние десять лет покончили жизнь самоубийством. Это в среднем по 22 военных в год. С начала текущего года счеты с жизнью свели семь военнослужащих.

По данным первого заместителя главного военного прокурора Казахстана Бирлика Ташимова, более 90 процентов зарегистрированных случаев суицида не носят криминального характера и связаны в основном с семейными и финансовыми проблемами, нетерпимостью к тяготам службы и неспособностью адаптироваться к военной среде.

Военные в сельской местности в Жамбылской области. Февраль 2020 года. Иллюстративное фото.
Военные в сельской местности в Жамбылской области. Февраль 2020 года. Иллюстративное фото.

Были случаи самоубийств вне мест службы, говорят в прокуратуре, отмечая, что они связаны со стрессами, депрессией, алкогольной зависимостью.

По словам руководителя Комитета солдатских матерей города Алматы Зинаиды Чивилевой, причина суицидов солдат — дедовщина в войсковых частях. Офицерский состав не борется с неуставными отношениями, считает она.

— Офицеры сами невоспитанные, набирают невоспитанных контрактников. Они не могут работать с людьми. Их как педагогов нужно тестировать два раза в год и на страх другим выгонять [не прошедших тест] из армии, — говорит Зинаида Чивилева.

По информации прокурора Ташимова, в казахстанской армии каждые шесть дней регистрируется одно преступление. За десять лет зарегистрировано 623 уголовных правонарушения в отношении 604 человек, связанных с неуставными отношениями.

В Минобороны говорят, что ведомство принимает меры по сокращению общего числа нарушений, связанных с неуставными взаимоотношениями. Исполняющий обязанности первого заместителя начальника генерального штаба Вооруженных сил Казахстана Нурлан Карбенов в письменном ответе на запрос Азаттыка пишет, что воинские подразделения оснащены системами видеонаблюдения, работают телефоны доверия, в целях повышения дисциплины проводятся декады, месячники правовых знаний, солдаты разговаривают по телефону с родителями, среди срочников проводятся анонимные опросы, личный состав проводят через осмотры на предмет выявления возможных телесных повреждений, организовывают «прокурорские часы», «дни открытых дверей» и мобильные судебные процессы. В результате за последние 20 лет число попыток суицида среди солдат сократилось в 18 раз, а количество завершенных самоубийств — в пять раз, приводится в письме.

ДЕДОВЩИНА ПРИНИМАЕТ ДРУГИЕ ФОРМЫ

Журналист и военный эксперт Амангельды Курметулы не исключает, что число фактов избиений в армии уменьшилось, но отмечает, что психологическая атмосфера там не улучшается. По его словам, нарастают психологическое давление, унижения, дискриминация и оскорбления. Этого не выявит ни видеокамера, ни осмотры.

— Просматривая записи с камер, к примеру, вы видите, как солдат поднимает стул или прыгает на одной ноге. Вы подумаете, что это такая игра, — говорит он. — А солдат в этот момент может находиться под сильным психологическим давлением. За всем этим стоит распространенное в казармах моральное давление, когда используются такие жаргонные унижающие достоинство слова, например, «лох», «черт». К сожалению, это сложный вопрос и, похоже, легкого решения тут нет.

По его словам, в закрытых мужских коллективах сильно стремление к доминированию, не поддерживается стремление к правовой дисциплине, а тех, кто жалуется, называют «стукачами». Амангельды Курметулы отмечает, что сейчас в армию идут в основном те, кто плохо учился в школе и не смог поступить в вузы.

— Учителя и родители вытесняют из школы в колледжи детей со слабой успеваемостью и плохой дисциплиной. Те, кто окончил 11 классов и не смог поступить в вуз, часто идут в армию. Но большинство из них сами сталкивались с давлением и притеснениями со стороны учителей и сверстников в школе. В армии они делают то, что пережили сами, но в отношении более слабых, — считает Амангельды Курметулы.

Если бы каждый солдат понимал, что значит права человека, и уважал личность, то не позволял бы себе притеснений других, полагает Курметулы.

По мнению доктора военных наук, полковника в отставке и одного из основателей Вооруженных Сил Казахстана Кима Серикбаева, дедовщина во многом связана с воспитанием, полученным в семье, с установками, которые существуют в обществе. Дедовщина, избиения, которые ежедневно видят и на улице, и в фильмах, не могут не отражаться на психике подростков.

— Если ребенка в семье воспитывают не только физически сильным, но и сильным в моральном плане, маловероятно, что он будет кого-то унижать. Сына в армию надо отправлять не для того, чтобы он изменился, а чтобы закалить его характер, — говорит Ким Серикбаев.

Амангельды Курметулы считает, что одним из способов предотвращения дедовщины может быть повышение призывного возраста. Он предлагает отправлять в армию молодых людей, которые уже повидали жизнь и понимают, что притеснение — это ненормально. Зинаида Чивилева соглашается, но говорит, что дисциплина среди солдат не должна зависеть от их возраста.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG