Доступность ссылок

Срочные новости

«Каждый "пилит" свой бюджет». Есть ли будущее у «Назарбаевского старта»?


Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева) и президент России Владимир Путин на встрече на ВДНХ в Москве, во время которой российский лидер предложил назвать строящийся совместный ракетный комплекс «Байтерек» в честь своего гостя. Москва, 7 сентября 2019 года.

Проект казахстанско-российского ракетно-космического комплекса, разговоры о строительстве которого на Байконуре ведутся полтора десятилетия, всё еще далек от реализации. Эксперты скептически оценивают перспективы комплекса, который в прошлом месяце переименовали в честь бывшего президента Казахстана — в «Назарбаевский старт».

Неоднократный перенос сроков реализации, смены типа ракет-носителей, увеличение бюджета, невыполненные обещания — всё это сопровождает планы Казахстана и России построить совместный ракетно-космический комплекс на космодроме Байконур, арендуемом Москвой. История остающегося на бумаге проекта, который до сентября этого года назывался «Байтерек», а затем по инициативе президента России Владимира Путина был переименован в «Назарбаевский старт» — с согласия бывшего президента Нурсултана Назарбаева, — насчитывает 15 лет.

— Насколько вообще Россия искренна в своих намерениях сотрудничать с Казахстаном в космической сфере? Мне кажется, что этот проект — некий способ вроде как поманить Казахстан, держать его на коротком поводке, периодически ему что-то обещать, но толком ничего не давая взамен, чтобы Казахстан не ушел от России, — говорит Азаттыку российский эксперт по космонавтике Вадим Лукашевич.

Изначально комплекс задумывался под российскую ракету-носитель «Ангара» с кислородно-керосиновыми двигателями (это первая тяжелая ракета, разработанная в России после распада СССР), которая призвана была заменить «Протоны», использующие токсичное топливо гептил. Казахстан, как изначально заявлялось, должен был вложить в модернизацию стартовой площадки 245 миллионов долларов, а Россия в производство ракеты — 500 миллионов долларов. В 2014 году после испытаний «Ангары» на российском космодроме Плесецк ракету решили доработать.

Одновременно российская сторона начала строить стартовую площадку под эту ракету на космодроме Восточный в Амурской области. Стороны договорились продолжить совместный проект на базе ракеты-носителя «Зенит», которая собиралась в Украине. Но в 2014 году комплектующие «Зенита» стали недоступными для России — после аннексии Крыма и поддержки Москвой воюющих с правительственными войсками Киева сепаратистов в Восточной Украине. Российская сторона вновь предложила «Ангару», в последующем изменив ее на ракету «Сункар», а затем на «Союз-5». Спустя 15 лет с момента объявления проекта Казахстан еще не приступил к строительству комплекса, а Россия по-прежнему только разрабатывает ракету-носитель под него.

Запуск произведенной в Украине ракеты «Зенит» с Байконура в июле 2011 года.
Запуск произведенной в Украине ракеты «Зенит» с Байконура в июле 2011 года.


По мнению Вадима Лукашевича, «стороны не заинтересованы в практической реализации проекта и он носит больше декларативный характер».

— Есть некий проект, в рамках которого рабочие группы с обеих сторон встречаются, что-то обсуждают и утверждают, периодически переносят сроки. Происходит вялотекущая организационно-бумажная работа, которая не выливается ни во что конкретное. Это позволяет двум сторонам делать деньги на этой теме, помогая друг другу в этом процессе. То есть каждый «пилит» свой бюджет, и это устраивает всех, кто задействован в этом проекте, — считает Вадим Лукашевич.

ЦЕНА ВОПРОСА

В 2005 году Казахстан и Россия создали совместное предприятие «Байтерек» для реализации проекта. Казахстанская сторона в том же году выделила этому предприятию бюджетный кредит на 223 миллиона долларов на 19 лет по ставке 0,5 процента с пятилетним льготным сроком погашения. Из этих средств примерно 80 миллионов долларов были затрачены на разработку технико-экономического обоснования и других проектных документов для строительства, сообщил в 2015 году Талгат Мусабаев, возглавлявший в то время аэрокосмический комитет министерства по инвестициям и развитию. До этого, в 2012 году, Мусабаев говорил, что бюджет проекта вырос до 1,64 миллиарда долларов.

Транспортировка ракеты «Союз-ФГ» на стартовую площадку на Байконуре. Кызылординская область, 23 сентября 2019 года.
Транспортировка ракеты «Союз-ФГ» на стартовую площадку на Байконуре. Кызылординская область, 23 сентября 2019 года.


В 2018 году Казахстан в рамках проекта вывел из российской аренды объекты ракетного комплекса «Зенит» на Байконуре. На содержание этих объектов в прошлом году страна направила из бюджета более 1,2 миллиарда тенге (более трех миллионов долларов по нынешнему обменному курсу).

На реконструкцию инфраструктуры казахстанская сторона, как сообщил Азаттыку генеральный директор предприятия «Байтерек» Куат Мустафинов, планирует затратить в общей сложности 283 миллиона долларов. В «Байтереке» говорят, что на конец сентября этого года завершены работы по разработке технико-экономического обоснования проекта; получены положительные заключения отраслевой, экологической и комплексной вневедомственной экспертиз. В настоящее время материалы ТЭО проходят экономическую экспертизу.

СОСТОИТСЯ ЛИ ПУСК?

Первый пуск с «Назарбаевского старта» обещают в 2023 году (ранее в планах значился 2022 год). Однако эксперты смотрят на эти планы со скепсисом.

— Сейчас казахстанской стороне придется в рамках проекта переделывать стартовый комплекс «Зенита» под еще не созданный «Союз», потеряв тем самым возможность запускать «Зениты». Казахстану, если исходить из его реальных интересов, нужно, прежде всего, научиться работать с тем, что уже создано, использовать то, что уже летает, не втягиваясь в долгоиграющие проекты с большими затратами, — говорит Нурлан Аселкан, главный редактор казахстанского журнала «Космические исследования и технологии».

Российский эксперт Лукашевич считает проект бесперспективным и полагает, что Нур-Султану не следует «завязываться» на Москве.

Вадим Лукашевич, эксперт в области авиации и космонавтики, кандидат технических наук.
Вадим Лукашевич, эксперт в области авиации и космонавтики, кандидат технических наук.


— Рано или поздно Россия с Байконура уйдет, поэтому Казахстану развивать космодром или делать проекты, как например этот, с привязкой только к России неперспективно. Не нужно на России завязываться как на основного, главного и стратегического партнера. Альтернатива — это участие Казахстана в международных проектах, где Россия тоже будет в качестве одного из партнеров, но не более. Если все яйца сложить в российскую корзину, ничего у Казахстана не получится ни с Байконыром, ни с «Назарбаевским стартом». И эти 15 лет, которые длится проект, это всё и демонстрируют, — убежден Вадим Лукашевич.

Нурлан Аселкан говорит, что вне зависимости от того, заработает российско-казахстанский проект или нет, дальнейшая судьба Байконура остается тревожной, потому что значительная его часть Россией не используется, инфраструктура ветшает, а условия российской аренды исключают иностранные инвестиции в космодром.

Нурлан Аселкан, главный редактор казахстанского журнала «Космические исследования и технологии».
Нурлан Аселкан, главный редактор казахстанского журнала «Космические исследования и технологии».


— Байконур нуждается в спасении, и если Казахстан не спасет его, то к 2050 году (срок окончания аренды), или ранее того, страна получит руины. Поэтому сейчас обсуждается идея создать на базе Байконура международный космопорт, в котором найдут свое место и Россия, и другие страны, возможно, под эгидой ООН. От аренды надо уходить, потому что ее сегодняшний формат исключает международное сотрудничество и приход любого инвестора. Пока действует аренда, даже Казахстан как собственник не может сегодня взять и построить какой-либо объект на космодроме или в городе Байконыр без согласия российской стороны. Хотя потребность в модернизации огромная, инфраструктура обветшала. Есть заинтересованность в новом формате Байконура у возможных новых партнеров. И это ни в коем случае не противостояние России, а совместное сотрудничество, наполненное новым содержанием, — делится Нурлан Аселкан дальнейшим видением развития казахстанского космодрома.

На совместном предприятии «Байтерек» настроены оптимистично.

«Реализация проекта позволит дать второе дыхание космодрому Байконур, создать рабочие места в высокотехнологической сфере для жителей города Байконыр и выйти Казахстану на мировой рынок коммерческих пусков, позволив предлагать услуги для запуска космических аппаратов в интересах различных отраслей Казахстана», — сообщил в письменном ответе на запрос Азаттыка гендиректор предприятия Куат Мустафинов.

«НАЗАРБАЕВСКИЙ СТАРТ» И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОЙ КОСМОНАВТИКИ

Скепсис экспертов по поводу запусков с «Назарбаевского старта» связан еще и с тем, что российская космонавтика сейчас переживает непростые времена. В 2018 году Москва, десятилетиями удерживавшая лидерство по количеству коммерческих пусков, уступила Пекину и Вашингтону. Китай запустил 38 ракет (два старта были неудачными), США — 31, Россия — 17. Один из пусков, с космодрома Байконур, был неудачным. 11 октября произошла авария ракеты «Союз-ФГ» с пилотируемым кораблем «Союз МС-10», космонавт Роскосмоса Алексей Овчинин и астронавт NASA Ник Хейг выжили.


За девять месяцев этого года Китай запустил 20 ракет в космос (два пуска были неудачными), Россия — 16, США — 15.

В прошлом году глава госкорпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин обвинил американского предпринимателя Илона Маска, главу частной компании SpaceX, в демпинге с целью выдавить Москву с рынка космических запусков. Компании Маска удалось удешевить затраты, в числе прочего за счет повторного использования возвращающихся ступеней ракет Falcon. Это позволило SpaceX зарабатывать и извлекать прибыль, параллельно работая над проектами по отправке космических туристов на Луну и колонизации Марса.

Рогозин заявил, что Россия способна перехватить лидерство: «Мы вернемся и снова станем первыми, я вам обещаю». Вадим Лукашевич считает эти обещания несбыточными.

— Космическая отрасль России сейчас переживает не то чтобы системный кризис, это скорее вялотекущая агония, плавно нисходящий тренд. Если отсечь и не брать всерьез бравурные заявления о «новых ракетах», «новом космическом корабле», о недавно афишированной «Лунной программе», то в реальности всё достаточно печально. «Ангара» слетала только один раз четыре-пять лет назад, стартовый стол под нее на Восточном только начали строить, и когда его завершат — непонятно. То есть Россия в этом плане много обещает, но ничего нового выдать не может. Плодит бумаги, проекты и имитирует деятельность в космической отрасли, -— говорит Лукашевич.


В вышедшей в 2018 году на сайте американского исследовательского института Jamestown Foundation статье говорится, что Россия, космическая отрасль которой теряет свои позиции, так или иначе будет стремиться к поэтапному перемещению своей космической программы на площадки внутри страны — космодромы в Архангельской области и на Дальнем Востоке — и к сокращению использования Байконура. Заработает ли в этих условиях «Назарбаевский старт» — большой вопрос.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG