Доступность ссылок

Срочные новости:

Трое осуждённых по политически мотивированным делам оправданы. Это трансформация Фемиды? Спойлер: нет


Статуя Фемиды у здания Верховного суда

Верховный суд Казахстана оправдал осуждённых по двум резонансным уголовным делам, «заказчиком» которых называли в свое время Нурлана Нигматулина, теперь уже бывшего председателя мажилиса. Представитель «старой гвардии» Нигматулин после ухода с поста спикера вслед за январскими событиями лишился прежнего влияния. Будут ли пересмотрены другие громкие дела, в которых усматривали политическую подоплеку? И нет ли политики в самих недавних оправдательных решениях Верховного суда?

ОПРАВДАНИЕ ЧЕРЕЗ ГОДЫ

19 июля Верховный суд Казахстана полностью оправдал председателя Союза журналистов Сейтказы Матаева и его сына Асета Матаева.

Осенью 2016 года Есильский районный суд столицы приговорил руководителя Национального пресс-клуба Сейтказы Матаева к шести годам лишения свободы, а директора агентства КазТАГ Асета Матаева — к пяти годам. Суд назвал из виновными в «хищении средств» и «уклонении от уплаты налогов».

Сейтказы Матаев освободился досрочно в декабре 2017 года. Его сын вышел на свободу в июле 2018-го.

Процесс по делу Матаевых был резонансным. Обвиняемые утверждали в суде, что антикоррупционная служба «выполняет указания» Нурлана Нигматулина, тогда спикера нижней палаты парламента и влиятельного человека в политическом истеблишменте. По словам Матаевых, Нигматулин пытался рейдерским путем завладеть агентством КазТАГ.

Сейтказы Матаев (в центре), его сын Асет Матаев и адвокат Андрей Петров в суде. Сентябрь 2016 года
Сейтказы Матаев (в центре), его сын Асет Матаев и адвокат Андрей Петров в суде. Сентябрь 2016 года

Нурлан Нигматулин в ответ заявил, что Матаевы «пытаются политизировать судебный процесс», а заместитель генпрокурора Андрей Кравченко назвал утверждения подсудимых «способом защиты».

Апелляционный суд оставил приговор первой инстанции в силе. Матаевых этапировали в тюрьму в поселке Заречный.

— Нигматулины сказали моему отцу, что отберут всё его имущество и посадят сына, то есть меня. Отец думал обо мне. Я сказал, что если мы признаемся в преступлении, которого не совершали, то не сможем завтра смотреть в глаза собственным детям. Пусть лучше нас посадят, сказал я. Но заключение в тюрьму безо всякой вины потрясло моего отца-пенсионера. У него было два инсульта. Он и сейчас болеет, но то, что его полностью оправдали, — приободрило отца, — говорит Асет Матаев Азаттыку.

С Сейтказы Матаевым, который в 1990-х годах работал пресс-секретарем президента Нурсултана Назарбаева, а затем возглавил Союз журналистов, поговорить не удалось в связи с состоянием его здоровья.

Асет Матаев считает, что оправдание стало возможным после январских событий — в начале года массовые протесты обернулись беспорядками, произошло кровопролитие, по официальным данным, погибли 238 человек.

Нурлан Нигматулин, один из верных соратников Нурсултана Назарбаева на протяжении многих лет, занимавший пост председателя мажилиса, в феврале досрочно сложил свои полномочия. Сообщалось, что после ареста племянника Нурсултана Назарбаева Кайрата Сатыбалды в марте этого года Нигматулин выехал за границу. Подтвердить или опровергнуть это сложно. Дозвониться до Нигматулина не получилось. Азаттык готов дать возможность Нигматулину прокомментировать обвинения в его адрес.

Вслед за январскими событиями Нурлана Нигматулина исключили из Политсовета партии «Нур Отан», переименованной затем в «Аманат», а одного из его сыновей, Нуржана Нурланова, отправили в отставку с поста гендиректора «КазМунайГаз-Аэро». Несколько месяцев спустя возбудили дело против руководства завода «Казфосфат», во главе которого стоял другой сын Нигматулина, Нурхан Нурланов.

После решения Верховного суда Матаевы вправе требовать возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов, которые вели уголовный процесс. Однако они говорят, что подавать иски не станут.

— Отец сказал, что не будет мстить. Но государство должно принять меры в отношении экс-председателя мажилиса Нурлана Нигматулина, судей, которые выносили приговор, прокурора и следователей финансовой полиции, которые вели дело, — говорит Асет.

Имя Нурлана Нигматулина звучало в связи еще с одним делом. Верховный суд недавно пересмотрел уголовное дело в отношении бизнесмена из Балхаша Куата Султанбекова, который находился в заключении с 2012 года, и оправдал его.

Бизнесмена приговорили сначала к трем с половиной годам заключения по обвинению в «незаконном хранении оружия». Когда он сидел в тюрьме, против него возбудили еще два уголовных дела. Затем приговорили к 21 году. На процессе Султанбеков назвав Нигматулина «заказчиком», сообщив, что об этом ему намекнули правоохранительные органы.

— Он, что, настолько силен, что может давать приказы всем органам? В ходе расследования не было доказано ни одно из обвинений, — сказал в своем выступлении Куат Султанбеков.

Связаться с адвокатом бизнесмена не удалось.

БУДУТ ЛИ ПЕРЕСМАТРИВАТЬ ДРУГИЕ ДЕЛА?

Означает ли пересмотр двух этих дел определенный поворот в судебной системе «нового Казахстана», курс на строительство которого провозгласили власти? Кайрат Нуркадилов, сын оппозиционера Заманбека Нуркадилова, по версии следствия покончившего жизнь самоубийством в 2005 году (в материалах дела говорится, что политик произвел два выстрела в область сердца и третий контрольный выстрел в голову), подал документы на пересмотр дела и возобновление расследования, но получил отказ из Генпрокуратуры.

— Верховный суд пересматривает некоторые громкие дела. Но заказчиком в этих случаях назывался Нигматулин. Если пересмотрят дело по факту смерти моего отца, то может всплыть имя Нурсултана Назарбаева. [Экс-президент] Назарбаев никуда не ушел, хоть и передал власть во время январских событий. О привлечении его к ответственности еще не может быть речи, — говорит Кайрат Нуркадилов.

Сын Заманбека Нуркадилова требует заново расследовать смерть отца. Возможно ли это в «новом» Казахстане?

После январских событий родственники и приближённые Нурсултана Назарбаева лишились высоких должностей, а некоторые были помещены под стражу. Сам Назарбаев заявил, что является «простым пенсионером». Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о необходимости учитывать «историческую роль» предшественника.

Бывший депутат мажилиса парламента Ирак Елекеев, занимавший пост председателя комитета по судебному администрированию при Верховном суде в 2004—2009 годах, считает, что «власти продолжают следовать прежнему курсу, раз уголовное дело, связанное со смертью Заманбека Нуркадилова, не пересматривают».

— Несмотря на утверждения Токаева об уходе от суперпрезидентской системы, на практике всё остается по-прежнему. Тот факт, что одни политически мотивированные дела пересматривают, а другие нет, свидетельствует о том, что судебная система по-прежнему зависит от власти. Мы видим в СМИ, что Токаев принимает председателя Верховного суда Жакипа Асанова и дает ему поручения. По сути, председатель Верховного суда должен быть независим от президента, если есть система сдержек и противовесов, — рассуждает Ирак Елекеев. — На самом деле необходимо привлечь к ответственности судей, прокуроров и сотрудников других органов, участвовавших в пересмотренных делах. Если это правда, что Нигматулин давал поручение, то, ясное дело, он не разговаривал лично с судьей первой инстанции. Он говорил с руководством судей. Это также можно выяснить.

Серик Акылбай, председатель Союза юристов Казахстана, бывший прокурор Карагандинской области, проработавший судьей около 20 лет, отмечает: нельзя сказать, что в отношении вынесших неправосудные решения судей вообще каких-либо мер не принимается.

— По опыту знаю, что к судьям, выносящим неправильные решения, применяются различные меры. Их могут привлечь к уголовной ответственности только в том случае, если в Верховном суде вынесут оправдательный приговор по рассмотренным ими делам, указав отдельно, что судья нижестоящей инстанции «грубо нарушил закон», — говорит он.

В оправдательном приговоре Верховного суда говорится об отсутствии «уголовного правонарушения» в действиях Матаевых, а акты районного суда № 2 Есильского района города Нур-Султана, признавшего отца и сына виновными, названы «незаконными и безосновательными».

Серик Акылбай подчеркивает, что уголовные дела ведут разные госорганы, но окончательное решение принимает суд.

Глава 17 уголовного кодекса «Уголовные правонарушения против правосудия и порядка исполнения наказаний» включает статьи «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (статья 412), «Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта» (статья 418 ). Согласно статье 418, судья, вынесший несправедливый приговор приговаривается к лишению свободы на срок от двух до шести лет.

По словам юриста Рамазана Сарпекова, бывшего депутата парламента, привлечь судью к ответственности действительно сложно. Но, как отмечает Сарпеков, если судебное решение отменено как несправедливое, то нужно тщательно проверить действия всех, кто участвовал в деле, начиная от этапа досудебного расследования до стадии пересмотра судебных актов.

— Необходимо определить, вынес ли судья несправедливое решение из-за давления внешних сил или нет. Создать независимую судебную систему можно только в том случае, если будет установлено, кто дал поручение судье и кто на него оказывал воздействие, — говорит он.

ЕСТЬ ЛИ ДОВЕРИЕ К СУДЕБНОЙ СИСТЕМЕ?

Оправданные Верховным судом вправе претендовать на возмещение морального вреда и материального ущерба в соответствии с законом. Компенсация выплачивается из государственного бюджета. И это могут быть огромные деньги.

— Если виновное лицо будет установлено, возможно взыскание через регрессный иск (встречный иск). Этот процесс может затянуться. Поэтому компенсация пострадавшему от несправедливого приговора суда будет выплачена сразу из бюджета, — объясняет юрист Сарпеков.

Два года назад, в 2020 году, Генеральная прокуратура Казахстана подала кассационную жалобу о возврате части имущества заочно осуждённого бывшего акима Атырауской области Бергея Рыскалиева, который выехал за границу, и коллегия по уголовным делам Верховного суда ее удовлетворила.

В 2013 году в отношении Рыскалиева возбудили уголовное дело по обвинению в «хищении бюджетных средств в особо крупном размере и создании преступной группы», и расследовали его много лет. В 2019 году суд заочно приговорил бывшего чиновника к 17 годам и конфисковал его имущество.

По словам адвоката Бергея Рыскалиева — Абзала Куспана, счет Рыскалиева за границей разблокировали после решения «о возврате части имущества».

— Это был единственный плюс, который Бергей Рыскалиев получил от этого решения. До поступления на госслужбу он много лет занимался бизнесом. Однако, когда ему возвращали имущество в Казахстане, ему дали только документы. На самом деле ни у одной из возвращенных коммерческих организаций нет активов. Хотя в документах значились миллионы, на деле все активы были проданы и уничтожены, — говорит адвокат.

Куспан отмечает, что возврат имущества Бергея Рыскалиева не является компенсацией. Но его клиент получил доступ к активам, конфискованным по решению суда, которое было признано затем ошибочным.

Тот факт, что Бергею Рыскалиеву вернули имущество без оправдания его по уголовному делу, привлек внимание общественности и вызвал разные предположения. Руководитель газеты «Дат» Ермурат Бапи, встречавшийся с Бергеем Рыскалиевым в Европе, заявил, что бывший аким Атырауской области «шантажировал Назарбаева». По версии Бапи, люди Рыскалиева сняли «молодую жену Назарбаева на камеру, когда она находилась в Лондоне, и запись показали Назарбаеву». Власти не опровергли и не подтвердили слова Ермурата Бапи, заявившего, что он своими глазами видел видео, которым шантажировали экс-президента.

Председатель Верховного суда Казахстана Жакип Асанов в ходе расширенного заседания судей как-то сказал, что на его коллег оказывается давление. В 2018 году он заявил, что «казахстанских судей используют для захвата чужого бизнеса».

Когда было возбуждено уголовное дело в отношении Бергея Рыскалиева, Жакип Асанов работал заместителем генерального прокурора. На момент вынесения приговора по этому делу Асанов занимал пост генпрокурора. В то время Асанов, руководитель надзорного органа, не делал заявлений о том, что имущество Рыскалиева конфисковали незаконно.

Судебная власть в Казахстане нередко подвергается критике, но, как пишут в официальных СМИ, судебная система постоянно совершенствуется, возрастают требования к судьям. Председатель Верховного суда Жакип Асанов, привлекший к себе внимание после обращения к коллегам с письмом, в 2018 году представил программу под названием «Семь камней правосудия». Некоторые ее пункты называются «Безупречный судья», «Образцовый суд», «Справедливый процесс».

Адвокат Абзал Куспан считает, что судебная реформа пока не дала результатов.

— Много неграмотных судей, особенно в судах нижних инстанций. Я знаю судью, который допустил 74 ошибки в решении на полутора страницах. Он тоже работает. Судебная система нуждается в основательной реформе, — говорит он.

В Казахстане, где свобода слова ограничена, а демократические институты не сформировались или находятся в зачаточном состоянии, участники протестов нередко заявляют, что им не удается добиться в судах справедливости. Они говорят, что у них нет другого выбора, кроме выхода на митинги или пикеты. Эксперты отмечают, что основной причиной, по которой граждане не могут добиться справедливости по закону, является зависимость судебной системы от исполнительной власти. После январских событий Касым-Жомарт Токаев пообещал политические реформы, предложив поправки к Конституции. Изменения были приняты на референдуме в июне. Они в основном касаются полномочий парламента и президента, не затрагивают судебную ветвь, если не считать воссоздания Конституционного суда, механизм формирования которого был подвергнут критике.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG