Доступность ссылок

Срочные новости

Суд над «джамаатовцами» уложили в несколько заседаний


Здание Октябрьского районного суда города Караганды, где рассматривалось уголовное дело в отношении предполагаемых участников «Таблиги Джамаат». 12 марта 2018 года.

Трое жителей Карагандинской области приговорены к трем годам тюрьмы каждый по обвинению в участии в запрещенной в Казахстане организации «Таблиги Джамаат». Подсудимые и их родственники говорят, что они не имеют к этой организации никакого отношения.

ПРЕНИЯ И СРАЗУ ЖЕ ПРИГОВОР

Уголовное дело в отношении предполагаемых членов «Таблиги Джамаат» рассматривалось в Октябрьском районном суде Караганды. Суд, начавшийся спустя пять месяцев после ареста фигурантов дела, завершился быстро: прошло всего несколько судебных заседаний. Приговор был оглашен ближе к вечеру 6 апреля, в тот же день состоялись и прения сторон.

Суд признал 39-летнего Казбека Л., 37-летнего Марата К. и 36-летнего Таскали Н. виновными по статье «Организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма». Идеология «Таблиги Джамаат», как огласило гособвинение, якобы «схожа с ваххабизмом».

Подсудимые, отвечая на вопросы судьи о том, признают ли они обвинения, заявили, что частично признают лишь в том, что они собирались на квартире, читали намаз и книги, вели обсуждения и пили чай.

По версии следствия и обвинения, на момент знакомства подсудимых Казбека, Марата и Таскали деятельность «Таблиги Джамаат» не была запрещена и, мол, они участвовали в ней. Позже они, якобы зная о запрете организации, которую казахстанский суд в 2013 году назвал экстремистской, оставались ее последователями, не отказывались от своей идеологии, вербовали новых приверженцев.

Прокурор, зачитывая обвинение, просил приговорить »джамаатовцев» к трем с половиной годам тюрьмы каждого. Судья приговорил каждого к трем годам лишения свободы. Вообще же по этой статье предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до шести тысяч месячных расчетных показателей, либо исправительных работ, либо ограничения свободы на срок до шести лет, либо лишения свободы на тот же срок.

Подсудимые женаты, у них по двое-трое малолетних детей. Они выступили против того, чтобы их снимали. Их родственники просили репортера Азаттыка пока не указывать фамилий, хотя бы до тех пор, пока приговор не вступит в силу. Говорят, что пока не знают, будет ли подаваться апелляционная жалоба на приговор. Они сетуют, что денег на сильных адвокатов нет, и опасаются, как бы фигурантам в вышестоящей инстанции не добавили срок.

Я поддерживаю государство в том, что оно хочет обезопасить страну, но я не считаю своего сына преступником, против него нет доказательств.

— Никаких доказательств нет, есть лишь некоторые сведения. Они просто собирались, изучали, но призыва не было, идеологии этой организации нет, по крайней мере, у моего сына. В государственном масштабе это рядовое дело, а для нас, рядовых граждан, это обидное дело, конечно. Я поддерживаю государство в том, что оно хочет обезопасить страну, но я не считаю своего сына преступником, против него нет доказательств. Мы пока думаем по поводу апелляции, — сказал в разговоре с репортером Азаттыка отец подсудимого Казбека Л.

ОТКАЗ ОТ ПОКАЗАНИЙ, КОТОРЫЕ ДАВАЛИ СЛЕДСТВИЮ

В суде было сказано, что ранее этим мужчинам вручалось уведомление о некоем предостережении. На этом судья и прокурор делали акцент, пытаясь понять: почему подсудимые, получив предупреждение спецслужб, не задумались о возможных последствиях и не прекратили собираться на квартире? Подсудимые сказали, что не считали свои действия запрещенными.

Как сказал в ходе суда подсудимый Казбек Л., он не был посвящен в идеологию «джамаата», но позже ознакомился с ней из материалов уголовного дела. О том, что она запрещена, знал: в мечети висит список запрещенных организаций в Казахстане. Но к «Таблиги Джамаат» себя не относит, утверждает, что никогда не участвовал в деятельности организации. Признаётся лишь в том, что с друзьями «собирались, читали книги, говорили о величии Аллаха». В суде Казбек Л. заявил, что не проповедовал, не разделял и не поддерживал «свержение конституционного строя и создание халифата».

Второй подсудимый, Таскали Н., сказал, что в момент задержания и на допросе он «оказался как в мышеловке». Он утверждает, что ему из-за безвыходности ситуации пришлось сказать во время следствия, что он является членом «Таблиги Джамаат». В ходе суда он попытался это опровергнуть, сказав, что не является ни членом этой организации, ни ее лидером. Вину признал лишь частично в том, что они «собирались, участвовали».

Третий подсудимый, Марат К., назвал себя обычным мусульманином, сказав, что посещать мечеть, читать книги он стал более углубленно, потому что появились новые вопросы, на которые он хотел получить ответы. В суде заявил, что не считает себя приверженцем организации «Таблиги Джамаат» и не видит в чтении Корана и хадисов преступления.

Подсудимые говорили, что слышали об организации «Таблиги Джамаат», но в подробности того, чем она занимается, — не вдавались. Якобы о сути этой организации узнали лишь во время следствия. Членами «Таблиги Джамаат» эти мужчины себя не считают. Однако судья неоднократно зачитывал показания подсудимых, которые они дали в ходе допросов, когда они признавали, что являются членами запрещенной организации, участвовали, организовывали встречи, собираясь на съемной квартире. Подсудимые пытались объяснить, что в ходе допроса им не удалось убедить следователей в своей непричастности к «Таблиги Джамаат», поэтому в ходе суда они отвергают обвинения в членстве в организации.

Читайте еще: Показания «вразрез с протоколом» на процессе «джамаатовцев»

Местная пресса не уделила этому процессу особого внимания. Возможно, дело в том, что такие дела в последнее время рассматриваются в Карагандинском регионе довольно часто и стали уже обыденными. Примерно так же считают и некоторые из родственников теперь уже осуждённых, говоря, что сегодня они часто слышат об уголовных делах, связанных с запрещенными в Казахстане организациями, в деятельности которых власти усмотрели признаки терроризма или экстремизма.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG