Доступность ссылок

Срочные новости

«Запрещают, потому что боятся». Быть или не быть митингам 31 октября?


Задержание человека на месте предполагаемого митинга в Алматы. 6 июня 2020 года.

Активисты в городах Казахстана обращаются в акиматы с заявками на проведение митинга 31 октября. Они выступают за политические реформы и прекращение репрессий. Однако акиматы не разрешают митинги под самыми разными предлогами. Исключением стал лишь акимат Алматы, который согласовал мирное собрание.

26 октября петропавловские активисты Оксана Широбокова и Наталья Иванова во второй раз обратились в местный акимат с заявлением о проведении мирного митинга 31 октября. Они надеются, что после того, как акимат Алматы согласовал с правозащитниками Бахытжан Торегожиной и Галымом Агелеуовым проведение собрания в этом городе, им тоже позволят провести митинг. Их первую заявку акимат Петропавловска не удовлетворил.

– В ответе ссылались то на карантин, то место не то. Сегодня расписали всё, и то, что в Алматы разрешили, и место указали, где положено. Теперь они должны 30-го ответ дать. Посмотрим. Но я думаю, то, что в Алматы разрешили, это не повод для радости. Потому, как вижу в сетях, активистов уже закрывают. А какой митинг без активных граждан? – говорит Наталья Иванова.

Активисты заявляют, что не отступят и продолжат подавать заявки до тех пор, пока акимат не даст разрешение.

Что нужно знать о новом законе о мирных собраниях

Закон о мирных собраниях в Казахстане приняли во время локдауна в связи с распространением коронавируса в стране.

По новому закону желающие провести митинг обязаны заранее уведомить местный акимат о его проведении, местный исполнительный орган должен согласовать действие.

Закон был представлен общественности как прогрессивный, однако на деле "уведомительный характер" не работает, поскольку выход на митинг без согласования акимата считается несанкционированным, что влечет наказание.

Правозащитники не раз критиковали новый закон за множество запретов, препятствующих проведению митингов в Казахстане.

ПОПЫТКА № 5

23 октября активисты из Актау Айжан Исмакова и Шолпан Жанузакова побывали в акимате города и в пятый раз подали заявку на согласование мирного митинга 31 октября. Ранее местные власти отклонили четыре их заявки, сославшись на карантин по коронавирусу. По словам активистов, на пятое уведомление ответа еще не последовало.

На митинге активисты намерены потребовать освобождения политзаключенных в стране, запрета продажи земли иностранцам, отмены медицинского страхования и выделения государством 100 тысяч тенге каждому казахстанцу на период карантина.

– Значит, карантин только в Мангистауской области, а в других регионах нет? Потому что акимат Алматы разрешил правозащитникам Бахытжан Торегожиной и Галыму Агелеуову. Поэтому в своем пятом уведомлении мы написали, что Жанболат Мамай во время карантина в Алматы провел (13 сентября инициативная группа по созданию Демократической партии провела согласованную с властями акцию протеста. – Ред. ) и приложили всю информацию о митинге, разрешении Торегожиной и Агелеуову. Нашу четвертую заявку снова не удовлетворили, сказав, что «указанное место не является местом для проведения мирных собраний», – говорит Айжан Исмакова.

Власти расценили настойчивость активистов Актау как административное правонарушение. 10 октября после очередного запрета акимата Айжан Исмакова, Шолпан Жанузакова и Улболсын Турдиева вышли на площадь Ынтымак с требованием отставки властей и проведения политической реформы. Подошедшим к ним представителю акимата и полиции они сообщили, что были вынуждены пойти на такой шаг, «потому что не смогли наладить диалог с властями законным способом». Полиция увела трех женщин с площади и привлекла к суду.

Суд оштрафовал Айжан Исмакову на 83 340 тенге, Шолпан Жанузакову на 97 230 тенге по обвинению в нарушении закона о мирных собраниях (статья 488 кодекса об административных правонарушениях). Улболсын Турдиева была арестована на 12 суток по обвинению в «нарушении закона о мирных собраниях» и «неподчинении полиции» (статья 667) за отказ предоставить удостоверение личности.

Активисты заявляют, что не отступят, пока акимат не согласуют митинг.

Активисты во главе с Алией Исеновой и Райгуль Садырбаевой из города Семей дважды обращались в акимат с уведомлением на проведение митинга 31 октября, но также получили отказ. Предлог – «не указали точную дату». Активисты говорят, что 23 октября в третий раз обратились в акимат города.

