Доступность ссылок

Срочные новости

«Власти, воспользовавшись карантином, усилили преследования»


Военный стоит у блокпоста на выезде из Алматы. 1 марта 2020 года.

В конце минувшей недели несколько гражданских активистов были обвинены в «нарушении режима чрезвычайного положения» или «распространении заведомо ложной информации во время чрезвычайного положения». Правозащитники говорят, что власти воспользовались чрезвычайным положением, чтобы подавить тех, кто подвергает их критике.

АКТИВИСТЫ ПОД СЛЕДСТВИЕМ

Следственный суд в Алматы 18 апреля вынес постановление об аресте на два месяца гражданского активиста Альнура Ильяшева, задержанного полицией в пятницу по подозрению в «распространении заведомо ложной информации во время чрезвычайной ситуации» в соответствии с пунктом 4 статьи 274 уголовного кодекса. Адвокат Ильяшева Нурлан Рахманов говорит, что просил суд избрать в отношении подзащитного другую меру пресечения на время следствия — домашний арест, — но суд поддержал просьбу следователя и прокурора о помещении под стражу. Следователи считают, что действия Ильяшева и его негативные заявления подрывают структуру и безопасность государства. Ильяшеву предъявлено обвинение в невыполнении судебного решения, вынесенного в ноябре прошлого года и необоснованной критике власти и партии «Нур Отан».

Гражданский активист Альнур Ильяшев (слева) в офисе партии «Нур Отан». Алматы, 5 марта 2020 года.
Гражданский активист Альнур Ильяшев (слева) в офисе партии «Нур Отан». Алматы, 5 марта 2020 года.

Адвокат говорит, что в основе уголовного дела в отношении Ильяшева лежит решение Жетысуского районного суда, вынесенное в прошлом году по иску доминирующей в Казахстане партии «Нур Отан» и ее членов в отношении трех активистов — Ильяшева, а также Мурата Турымбетова и Санавар Закировой. Суд постановил, что активисты распространяли «не соответствующую действительности информацию» о том, что «Нур Отан» «препятствовал» им в создании партии «Наше право». 18 ноября суд обязал Ильяшева, Закирову и Турымбетова опубликовать опровержения на своих страницах в соцсетях и выплатить каждому из четырех членов «Нур Отана» по полтора миллиона тенге (в общей сложности шесть миллионов тенге) в качестве возмещения морального вреда по гражданскому иску «о защите чести и деловой репутации».

— Следствие, используя это решение суда и ссылаясь на то, что Ильяшев якобы продолжал огульно критиковать партию «Нур Отан» и правительство, начало делать вырезки из его выступлений, в частности [из выступления] 20 марта 2020 года, когда они (активисты. — ​Ред.) выступали перед зданием акимата. И вот на этом основании ему предъявляют это обвинение. По [исковому требованию] «Нур Отана» Альнур говорил в суде, что у него на личной странице имеется опровержение, а оплата по шести миллионам была частичной. Но это в любом случае не является основанием для возбуждения дела по данной статье, — считает адвокат.

Президент Касым-Жомарт Токаев на заседании Национального совета общественного доверия. Нур-Султан, 20 декабря 2019 года.
Президент Касым-Жомарт Токаев на заседании Национального совета общественного доверия. Нур-Султан, 20 декабря 2019 года.

Бывшему члену Национального совета общественного доверия, созданного по инициативе президента Касым-Жомарта Токаева, Арману Шураеву, который прежде возглавлял телеканал КТК и работал в администрации президента, также предъявлено обвинение по пункту 4 статьи 274 уголовного кодекса («Распространение заведомо ложной информации во время чрезвычайного положения»).

Шураев в последнее время подвергал критике правительство и открыто говорил в социальных сетях о коррупции. Он задержан 18 апреля в Караганде и доставлен в Алматы. 20 апреля Шураева отпустили под подписку о невыезде. В полиции утверждают, что Шураев «неоднократно посредством социальных сетей распространял заведомо ложные сведения, не соответствующие действительности». «Своими действиями Арман Шураев создал опасность нарушения общественного порядка и причинения существенного вреда охраняемым законом интересам общества и государства, в условиях чрезвычайного положения», — говорится в сообщении ведомства.

Статья «Распространение заведомо ложной информации» уголовного кодекса предусматривает ограничение свободы на срок от трех до семи лет или лишение свободы на тот же срок.

Гражданский активист Улан Шамшет. Алматы, 7 декабря 2015 года.
Гражданский активист Улан Шамшет. Алматы, 7 декабря 2015 года.

Другой активист, Улан Шамшет, который открыто подвергает критике власти, задержан 18 апреля на даче по обвинению в нарушении режима чрезвычайного положения. Он находится под арестом.

Алматинского активиста Геннадия Крестьянского также обвинили в нарушении режима чрезвычайного положения. Суд над активистом назначен на 20 апреля. Основанием для возбуждения административного дела в отношении Крестьянского стал его прямой эфир в социальной сети 26 марта с блокпоста в Алматы. Активисты Геннадий Крестьянский и Юрий Маленьких в прямом эфире рассказывали о том, как работают блокпосты, установленные на выезде из города, отмечая, что, несмотря на запрет, есть возможность проезда, есть нехватка сотрудников полиции и необходимость установки видеокамер, а также то, что некоторые сотрудники не соблюдали меры безопасности.

Гражданский активист Геннадий Крестьянский. Алматы, 25 апреля 2020 года.
Гражданский активист Геннадий Крестьянский. Алматы, 25 апреля 2020 года.

Крестьянский отвергает обвинения и говорит, что власти должны работать вместе с гражданскими активистами, а не преследовать их.

Активист из Шуского района Жамбылской области Багдат Бактыбаев был заключен в тюрьму на 10 суток за «нарушение режима чрезвычайного положения». 6 апреля Бактыбаев увидел толпу у здания Казпочты в Шуском районе и начал вести прямой эфир в Facebook'е. Люди пришли, чтобы получить обещанное государством пособие в размере 42 500 тенге. В своем прямом эфире он выразил возмущение тем, что «правительство не создает условия для населения во время карантина».

Активист Руслан Жанпеисов попытался проверить блокпосты в Шымкенте и 15 апреля был также заключен в тюрьму на 35 суток за «нарушение режима чрезвычайного положения» и «действия, провоцирующие нарушение правопорядка в условиях чрезвычайного положения».

Гражданская активистка Даная Калиева.
Гражданская активистка Даная Калиева.

Кроме того, активистка из Алматы Даная Калиева находится под следствием по статье «Оскорбление представителя власти». Основанием стал инцидент, произошедший в феврале.

«РЕПРЕССИЯ»

После массовых арестов активистов правозащитники призывают власти освободить задержанных во время чрезвычайного положения. У активистов много сторонников в социальных сетях.

Правозащитник Маржан Аспандиярова, защищавшая в суде права многих активистов, считает, что власти усилили репрессии во время карантина.

Правозащитник Маржан Аспандиярова.
Правозащитник Маржан Аспандиярова.

— Когда, воспользовавшись чрезвычайным положением, арестовывают, преследуют и пытаются заставить замолчать активистов, известных и авторитетных людей, — это и есть самая настоящая репрессия, — говорит правозащитник.

Директор Казахстанского международного бюро по защите прав человека правозащитник Евгений Жовтис считает, что, «арестовывая активистов, власти, как всегда, пытаются все контролировать».

Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека.
Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека.

— Прежде всего хотят контролировать социальные сети. То есть те, кто сейчас привлечены, достаточно активны в соцсетях. Они формируют общественное мнение, они достаточно протестно настроены, они предъявляют претензии властям. Но власть, несмотря на всякие боты и все прочее, эту борьбу в соцсетях проигрывает. И официальные СМИ тоже проигрывают идеологическую борьбу. И власти остается только запугивать. То есть привлечь за неосторожные высказывания либо за недостоверную информацию, тем более эмоциональных постов, комментариев достаточно много. Вторая цель, она такая же. Это контроль и давление на тех, у кого есть хоть какой-либо потенциал, то есть тех, кто может возглавить движение, вокруг кого всегда молодежь собирается. Власть просто пытается изолировать потенциальных лидеров. Мы же авторитарное государство, и авторитарный режим таким образом старается сохранять контроль и минимизировать любые угрозы, — говорит он Азаттыку.

По мнению политолога и директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, аресты показали, что государство все еще находится в руках «карательных властей», а не «слышащей власти».

Политолог Досым Сатпаев. Алматы, 5 июня 2019 года.
Политолог Досым Сатпаев. Алматы, 5 июня 2019 года.

«Альнура [Ильяшева] взяли за то, что он в своей борьбе за конституционные права постепенно превращался в политического деятеля новой формации, что всегда пугало власть. Арман [Шураев] в последнее время давал жесткую оценку политической системе, отдельным ее представителям и олигархам, заявив в одном из своих недавних интервью, что "пара сотен человек владеет 70 процентами ВВП Казахстана". Их обвинили в "распространении заведомо ложных сведений во время ЧС". При этом, сам акцент на ЧС дает основания подозревать, что его введение для борьбы с коронавирусом также решили использовать для закручивания гаек, в том числе на фоне внутриэлитных трений и информационных войн. Но эти люди ничего не украли у государства, не угрожали чьей-либо жизни, они не террористы, не уголовники и не коррупционеры. Они не несут угрозу обществу и национальной безопасности страны. Каждый из них просто говорил, что думал и о чем думают многие в стране», — написал политолог на своей странице в Facebook'е.

Международный прессозащитный фонд «Адил соз» выразил обеспокоенность в связи с задержанием активистов и обратился с открытым письмом к генеральному прокурору Казахстана Гизату Нурдаулетову.

В своем письме организация пишет: «Международный фонд защиты свободы слова "Адил соз" выражает серьезную тревогу наметившейся кампанией обвинения журналистов и гражданских активистов в распространении заведомо ложной информации, совершенной в условиях чрезвычайного положения».

Статья 274 уголовного кодекса Казахстана — «Распространение заведомо ложной информации» — давно подвергается обоснованной критике за неопределенность объекта преступления: «опасность нарушения общественного порядка», «интересы граждан, общества и государства».

То, что происходит сейчас, трудно интерпретировать иначе, как именно подавление неугодных мнений под страхом лишения свободы, считают в организации.

«Если с 2014 по 2019 год, согласно данным Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК, по ст. 274 УК РК были осуждены 14 лиц, то за месяц с небольшим, что в стране действует чрезвычайное положение, уже возбуждено несколько досудебных расследований, которые сопровождались задержаниями, обысками и арестами», — говорится в открытом письме «Адил соз».

Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз» считает необходимым, «чтобы Генеральная прокуратура РК осуществила тщательный надзор за соблюдением законности в возбужденных досудебных расследованиях и не допустила "охоты на ведьм" в сложных условиях чрезвычайного положения».

Казахстанские правозащитники, международные организации и юристы выразили обеспокоенность тем, что власти используют статью «Распространение заведомо ложной информации» уголовного кодекса для оказания давления на активистов и критиков власти.

В связи с распространением коронавируса в Казахстане 16 марта объявили чрезвычайное положение. По состоянию на 10 часов 20 апреля в стране коронавирусную инфекцию диагностировали у 1 735 человек. Из этого числа 401 человек вылечился, 19 человек скончались.

  • 16x9 Image

    Маншук АСАУТАЙ

    Маншук работает на радио Азаттык с 2004 года. Выпускница Карагандинского государственного университета имени Евнея Букетова. Работала корреспондентом на телеканалах Караганды.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG