Доступность ссылок

Срочные новости

«Выживайте как хотите». Закрытые с марта предприятия говорят о неизбежном банкротстве


Пустой зал кинотеатра Chaplin Cinema.

В Казахстане, пережившем два карантина, сотни, если не тысячи бизнес-предприятий не возобновляли работу с 13 марта, когда в стране ввели локдаун и режим чрезвычайного положения в связи с пандемией коронавируса. Азаттык выяснял, как они преодолевают продолжающийся уже восьмой месяц тотальный простой и почему выдвигают предположения, что их трудности могут быть неслучайными.

КИНОТЕАТРЫ: «ТЯЖЕЛЕЕ 90-Х»

По решению межведомственной комиссии (МВК) по недопущению распространения COVID-19, с 26 октября может возобновить работу значительная часть кинотеатров страны: при заполняемости не более 30 процентов, с соблюдением дистанции и масочного режима.

Алматы - лидер страны по числу кинотеатров. К финишной прямой своего стартовавшего 13 марта, вместе с первым карантином, шатдауна даже алматинские представители этого однажды процветавшего бизнеса подходят «на последнем издыхании». Так ситуацию описывает коммерческий директор киносети Chaplin Cinemas Дмитрий Кириенко, которая обеспечивает работой около 300 человек.

Дмитрий Кириенко, коммерческий директор Chaplin Cinemas.
Дмитрий Кириенко, коммерческий директор Chaplin Cinemas.

По его словам, в марте кинозалы закрывали в надежде, что ситуация не продлится дольше нескольких недель, поэтому было решено сохранить штат.

- Отправили работников в оплачиваемые отпуска. Потом два месяца сотрудники были в неоплачиваемом отпуске и получали по 42 500 тенге (государственная социальная выплата гражданам, потерявшим доходы из-за пандемии, которую выдавали в период первого карантина – Ред.). После этого и по сей день непрерывно платим зарплату “фифти-фифти” (50 процентов от размера оклада). Мы никак не могли предполагать, что придется содержать персонал на протяжении семи месяцев, не имея доходов, - рассказывает Кириенко.

Эти месяцы, по словам представителя киносети, вся индустрия провела в ожидании и в недоумении, в частности, по поводу «выборочной осторожности», с которой одним объектам бизнеса позволяли возобновить работу, а другим – нет.

- Когда летом открывались рестораны, была логика, что придет и наш черёд, но мы не думали, что он придет с отрывом в пять месяцев… На базарах, в барах много людей и это окей, а почему люди в масках не могут сидеть в кинотеатрах?.. Во время сеанса они не разговаривают, а, значит, излучают меньше зараженного воздуха, чем если бы они разговаривали или принимали пищу. Мне кажется, люди, принимающие решения, не понимают глубины проблемы отрасли кино. Кинотеатры - вершина айсберга. Но надо понимать, что только в Казахстане в кинопроизводстве задействовано в районе 10 тысяч человек, - заявил Кириенко.

Когда летом открывались рестораны, была логика, что придет и наш черёд, но мы не думали, что он придет с отрывом в пять месяцев.

Разрешение для кинотеатров возобновить работу 26 октября касается тех регионов страны, которые отнесены к так называемой «зеленой зоне» - местам со стабильной эпидситуацией. Восточно-Казахстанская область не в их числе. И это очень плохая новость, в частности, для владельцев здешних кинотеатров.

Один из них – существующий с советских времен кинотеатр «Юбилейный» в Усть-Каменогорске. Владелица Мунира Ягудина приобрела его в частную собственность 1990-е годы. По ее словам, нынешний кризис тяжелее ситуации, сложившейся после развала Союза.

Как живут закрытые на период карантина кинотеатры? (28 августа 2020 года)

Как живут закрытые на период карантина кинотеатры?
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:30 0:00

- Мы теряем сотрудников. У нас отток кадров. Я по-прежнему должна платить комуналку, за содержание, охрану здания. Послаблений никаких нет. Ощущение, будто нас просто закрыли и бросили: «выживайте, как хотите», - говорит Ягудина.

Даже если запрет будет снят и в Восточном Казахстане, а «Юбилейный» сможет вновь открыть свои двери, считает Ягудина, процесс восстановления будет очень долгим и трудным, в том числе и потому, что за прошедший период могли измениться предпочтения людей.

- В первое время будет нехватка репертуаров. Покупательская способность снизилась. Но самое страшное - привычка кинохождения, люди за семь месяцев пандемии могли отвыкнуть от похода в кино. Предстоит большая работа по их возврату, - считает Ягудина.

ДЕТСКИЕ ПАРКИ: «ВОПРОС ДАЖЕ НЕ РАССМАТРИВАЕТСЯ»

Если кинотеатры, не все и не везде, но получили возможность начать реабилитационный период, у детских развлекательных центров такого шанса пока нет вовсе. Жительница Алматы Махаббат Валиева в 2016 году взяла кредит в банке на десять лет и открыла парки аттракционов в торгово-развлекательных центрах. По ее словам, в этот бизнес инвестировано порядка 50 тысяч долларов. Дела шли хорошо, и окупить вложенное она надеялась к 2021 году. Потом наступило 13 марта 2020 года.

Махаббат Валиева, владелица детских парков развелчений.
Махаббат Валиева, владелица детских парков развелчений.

- Мы сразу же столкнулись с большими финансовыми трудностями. В первое время некоторые ТРЦ продолжали начислять арендную плату, потом пришли к договоренности, что это форс мажор и аренду списали, но при этом сохранились эксплуатационные расходы, а это порядка полумиллиона тенге на каждый парк. Мы хоть и не имеем никакого дохода, но до сих пор оплачиваем за сотрудников налоги, социальные отчисления, медстраховку. Никто от этого нас не освобождал. Со стороны государства нет никакой помощи. Обращались к Бекшину [главный санврач Алматы]. Ответили, что в отношении нас вопрос даже не рассматривается, - говорит Валиева.

По словам предпринимательницы, ее парки не самые крупные, но и там без работы оказались десятки человек. Какое-то время сотрудников поддерживали, но потом эти возможности были исчерпаны. Из 60 работников остались 15, которые не смогли трудоустроиться в других местах. Сама Валиева опасается, что ее ждет та же участь, но в довесок с крупными счетами, по которым необходимо ежемесячно платить сотни тысяч тенге.

- Если и дальше будут нас игнорировать, нам остается сворачивать бизнес и искать новую работу. Но на рынке ее нет, а кредит платить надо. У нас были сбережения, но они закончились. Мы залезли в долги. Я два раза получала 42 500, потом продала машину. Сейчас живу на эти деньги. У нас трое несовершеннолетних детей. Поскольку у нас бизнес семейный, то без доходов остался и муж. Надеюсь, нас не доведут до состояния, что придется продать квартиру. Каждый день мы пролистываем новости про карантинные меры с надеждой. Но про нас то ли забыли, то ли уже крест поставили, - говорит она.

ТРУДНОСТИ ЗАЕМЩИКОВ – ЭТО ВЫГОДНО?

У Гульнар Кадировой тоже свой детский развлекательный центр - крытый парк аттракционов в Караганде, существующий около 11 лет. Ее особенно беспокоит ситуация с банковским кредитом. В марте Кадирова, как и другие заемщики, получила отсрочку, которую затем продлевала несколько раз в индивидуальном порядке (сейчас она действует до января 2021 года). По словам предпринимательницы, при ближайшем рассмотрении деталей договоренностей с банком все оказалось не так просто.

- Мы стали вникать в детали и увидели, что банки накручивают проценты. Если к концу 2023 года я должна была энную сумму с процентами, то сейчас прибавились еще проценты на проценты. Если, [предположим], я взяла займ 100 тысяч тенге, то с процентами через три года должна вернуть 130 тысяч тенге, но в связи с отсрочкой займа долг увеличится до 150 тысяч. Получается, банкам выгодно, что я не работаю и получаю отсрочку? Мы не имеем возможность платить из-за карантина, нам запрещают работать, а помогать в урегулировании банковского займа нам не хотят. У меня ощущение, что банки делают все возможное, чтобы мы обанкротились. У нас же есть залоговое имущество, они хотят здание отобрать за пять копеек, - такой видит ситуацию Кадирова.

Вход в парк аттракционов Гульнар Кадировой в Караганде.
Вход в парк аттракционов Гульнар Кадировой в Караганде.

Предпринимательница рассказывает, что отправляла письма в агентство по регулированию и развитию финансового рынка, аппарат президента Токаева, помощнику президента Тамаре Дуйсеновой. Обращения спустили в акимат Карагандинской области.

Агентство по регулированию и развитию финансового рынка в своем ответе на запрос Азаттыка заявили, что «дополнительных процентов нет», а сумма долга по займу «не уменьшается, но и не увеличивается», но предупредили, что «вознаграждение начисляется и банки имеют право его взимать». Согласно документу, срок отсрочки, в течение которой банки не могли начислять неустойки и применять штрафы: с марта по сентябрь. Кредитная история заемщиков, которые воспользовались отсрочкой в этот период, не портится, заявили в агентстве. При этом там предупредили: при индивидуальном обращении о продлении отсрочки с октября до конца года переплата по кредиту действительно может вырасти, поскольку в этом случае каждый банк уже предлагает свои условия.

В агентстве не считают, что банкам выгодно отбирать оставленное в залог имущество. Там заявили, что для финансовых институтов это слишком ресурсозатратный процесс. «…Для этого банки вынуждены управлять этими залогами, создавать дочерние компании по управлению стрессовыми активами и реализовывать (продавать) эти залоги. Такая работа отвлекает финансовые институты от их основной деятельности», - заявили в пресс-службе АРРФР.

В АРРФР сообщили, что для решения проблем субъектов МСБ государство планирует субсидировать процентные ставок до шести процентов годовых (ранее они составляли 12-15 процентов) по всем действующим кредитам бизнеса в пострадавших секторах экономики. Субсидирование будет предоставляться сроком на год, начиная с момента объявления режима чрезвычайного положения, то есть с 16 марта 2020 года. По оценкам агентства, под условия программы субсидирования подпадут свыше семи тысяч займов субъектов МСП на сумму около 614 миллиардов тенге (данные на лето 2020 года).

БИЗНЕС НЕ МОЖЕТ ПЛАТИТЬ

В Национальной палате предпринимателей «Атамекен» подтверждают, что закрытые с марта предприятия не видят необходимого объема помощи.

- Мы провели переговоры с арендодателями: некоторые из них согласились дать отсрочку, некоторые - нет, но мы не можем на них давить. Мы также предлагали государству частично покрыть расходы объектов, которые еще не открывались, но [они] не согласились. Мы предлагали, чтобы на объектах бизнеса установили систему видеонаблюдения, которая может фиксировать нарушения санитарных требований. Вроде бы идею приняли, но заинтересованности не было, - заявил Азаттыку начальник отдела аналитики и реализации программ региональной палаты предпринимателей «Атамекен» в Алматы Даулет Асылбеков.

По его словам, предприниматели действительно достигли предела возможностей и не могут нести бремя расходов, в том числе на поддержку сотрудников.

- Мы дважды провели опрос среди предпринимателей из наиболее пострадавших отраслей - сферы торговли, бытовых и прочих услуг, общепита, транспорта, сферы недвижимости, образования, развлечения, отдыха и туризм. И, если в мае бизнес пытался отправлять людей в неоплачиваемый отпуск, то есть пытался сохранить рабочие места, то по итогам опроса в августе сокращение рабочих мест составило 15 процентов, то есть бизнес уже не может сохранять фонд оплаты труда, - сообщил Асылбеков.

По данным палаты, к сферам бизнеса, которые ни разу не открывались с начала действия первого карантина, относятся, в частности, кинотеатры, детские центры, боулинги, бильярдные, компьютерные и караоке-клубы. По словам Асылбекова, только в Алматы на объектах МСБ, которые пока не получили возможность возобновить деятельность, без работы могут остаться около 50 тысяч человек.

  • 16x9 Image

    Багдат АСЫЛБЕК

    Багдат Асылбек - внештатный корреспондент Азаттыка в Алматы. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова. Начинал карьеру в региональной газете «Диапазон», работал в различных республиканских СМИ.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG