Доступность ссылок

Срочные новости

История заключенного, который добивается свободы все десять лет


Осужденный Алик Ибрагимов.

Алик Ибрагимов почти десять лет сидит в тюрьме «за ограбления». Все это время он пытается доказать свою невиновность. Алик говорит, что он и его близкие пострадали от незаконных действий полиции.


34-летний Алик Ибрагимов сидит по обвинениям в разбое и ограблениях. В материалах суда он проходит как член банды, которая занималась грабежами в Караганде в 2000 году. В общей сложности он осужден на 13 лет, на свободу он может выйти в 2013 году, если не отпустят «на УДО» - на условно-досрочное освобождение.

ГРОЗА КАРАГАНДЫ

Бандой руководил Михаил Кимлач. Под его руководством совершено девять разбойных нападений с целью хищения чужого имущества с применением насилия и оружия, говорится в приговоре Казыбекбийского районного суда Караганде под председательством З.Козика. Приговор был вынесен в феврале 2003 года. Сторону обвинения в этом деле представляла А.Толеубаева.

По этому делу было осуждено девять человек. Один из них – Алик Ибрагимов. Он признает, что знал о нападениях, присутствовал при их планировании. Но, как утверждает, участия в них не принимал.

Осужденный Алик Ибрагимов не называет себя вовсе невиновным. Он считает, что ему незаконно приписали преступления, которые не совершал.

«Хулиганство было, а в этих ограблениях не участвовал. Я присутствовал, когда они разрабатывали нападение. Но потом находил отговорки, чтобы не выезжать туда», – говорит Алик Ибрагимов в письме в радио Азаттык.

Он утверждает, что не был активным членом этой банды. Да и банды как таковой, по его словам, не было. «Просто я познакомил ребят со двора со старшими, контакты шли через меня. Планировали старшие, а мы были просто группой поддержки», – говорит осужденный Ибрагимов.

ОДИН ИЗ ЭПИЗОДОВ

Алик Ибрагимов осужден за четыре преступления. В их числе ограбление магазина «Ак сункар». В материалах суда расписывается, как с «наступлением темноты» грабители ворвались в помещение магазина и «подавили сопротивление находящихся там строителей». При этом приводится перечень украденного из магазина. Ущерб был оценен в 915 тысяч 282 тенге (около шести тысяч долларов).

Алик Ибрагимов утверждает, что не мог ограбить этот магазин, поскольку в это время он, тогда рабочий завода металлоконструкций, работал в ночную смену. Но свое алиби он доказать не смог. «Я просил суд запросить график выхода на работу этого завода, но судья этого не сделал», – говорит он.

В обвинительном заключении по этому эпизоду фигурируют три человека – Михаил Кимлач, Алик Ибрагимов и Олег Бабин. К тому же в материалах суда есть показания потерпевшего Уткина, согласно которым в магазин ворвались трое вооруженных мужчин.

Алик Ибрагимов обращает внимание на то, что среди различных протоколов по этому эпизоду в материалах обвинения нет протоколов проверки, обыска, опознания и допроса, которые имели бы отношения к нему.

В обвинительном заключении приводятся протоколы обыска в доме другого осужденного по этому делу – Дербенева. У него были изъяты часы, которые были в числе украденных вещей из магазина. Документально подтверждается в заключении изъятие при обыске в доме Михаила Кимлача некоторых товаров из ограбленного магазина.

В самом приговоре суда по этому же эпизоду проходят лишь Михаил Кимлач и Алик Ибрагимов. Фамилия Олега Бабина отсутствует, на что Алик имеет свою версию. «Бабина условно осудили, хотя он везде проходил как активный участник и вещдоки у него изъяли», – говорит Алик Ибрагимов.

ХОД СЛЕДСТВИЯ

Осужденный Алик Ибрагимов утверждает, что и остальные три эпизода были незаконно ему приписаны. При этом следствие, по его словам, было проведено с грубыми нарушениями.

Алика Ибрагимова арестовали 27 ноября 2000 года по обвинению, которое, по его словам, не имело отношения к разбойным нападениям банды Михаила Кимлача. «По пьяне расстрелял машину. Это было 27 ноября 2000 года. В тот же день меня задержали», – говорит он.

Обвинения в разбое и нападениях в составе банды Михаила Кимлача были предъявлены ему спустя месяц после его ареста по обвинению в хулиганстве. «По первому делу дали четыре года, а потом еще девять добавили за разбой. Я оказался дважды судим, не
На меня тридцать два эпизода и семнадцать трупов вешали, которые не имели никакого отношения к той банде.
выходя из тюрьмы», – говорит Алик Ибрагимов.

В материалах суда указывается, что Алик Ибрагимов признал свою вину в явке с повинной, признательных показаниях. Хотя он сам утверждает, что писал лишь объяснительные о том, где был и что делал в момент преступления.

Всего, как он говорит, признал только пять эпизодов, а осудили его за четыре. «На меня тридцать два эпизода и семнадцать трупов вешали, которые не имели никакого отношения к той банде», – сказал он.

НАДЕЖДЫ НА СУД

На меня надавили, чтобы выудить показания, говорит осужденный Алик Ибрагимов. По его словам, ему пришлось уступить пыткам, чтобы оградить своих родных от преследования полицейских.

«Когда меня возили на следствие, всю дорогу меня обрабатывали: «Вот твоя жена и мамка будут там. И от тебя будет зависеть, домой они поедут или в участок». Приезжаем, а там действительно жена стоит. Я-то не знал, что они вызвали ее под предлогом меня покормить. А я духом падаю. Заводят меня к следователю. А он как бы случайно кидает на стол пачку патронов и героин. Этого достаточно, чтобы понять, что к чему. Я сначала отказывался подписывать, но потом мне говорят, что их закрыли в КПЗ (камера предварительного заключения)», – говорит Алик Ибрагимов.

При этом он надеялся, по его словам, что суд тщательно проверит его заявления о пытках и избиении. Поэтому, как говорит Ибрагимов, он подписал признания именно по тем эпизодам, по которым надеялся доказать свою невиновность, поскольку у него было алиби.

Но надежды на объективное судебное расследование не оправдались, говорит Алик Ибрагимов. Его доводы о непозволительных действиях полицейских были признаны необоснованными.

Не один Ибрагимов, кстати, отказался в суде от показаний, которые давались на стадии предварительного следствия.

В материалах суда говорится: «Все осужденные по этому делу изменили в суде показания и стали утверждать, что в их отношении сотрудники полиции применили физическое и моральное давление». Утверждается при этом, что суд принял меры. В частности, в суде были допрошены следователи Рыбалкина, Омаров, Габитов, сотрудники полиции Кумекпаев, Крей, которые заявили, что все показания осужденные дали добровольно.

Кроме того, суд в своем приговоре ссылается на заключение судебно-медицинских экспертиз, которые «не установили у осужденных каких-либо телесных повреждений».

И суд высшей инстанции, и прокуратура позже постановили, что заявления осужденного Алика Ибрагимова о том, что «признательные показания в ходе предварительного следствия были получены недозволительными методами, были предметом тщательной проверки в суде, не нашли своего подтверждения и обоснованно признаны несостоятельными».

ПОЗА ЛАСТОЧКИ

Между тем на жестокое обращение полицейских в ходе следствия жалуется жена Алика Ибрагимова. Она сообщила радио Азаттык, что ее часто вызывали на допросы, где требовали дать показания против мужа.

Допросы, по ее словам, могли длиться с утра до вечера, при этом ей приходилось ходить из одного кабинета в другой, где ей задавали одни и те же вопросы.

Когда отпиралась и говорила, что не знаю, чем занимается муж, меня били по щекам, голове, швыряли и толкали на пол или к стенке, говорит женщина.

«Один раз меня заставили стоять ласточкой. Даже не помню, сколько так простояла на одной ноге и с вытянутыми руками», – говорит жена осужденного Алика Ибрагимова.

Привезут меня к ИВС (изолятор временного содержания) и говорят, вот здесь, мол, будешь сидеть. Постоим так, потом увозят.
По ее словам, полицейские приезжали за ней домой даже ночью. «Меня завели в кабинет одного начальника, который был пьян. Он приказал мне раздеться. Я спросила, для чего. Он сказал: «Будем искать брильянты». Я сказала, что не собираюсь раздеваться. Он начал лапать меня. Мне удалось выбежать из кабинета», – говорит жена Ибрагимова.

По ее словам, моральной пыткой для нее стали также угрозы следователей упечь ее за решетку. «Привезут меня к ИВС (изолятор временного содержания) и говорят, вот здесь, мол, будешь сидеть. Постоим так, потом увозят», – говорит она.

Тогда ей было двадцать лет, и она не знала, как защитить себя от такого давления. «У меня больше не было сил, и я дала какие-то показания. Я даже подписала какую-то расписку о том, что обязуюсь сообщать о каких-то наркоманах», – говорит она.

Ей и спустя почти десять лет говорить об этих событиях нелегко. Эти воспоминания до сих пор мучают ее. Она не захотела, чтобы в статье упоминалось ее имя. Не скрывает, что все еще боится.

Но выйти на разговор о том, как с ней обращались следователи, эта женщина всё же решилась. Она чувствует себя их жертвой, и ей хочется, чтобы они были наказаны.

БОРЬБА ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ

Тем временем Алик Ибрагимов упорно добивается отмены своего приговора. Он написал десятки жалоб. Несмотря на отказы надзорных органов пересмотреть его дело, он продолжает доказывать свою непричастность к преступлениям, за которые сидит в тюрьме.

Верховный суд надзорную жалобу Ибрагимова отклонил, посчитав его доводы несостоятельными.

В своем решении от 24 сентября 2003 года Верховный суд пишет: «Выводы суда о виновности Ибрагимова в совершении кражи и разбоя чужого имущества, совершении бандитизма и хищении огнестрельного оружия являются правильными, основаны на
Я пишу жалобу. Сразу приезжают из управления внутренних дел. Говорят: «Что, тебе мало что ли? Мы тебя еще по трупам будем водить».
всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, которым судом дана объективная оценка».

Прокуратура также писала Алику Ибрагимову в ответ на его жалобы, что его вина полностью доказана и оснований для вынесения протеста по его делу нет.

Между тем каждая жалоба Ибрагимова на приговор оборачивается, по его словам, шантажом со стороны полицейских в отношении него.

«Я пишу жалобу. Сразу приезжают из управления внутренних дел. Говорят: «Что, тебе мало что ли? Мы тебя еще по трупам будем водить». Но я уже не боюсь – прошел шесть лагерей. Куда еще дальше?» – говорит Алик Ибрагимов.

Смотреть комментарии (16)

Форум закрыт, но вы можете продолжить дискуссию по этой теме на странице Радио Азаттык в Фейсбуке: https://www.facebook.com/RadioAzattyq
XS
SM
MD
LG