Два раза отказали. Мало того, что их отказы необоснованны, они еще и с угрозами.

– Два раза отказали. Мало того, что их отказы необоснованны, они еще и с угрозами. В ответе написано: «В случае самовольной организации мероприятия ваши действия будут нести противозаконный характер и повлекут ответственность, предусмотренную законадательством РК». Это разве не угроза? – говорит Алия Исенова.

«ВЛАСТИ ИСПОЛЬЗУЮТ КАРАНТИН В СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСАХ»

Актюбинские правозащитники Дана Жанай, Алтынай Туксикова и Зухра Нариман также планируют провести митинг с требованием политических реформ и прекращения репрессий 31 октября в парке имени бывшего президента Нурсултана Назарбаева. С этой целью 23 октября они обратились в акимат с соответствующей заявкой. Уже в третий раз.

– В акимате отклонили нашу первую заявку, ссылаясь на то, что «парк имени Назарбаева не предназначен для проведения митингов». 20 октября мы подали заявку повторно и попросили дать разрешение провести на площади перед старой филармонией – одной из двух площадок в Актобе, где разрешены митинги. На этот раз в акимате ответили, что «митинги не разрешены из-за пандемии». Сейчас мы подали еще одну заявку, – говорит правозащитница Дана Жанай.

Полицейский проверяет документы активистки Даны Жанай у акимата Актобе. 26 октября 2019 года.
Полицейский проверяет документы активистки Даны Жанай у акимата Актобе. 26 октября 2019 года.

Руководитель городского отдела внутренней политики Мадияр Кабыл подтвердил, что правозащитники дважды обращались в акимат с заявкой на проведение митингов, но в обоих случаях получили отказ.

– Есть постановление главного санитарного врача Актюбинской области № 53. Согласно этому постановлению, массовые мероприятия во время пандемии запрещены. Статья 14 закона о митингах также предусматривает обеспечение безопасности населения. На основании этих норм акимат не разрешил митинг, – говорит Мадияр Кабыл.

– Во Франции усилен карантин из-за пандемии, – говорит Дана Жанай. –Однако протесты мирные митинги проходят (во Франции представитель чеченской общины обезглавил учителя из-за карикатуры Charlie Hebdo, позднее люди организовали поминальную службу по погибшему. – Ред.). Французские власти не ограничивают права граждан под предлогом карантина. Мы призываем власти Казахстана тоже не ограничивать конституционные права граждан на проведение мирных собраний.

Ранее Human Right Watch и другие правозащитники критиковали Нур-Султан за ограничения прав человека во время пандемии.

За последние две недели, помимо Актау, Петропавловска, Семея и Актобе, десятки активистов в Нур-Султане, Шымкенте, Костанае и Павлодаре обратились в акиматы с заявлениями о проведении мирных митингов 31 октября, но до сих пор не получили разрешения.

На прошлой неделе акимат Алматы согласовал проведение мирного митинга по уведомлению, поданному казахстанскими правозащитниками Бахытжан Торегожиной и Галымом Агелеуовым. Они указали, что митинг 31 октября с участием 500 человек пройдет с требованиями политических реформ и прекращения политических репрессий. Акимат одобрил их третью по счету заявку, две предыдущие были отклонены. Но 20 октября главный санитарный врач Алматы Жандарбек Бекшин заявил, что мирный митинг может быть временно запрещен из-за эпидемиологической ситуации.

– Мы рассматриваем вопрос о запрещении многолюдных митингов. В условиях эпидемии разрешается скопление не более 10 человек. Да, в своё время в сентябре позволили [провести митинг инициативной группе по созданию Демократической партии]. В тот момент, когда заболеваемость была на единичном уровне, проводились митинги при соблюдении мер безопасности, социальной дистанции, применения дезинфицирующих средств, соблюдения масочного режима. Но сейчас ситуация меняется, и мы будем рассматривать запрещение данных мероприятий, – заявил Жандарбек Бекшин на брифинге 20 октября.

26 октября на вопрос журналистов о разрешенном митинге 31 октября Бекшин сказал: «Я, конечно, не рекомендую проводить этот митинг и вообще все многолюдные мероприятия».

«ВЛАСТИ НЕ ЗНАЮТ, КАК ПОСТУПИТЬ»

Представитель Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности и правозащитник Сергей Дуванов говорит, что власти обращают внимание на организатора и тему, прежде чем дать разрешение на проведение митинга.

Обычно, когда власти не знают, что делать, они просто запрещают. Главная причина запрета митингов в регионах заключается в этом.

– Да, в Алматы был разрешен митинг, но той оппозиции, которую власть не очень боится, которая не приемлет ни в каком виде силовые методы, и они решили продемонстрировать работу этого нового закона. И он 31-го пройдет. Но в этот процес вмешался Аблязов. Он призвал своих сторонников участвовать в митинге 31-го числа. И теперь власти не знают, что делать с тем митингом, в котором большинство будет сторонниками Аблязова. Обычно, когда власти не знают, что делать, они просто запрещают. Главная причина запрета митингов в регионах заключается в этом, – говорит он.

Задержание человека на месте предполагаемого митинга. Нур-Султан, 6 июня 2020 года.
Задержание человека на месте предполагаемого митинга. Нур-Султан, 6 июня 2020 года.

В 2018 году суд в Казахстане признал движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) «экстремистской организацией» и запретил его деятельность в стране. Организация основана живущим за границей бывшим банкиром и оппозиционным политиком Мухтаром Аблязовым. В прошлогодней резолюции Европейского парламента ДВК назван «мирным оппозиционным движением». В мае этого суд Нур-Султана по ходатайству генеральной прокуратуры запретил также деятельность движения «Көше партиясы» как «экстремистской организации». В генпрокуратуре считают, что движение «Демократический выбор Казахстана» трансформировалось в «Көше партиясы».

Как правило, при появлении любых планов на проведение митингов в стране полиция вызывает на допросы активистов. Накануне предыдущих митингов полиция также интересовалась у активистов, причастны ли они к движению ДВК.

Активистка из Актау Айжан Исмакова, обратившаяся к властям с заявкой на проведение митинга, говорит, что и в этот раз в департаменте внутренней политики задавали вопросы о ДВК и «Көше партиясы».

– На прошлой неделе я была в управлении внутренней политики. Там мне прямо сказали: «Мы считаем, что вы относитесь к ДВК либо «Коше». Поэтому у нас к вам такое скептическое отношение, мы вам не доверяем и не хотим разрешать вам мирное собрание. На что я ответила, что мы не относимся ни к одной из партий. Мы независимы, мы выступаем за народ. Потому что мы и есть народ, – говорит она.

Правозащитник Дуванов объясняет, почему казахстанские власти боятся митингов.

– Потому что алгоритм всех революций, последних бархатных, цветных и всех прочих как раз предполагает на начальном этапе проведение митингов. Потом они перерастают в революции и происходит то, что произошло в Грузии и Украине, теперь в Беларуси и Кыргызстане. Вот этого больше всего боится власть, – говорит он.

Активист Альнур Ильяшев, добившийся в прошлом году разрешения на проведение митинга после 36 отклоненных акиматом Алматы заявок, говорит, что люди не должны отказываться от своего конституционного права на мирные собрания.

Надо всегда учитывать количественный фактор, в общественных отношениях он определяющий.

– Возможно, власти видят, что в Алматы уже сформировалось последовательное, хотя и не столь многочисленное активистское ядро, за деятельностью которого внимательно наблюдают СМИ, а с недавних пор еще поддерживают международные НПО и западные диппредставительства в рамках международных обязательств Казахстана в сфере прав человека. Можно сказать, что алматинские активисты отстояли свое право на митинги. Другим регионам это только предстоит, тем более в контексте политических требований граждан. Надо всегда учитывать количественный фактор, в общественных отношениях он определяющий. Когда наберется критическая масса в отдельно взятом регионе, тогда и начнутся соответствующие подвижки, – говорит активист.

По данным Казахстанского международного бюро по правам человека, власти разрешают в среднем только 6-10 процентов мирных митингов в стране.

По данным бюро, количество мирных собраний за первое полугодие 2020 года составило 168, тогда как за 2019 год было зафиксировано 227 акций.

В докладе бюро говорится, что проведение мирных собраний стало расширяться географически. Если раньше собрания проводились как правило только в крупных городах, с 2019 года подключились и регионы Казахстана.

Как принимался закон о мирных собраниях в Казахстане и что с ним не так?
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:06 0:00

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG