Доступность ссылок

Принудительное лечение Натальи Уласик продлено


Гражданский активист Наталья Уласик проводит акцию протеста. Архивное фото.

62-летней гражданской активистке Наталье Уласик суд продлил принудительное лечение в психиатрической лечебнице. Дочь изолированной от общества пенсионерки и Казахстанское бюро по правам человека считают это решение необоснованным.

«ПОЧЕМУ ЕЕ ПРОДОЛЖАЮТ ДЕРЖАТЬ ТАМ?»

Уже более полугода 62-летняя Наталья Уласик содержится в Республиканской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением в Алматинской области. Эту лечебницу в народе называют «самой суровой». Еще в октябре 2016 года бывшую воспитательницу детского сада Наталью Уласик признали «невменяемой» и отправили на принудительное лечение с диагнозом «бредовое расстройство» по решению суда, освободив от уголовной ответственности за «клевету» и «оскорбление» по жалобе в частном обвинении бывшего сожителя. Пенсионерка Уласик известна своими критическими постами в социальных сетях в адрес властей и своего бывшего сожителя. Ее дочь Юлия считает, что именно гневные публикации о власти в социальной сети повлияли на то, что ее мать отправили в лечебницу. Недавно дочери стало известно, что принудительное лечение в психиатрической больнице специализированного типа продлено.

Мама говорит, что она находится в одной палате вместе с убийцами, с действительно опасными людьми. Но она ведь ничего такого не сделала, она не несет угрозу обществу.

— Меня это возмущает: почему ее продолжают держать там? Мама говорит, что она находится в одной палате вместе с убийцами, с действительно опасными людьми. Но она ведь ничего такого не сделала, она не несет угрозу обществу. Ей продолжают давать таблетки. Сама мама просит о помощи, но мы ничего не можем сделать. Обращаются с нами так, как будто нет у нас никаких прав. Даже о том, что прошел суд, мне сообщили уже поздно, хотя я ее общественный защитник! — говорит Юлия, дочь гражданской активистки.

Оставленной на принудительном лечении Наталье Уласик два раза в месяц разрешается звонить родственникам по таксофонным карточкам, которые ей передает Юлия. С «передачами» там очень строго, говорит дочь активистки.

— В основном она просит сладости. Длительность свидания — всего 15 минут. Я так и не смогла съездить к ней. До нее мне нужно добираться двумя поездами, да и брата надолго оставить нельзя: он ведь инвалид. Раньше его опекала мама. Она сама просит меня не приезжать, ведь там даже не разрешают толком поговорить. Там как в тюрьме, всё железное. Я просила перевести ее в Караганду, чтобы была возможность навещать ее, но нам отказывают. Поэтому связь мы с ней держим только по телефону. Я очень за нее переживаю, — говорит Юлия, дочь Натальи Уласик.

Сейчас Юлия хочет оспорить решение суда, который продлил принудительное лечение. Она недоумевает, почему исключается возможность применения лечения в иных медицинских учреждениях? В разговоре с репортером Азаттыка дочь Натальи Уласик сообщила, что ей одной в защите прав матери не справиться. Поэтому она обратилась за помощью в Казахстанское бюро по правам человека.

СУД ПРОДЛИЛ ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

О том, что суд еще в июне отказал в изменении вида принудительных мер медицинского характера, применяемых к гражданской активистке Наталье Уласик, и продлил ей принудительное лечение, репортеру Азаттыка стало известно от Казахстанского бюро по правам человека и от дочери Уласик лишь на днях. Об изменении вида принудительных мер, как стало известно, ходатайствовала Республиканская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением в поселке Актас Алматинской области, где сейчас находится Наталья Уласик.

Как говорится в постановлении суда, которое процитировал правозащитник Евгений Жовтис, «доводы представления и заключения врачей-психиатров суд нашел неубедительными».

Наталья Уласик на даче. Лето 2016 года. Город Жезказган Карагандинской области. Фото из семейного архива.
Наталья Уласик на даче. Лето 2016 года. Город Жезказган Карагандинской области. Фото из семейного архива.

Репортер Азаттыка обратилась в государственное учреждение «Республиканская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением», чтобы узнать, обжаловалось ли данное решение суда и будет ли подаваться повторное представление в суд об изменении вида принудительных мер медицинского характера в отношении пациентки Натальи Уласик. В лечебнице, узнав о сути обращения, попросили направить официальный запрос на имя руководителя Дулатбека Даулбекова. Запрос был направлен по факсу 10 августа. 14 августа репортер Азаттыка получила официальное письмо. В нем говорится, что Наталья Уласик содержится на принудительном лечении с 26 октября 2016 года. Однако в предоставлении запрашиваемых сведений данное учреждение отказало, сославшись на «врачебную тайну» и на то, что в соответствии с Конституцией Казахстана «каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны».

На самом же деле для этого нет никаких оснований, она не является общественно опасной, никакого вреда не наносит. Это всё с самого начала было необоснованно и незаконно.

Республиканская психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением в поселке Актас Алматинской области — известная в стране лечебница, в которой находятся изолированные от общества пациенты из числа убийц, насильников, людоедов. Как указывается в доступных источниках, это учреждение для лиц, признанных судом невменяемыми и, соответственно, не отвечавшими за свои действия в момент совершения ими преступления.

КОММЕНТАРИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКА

Ведущий казахстанский правозащитник Евгений Жовтис неоднократно высказывал предположение о том, что «в случае с Натальей Уласик, возможно, имеют место признаки „карательной психиатрии“». Жовтис говорит, что никакой угрозы себе и окружающим Наталья Уласик не представляла.

Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека. Алматы, 10 февраля 2017 года.
Евгений Жовтис, директор Казахстанского бюро по правам человека. Алматы, 10 февраля 2017 года.

— Бюро оказывает помощь, адвокат с ней встречался и пытается обжаловать те судебные решения, которые были приняты в отношении нее, — в частности, решение, связанное с отказом суда на ходатайство врачей. Человек (Уласик. — Азаттык) привлекался по жалобе частного обвинения, а ее подвергают психиатрической экспертизе, выставляя общественно опасной. На самом же деле для этого нет никаких оснований, она не является общественно опасной, никакого вреда не наносит. Это всё с самого начала было необоснованно и незаконно. В деле Уласик больше вопросов, чем ответов, — говорит репортеру Азаттыка директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис.

Жовтис отметил также, что бюро будет контролировать непростую ситуацию с Натальей Уласик и оказывать необходимую помощь.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG