Доступность ссылок

Срочные новости

«Той-бизнес» и коронавирус: какие уроки преподнесла эпидемия?


Торговый ряд с предметами для свадеб и торжеств.

Режим карантина, объявленный в марте, крайне негативно сказался на «той-бизнесе» в Казахстане, говорят работающие в нем люди. Рестораны и кафе официально закрыты более четырех месяцев. Одновременно, на протяжении двух карантинов, появляются сообщения, что торжества продолжают организовывать, несмотря на запрет. Экономист называет эту сферу предпринимательства в доковидный период самой прибыльной в стране. Азаттык выяснял, как прекращение банкетного бизнеса повлияло на тех, для кого он является источником дохода, и какие уроки они могут излечь из происходящего.

«СЕЙЧАС РАДЫ И 20 ТЫСЯЧАМ»

Будний день на рынке «Арлан» в Алматы. Здесь продают казахские национальные костюмы, свадебные коржыны (корзины. —​ Ред.) и всё необходимое для обряда тойбастар («начало праздника». —​ Ред.). Половина товаров здесь импортируется из Кыргызстана и Китая, половина — производится в Казахстане.

Рынок, на котором прежде было не протолкнуться, непривычно пуст. Редко встречаются не только посетители, но и торговцы. Продавцы на разговор не идут. «У меня нет времени», «Спросите кого-нибудь еще», «Я не владелец, я не знаю» — отмахиваются они.

В конце концов нахожу собеседника — в крайнем ряду рынка, где торгуют свадебными сувенирами, подарками для сватов. Майе Жусиповой — под 60, она родом из Кыргызстана. Недавно возобновила работу после карантина.

Предприниматель Майя Жусипова у прилавка с товарами.
Предприниматель Майя Жусипова у прилавка с товарами.

— Торговля прежде шла хорошо. Покупали, не выбирая, по десять-пятнадцать штук разного товара. Сейчас берут изредка. К примеру, эта посуда никак не проходит, — говорит она, указывая на посуду для тойбастаров.

Спросом, рассказывает Майя, пользуются лишь подарочные коржыны, переметные сумки для сватов, мелкие сувениры. «Их шьют казахстанские бабушки», — говорит она.

К нашему разговору присоединяется другая продавщица. По ее словам, сейчас многие не могут вносить арендную плату и закрывают точки.

— На одной торговой точке стоят по два контейнера. За каждый мы платим по 35 тысяч тенге — это 70 тысяч тенге. Эти деньги мы платим администрации рынка. По 400 долларов платим владельцу контейнера, за два контейнера — 800 долларов, — подсчитывает она расходы.

Жалуется на отсутствие торговли и другой выходец из Кыргызстана — Ратхан Орынбаев.

— Мне 60 лет. На этом рынке стою из-за безвыходного положения. До карантина торговали на 100–150 тысяч тенге в день. Сейчас рады и 20–30 тысячам тенге, — говорит он.

Люди в торговом ряду.
Люди в торговом ряду.

«В ОДНОЙ ТОЙХАНЕ БЕЗ РАБОТЫ ОСТАЛИСЬ 30 ЧЕЛОВЕК»

Банкетные залы — основа «той-бизнеса». С марта в Казахстане официально закрыты все рестораны. Администратор ресторана «Риза» на Ташкентской трассе под Алматы Айгуль Биписова говорит, что живет на 42 500 тенге месячного госпособия для потерявших доход из-за карантина.

«В ресторане работало более 20 официантов. Есть еще посудомойки, повара, сантехник и электрик. Не менее 30 человек потеряли работу. Мы не знаем, чем они сейчас заняты», — говорит администратор.

Владелец банкетного зала «Әділ» в Алматы Куат Калиев продолжает работу, но в убыток.

— У меня не очень большой ресторан, средний. Несмотря на это, без работы остались около 40–50 человек. У них всех есть семьи, дети. Время от времени мы привозим им муку, чай и масло. Нам также надо платить за электричество, воду. Нам тоже нелегко, — говорит он.

Удается дозвониться и до других владельцев ресторанов, но больше ни один не изъявляет желания рассказать о своей ситуации. Некоторые вовсе обрывают разговор, бросая лишь, что не могут погасить кредиты, полученные на строительство ресторана.

Предметы с традиционным казахским орнаментом и приветствием сватьям.
Предметы с традиционным казахским орнаментом и приветствием сватьям.

ЧЕМ ЗАНЯТЫ ТАМАДЫ И ТАНЦОРЫ?

22-летняя Анель Куаныштай трудится кассиром на заправочной станции в Алматы. До эпидемии танцевала в ансамбле Saulet ShowBallet. Анель, бухгалтер по профессии, в «той-бизнесе» проработала два года.

— Большинство девушек в нашей команде были приезжими из других регионов. Сейчас они в своих селах сидят без работы. Если бы разрешили проводить свадьбы и другие пиршества, я бы вернулась к своей прежней работе, — говорит она.

На заправочной станции Анель получает 100 тысяч тенге. Доход от выступлений на банкетах был намного выше, вздыхает она.

Анель Куаныштай (справа) на кыз-узату, проводах невесты.
Анель Куаныштай (справа) на кыз-узату, проводах невесты.

Поэт-айтыскер, асаба (тамада) Болатбек Оразбаев после отмены всех пиршеств стал заниматься другим бизнесом. По телефону он сообщает, что находится на стройке. Там и нахожу его — в одном из сёл Талгарского района Алматинской области Оразбаев строит дом. Говорит, что любит этот бизнес, а в будущем планирует заняться животноводством.

— В Алматы у меня несколько домов. Я сдаю их в аренду. Выращиваю скот, — говорит асаба-айтыскер.

По словам 34-летнего отца четверых детей, после объявления карантина некоторые асаба, которые зарабатывали на свадьбах и банкетах, стали искать работу в бюджетных организациях.

Асаба-айтыскер Болатбек Оразбаев.
Асаба-айтыскер Болатбек Оразбаев.


— Не только асаба и певцы, но и продавцы кормов и животноводы находятся в кризисе. Из-за отсутствия пиршеств, свадеб нет спроса на мясо и молоко, фрукты и овощи в ресторанах. Те, кто занимался откормом скота для ресторанов, перестали покупать корма. Без работы остались и официанты, и посудомойки, — говорит он.

«МИР МЕНЯЕТСЯ, МЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ГОТОВЫ»

Различные массовые мероприятия остаются под запретом с весны. Их не разрешили устраивать после снятия первого карантина 11 мая. Запрет сохранится и после грядущего ослабления второго карантина, которое собираются начать 17 августа. Тем не менее некоторые залы торжеств, по всей видимости, продолжили проводить свадьбы, юбилеи и другие массовые мероприятия в обход запретов. В социальных сетях регулярно появляются видеозаписи и фотографии пользователей, свидетельствующие о том, что «той-бизнес» в стране замер не полностью.

Нарушителей запрета — владельцев залов, устроителей свадеб и торжеств — после рейдов подвергают крупным штрафам. В правительстве популярно заявление, что резкий всплеск заболеваемости коронавирусной инфекцией, обрушившийся на страну после отмены первого карантина в стране 11 мая, был связан именно с такими мероприятиями. Первой жертвой коронавируса в Казахстане, по официальным данным, была 64-летняя жительница Акмолинской области, перед введением карантина путешествовавшая по стране, в частности посещавшая сватовство в Алматы.

Преподаватель факультета экономики КазНУ экономист Даулет Токтасын полагает, что банкетный бизнес в Казахстане составляет четверть экономики страны (официальной статистики того, сколько приносит экономике банкетная индустрия, нет. —​ Ред.). Он считает, что «власти бросили представителей свадебного бизнеса на произвол судьбы во время карантина».

Экономист говорит, что не все в банкетном бизнесе получают по 42 500 тенге (около 100 долларов), которые правительство предоставляет потерявшим доходы из-за карантина. Но даже если деньги им выплачивают, утверждает Токтасын, этого недостаточно. По его подсчетам, минимальный доход в Казахстане должен составлять 95 тысяч тенге (около 226 долларов). Причем такую сумму нужно выплачивать каждому члену семьи, оставшейся без дохода.

— Банкетный бизнес — самый прибыльный в экономике Казахстана. Это группа зарабатывает себе на жизнь в рыночных отношениях и не обременяет государство. В каждом ресторане работало не менее 50 человек, все они кормили свои семьи. Они остались без доходов. На рынках то же самое. Рынки то открывают, то закрывают. Там нет свободного товарооборота. В таком случае государство должно выплачивать не менее 95 тысяч тенге на человека, — говорит Токтасын.

На парковке перед рынком в Алматы.
На парковке перед рынком в Алматы.

По словам экономиста, закрытие ресторанов и рынков привело к росту безработицы. Если эта ситуация сохранится, семейные распри, которые начинаются из-за безработицы и бедности, могут перерасти в акции протеста, предупреждает он.

Экономист Рахман Алшанов придерживается мнения, что гражданам стоит отказаться от пышных празднеств хотя бы потому, что это ненужная трата огромных средств. Карантин дал им возможность убедиться, что это возможно, говорит он.

— Чтобы провести мероприятие, простой люд тратит последние деньги, берет кредиты. Карантин стал большим уроком [для них]. Показал, что можно провести торжество и без лишних трат. Из этого свой урок должны извлечь и те, кто зарабатывал на торжествах. Потому что пышных торжеств будет меньше. Поэтому [представители той-бизнеса] должны осваивать другие профессии, искать другие пути, чтобы заработать, — говорит он.

С ним согласен преподаватель КазНУ социолог Нурболат Айекешов. Гражданам следует быть более универсальными, полагает он.

— Обычные люди не должны ограничиваться одной профессией. Например, в нашем обществе существует социальная группа, которая кормит семьи за счет сдачи в аренду ресторанов, музыкальных инструментов или видеосъемки свадеб. Эта группа больше всего пострадала во время пандемии. Если сегодня пандемия, завтра может произойти другая ситуация. Поэтому не только те, кто занимается банкетным бизнесом, но и любой обычный человек должны овладеть несколькими профессиями. Единственный вид деятельности — это правило, унаследованное от Советского Союза. Тогда люди по 40 лет работали на одном предприятии и выходили на пенсию. Но сейчас общество становится всё более мобильным. Мир меняется. Поэтому мы должны быть готовы к любой ситуации, — считает эксперт.

Асаба-айтыскер Болатбек Оразбаев (слева) на месте строительства.
Асаба-айтыскер Болатбек Оразбаев (слева) на месте строительства.

Правительство наложило ограничения на работу ресторанов и кафе с 16 марта, когда в стране в связи с распространением коронавируса объявили режим чрезвычайного положения и ввели карантин. В этот период в нескольких городах владельцы банкетных залов и ресторанов, работники банкетного бизнеса собирались у акиматов с требованием позволить им работать. Они заявляли, что «если власти не разрешают открыть рестораны, то должны оказывать соответствующую помощь».

11 мая ЧП отменили, постепенно сняли и карантинные ограничения. Кафе с летними террасами было разрешено возобновить работу. Однако основная масса ресторанов и кафе так и остались закрытыми.

В результате ухудшения эпидемической ситуации 5 июля в стране был введен повторный карантин. 29 июля его продлили еще на две недели. Власти приняли решение с 17 августа начать постепенное ослабление карантинных мер в связи со «стабилизацией эпидемиологической ситуации». Запрет на проведение торжеств, поминок, массовых религиозных и ритуальных церемоний остается в силе по всей стране.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG