Доступность ссылок

Срочные новости

Воспринимают ли власти Казахстана всерьез международные рейтинги?


Карта, сопровождающая Индекс восприятия коррупции — 2018 международной организации Transparency International.

В одних международных рейтингах, зачастую экономических, Казахстан улучшает свои позиции. В других, в основном составляемых правозащитными организациями, остается в категории коррумпированных и несвободных стран. Ориентируется ли Астана на международные оценки и влияют ли эти рейтинги на процесс принятия решений?

В последнем, февральском докладе международной правозащитной организации Freedom House Казахстан по итогам 2018 года вновь оказался в списке «несвободных» стран. В опубликованном ранее, в январе, Индексе восприятия коррупции Transparency International занял 124-е место из 180, расположившись рядом с Габоном и Джибути. Тогда же организация Human Rights Watch по результатам 2018 года заключила, что в Казахстане не произошло никаких значительных изменений в области прав человека и ситуация остается негативной.

Одновременно в прошлом году Казахстан впервые вошел в тридцатку (28-е место) лидеров в рейтинге Doing Business Всемирного банка, оценивающем благоприятность делового климата в странах мира.

Отдельные казахстанские высокопоставленные чиновники периодически выражают скептицизм относительно разнообразных международных рейтингов. Так, когда в Индексе свободы прессы «Репортеров без границ» по итогам 2017 года Казахстан занял 158-е место среди 180 стран мира, министр информации и коммуникаций Даурен Абаев называл эти оценки «субъективными».

В ПРИОРИТЕТЕ — ЭКОНОМИКА?

Рейтинги, на которые, по всей видимости, ориентируется официальная Астана, перечислены в Стратегическом плане развития Казахстана до 2025 года. Он был утвержден президентом Нурсултаном Назарбаевым в феврале 2018 года.

В плане, в частности, упомянуты позиции Казахстана в:

  • Рейтинге Doing Business Всемирного банка,
  • Глобальном индексе конкурентоспособности (ГИК) Всемирного экономического форума,
  • TIMSS (качество начального образования),
  • PISA (качество среднего образования),
  • QS WUR (качество образования в вузах),
  • Индексе восприятия коррупции Transparency International.

В финальном разделе плана «Ожидаемые результаты» его разработчики определяют задачи на будущее, — в частности, обещают, что:

  • «Комплексные меры» позволят к 2025 году улучшить позиции Казахстана в «Индексе верховенства закона The World Justice Project (эта международная неправительственная организация занимается продвижением верховенства закона. —​ Ред.) до 55–60-го места в мире». Сейчас Казахстан на 64-м месте из 113 и маркирован в этом рейтинге как «середнячок».
  • «Индекс восприятия коррупции Transparency International вырастет до 35 баллов» с нынешних 31-го из 100.
  • Рост инвестиций в основной капитал увеличится — до 19,4 процента от ВВП.

Индикатором оценки «общестранового прогресса» авторы плана называют грядущее улучшение позиций Казахстана в рейтинге Всемирного экономического форума, где он по результатам 2018 года занимает 59-е место среди 140 экономик мира. Разработчики плана указывают строчки, до которых планирует подняться страна: на 46-е место — в 2021 году, 40-е место — в 2025 году и 30-е место — в 2050 году.

Слова «демократия» и «права человека» в 135-страничном документе, определяющем приоритеты государства на ближайшие пять лет, не встречаются. Раздел «Правовое государство без коррупции» стратегического плана коротко сообщает, что в стране «будут улучшены механизмы защиты прав граждан, усилена независимость судебной системы», а система правовой защиты «станет максимально близка к международным стандартам». Не упоминает план отчеты по Казахстану международных правозащитных организаций.

ТАКИЕ РАЗНЫЕ МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Мухтар Кульжан, ведущий эксперт казахстанского Центра анализа и мировой экономики Института экономических исследований, считает, что значимые рекомендации «крупных рейтинговых агентств» власти Казахстана используют и учитывают при реализации «социально-экономических и политических реформ в стране».

По словам эксперта, в системе глобального рынка эти рейтинги — инструмент для иностранных инвесторов, позволяющий получить представление о Казахстане и о возможностях и рисках для капитала. На микроуровне, говорит Кульжан, рейтинги влияют на посещаемость страны иностранными туристами. Тем не менее эксперт не считает, что они должны быть основным ориентиром и приоритетом.

Мухтар Кульжан, эксперт Центра анализа и мировой экономики Института экономических исследований. Фото из личного архива.
Мухтар Кульжан, эксперт Центра анализа и мировой экономики Института экономических исследований. Фото из личного архива.

— Они важный, но не единственный источник данных о положении в отраслях. Существует мнение, что методология составления и расчетов по некоторым рейтингам вызывает вопросы у экспертного сообщества. Многие методики разработаны на основе опыта определенных стран и не могут применяться шаблонно и универсально. Необходимо учитывать социально-политические и культурные особенности каждой страны. Рейтинговые агентства не должны стать инструментом влияния на суверенные государства, — считает Мухтар Кульжан.

Алексей Малашенко, эксперт исследовательского института «Диалог цивилизаций», обсуждая влиятельность международных рейтингов, проводит параллели с ситуацией в России. Говоря об отношении официальной Москвы, эксперт подчеркивает, что в соседней стране эти отчеты и исследования «всерьез не принимаются и зачастую являются объектом для шуток». Это, со слов Малашенко, заметно и по заявлениям российского МИД, и в риторике прокремлевских телешоу. Но, отмечает эксперт, «считаться с международными рейтингами [России] так или иначе приходится».

Алексей Малашенко, эксперт исследовательского института «Диалог цивилизаций».
Алексей Малашенко, эксперт исследовательского института «Диалог цивилизаций».

— Полностью их игнорировать невозможно. Не учитывать эти рейтинги власти не могут. Для правящего класса рейтинги имеют определенное значение. Тем более что неформальные контакты у российских высоких чиновников, бизнесменов и олигархов на Западе достаточно обширны. Игнорирование подобных рейтингов может ударить в конечном счете по их кошельку. Как, например, это происходит в связи с санкциями (введенными западными странами в 2014 году в ответ на действия России в Украине. — Ред.), — считает Малашенко.

Правозащитница Виктория Тюленева также полагает, что казахстанские власти обращают внимание на различные международные рейтинги, — более того, относятся к ним довольно серьезно. По ее мнению, причина — в том, что те формируют имидж страны на мировой арене. Однако, по ее словам, это не означает, что рейтинги приводят к существенным переменам в реальной ситуации в стране.

Правозащитница из Алматы Виктория Тюленева. Фото из личного архива.
Правозащитница из Алматы Виктория Тюленева. Фото из личного архива.

— Власти инициируют изменения для улучшения своих позиций в рейтингах, но не за счет устранения истинных причин тех или иных проблем, повлиявших на международную оценку, а в основном за счет борьбы со следствиями, имитируя бурную деятельность, которая, на мой взгляд, не приводит к столь необходимым системным изменениям. Получается, что международные рейтинги не приносят положительных изменений в жизнь рядового казахстанца, — говорит Тюленева.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка в Уральске с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

КОММЕНТАРИИ

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG