Доступность ссылок

Срочные новости:

«Ваш приговор — подарок китайскому президенту». Откровенное интервью  Серикжана Билаша


Серикжан Билаш, активист незарегистрированной организации «Нағыз Атажұрт еріктілері». Алматы, 4 марта 2020 года.

Проживающий в Турции активист Серикжан Билаш рассказал Азаттыку, почему уехал из Казахстана и как советник президента Казахстана поставил ему условие.

46-летний Серикжан Билаш (по документам — Бияш) — один из первых активистов, которые сообщили международному сообществу о преследовании со стороны китайских властей коренного мусульманского населения в Синьцзяне — этнических казахов, уйгуров и кыргызов.

Серикжан Билаш родился и вырос в Синьцзяне в семье этнических казахов. Он переехал на свою историческую родину вскоре после провозглашения независимости Казахстана. Во время пребывания на посту лидера незарегистрированной организации в Казахстане «Атажұрт еріктілері» Билаш поднимал проблемы казахов и других тюркоязычных коренных народов в Синьцзяне и занимался защитой их прав. Он участвовал в доведении до международного сообщества информации о репрессиях в Синьцзяне.

В марте 2019 года власти Казахстана задержали Серикжана Билаша в отеле в Алматы и доставили его в Нур-Султан. Билаш не признал себя виновным в «возбуждении социальной розни», однако позже подписал процессуальное соглашение о признании вины. Суд приговорил его к штрафу и запретил заниматься общественной деятельностью на протяжении семи лет.

«Я БЫЛ ВЫНУЖДЕН УЕХАТЬ ИЗ КАЗАХСТАНА»

Азаттык: Как давно вы живете в Турции? Что заставило вас покинуть Казахстан?

Серикжан Билаш: Я живу в [Турции] с 10 сентября 2020 года. У меня было две причины уехать из Казахстана. Об этом в соцсетях написал мой адвокат в последнем суде Шынкуат Байжанов. В Казахстане в апреле 2020 года против меня возбудили уголовное дело по обвинению в «надругательстве над государственным флагом» и «разжигании розни». Против меня подали иски четыре организации. Второе уголовное дело, по статье 389 («Самоуправство»), было возбуждено по заявлению бывших коллег.

Азаттык: Когда и как, по их словам, вы надругались над государственным флагом?

Серикжан Билаш: Мои слова, высказанные в связи с нашумевшим судебным процессом над Салтанат Кусманкызы, были вырваны из контекста и стали поводом для написания на меня заявления о надругательстве над флагом. Однако лингвистический анализ, проведенный по запросу полиции, показал, что в моих словах «не было оскорбления государственного флага».

Второе дело было возбуждено по заявлению председателя официально зарегистрированной провластной организации «Атажұрт еріктілері» Ербола Даулетбека (Ербол Даулетбек заявил Азаттыку, что не писал заявления на Серикжана Билаша. — Ред). Они потребовали передать каналы в Facebook'е и YouTube их официально зарегистрированной организации.

Я показал сотруднице полиции Динаре, которая меня допрашивала, дату регистрации канала Atajurt Kazakh Human Rights на YouTube — 2013 год. Массовых арестов в Китае тогда еще не было. В 2013 году не было ни такой организации, как «Атажурт», ни даже понятия. Борьба за права человека даже не начиналась. Так почему мы должны отдавать им канал? Канал сейчас принадлежит представителю организации «Нағыз Атажұрт» в Турции господину Бабисалему Окитану, турецкому гражданину, родившемуся и выросшему в Турции. Мы отдали его ему.

Это связано с тем, что время от времени домой к Галыму Ракыжану, который монтировал наше видео, начали приходить сотрудники полиции и оказывать давление. Получив объяснительные от соседей Галыма, они пригрозили владельцу дома, который на протяжении многих лет сдавал дом Галыму, и тот выселил его из этого дома. Полиция даже потребовала от Галыма написать им код канала.

Чтобы избавиться от этих проблем, мы передали канал Бабисалему Окитану с условием, что он сам будет отвечать и вести этот канал. Проблема исчезла только после того, как мы показали полиции, что канал на YouTube был зарегистрирован в 2013 году. Также были возбуждены дела в отношении семи членов нашей организации «Нағыз Атажұрт».

Недавно мой адвокат Шынкуат Байжанов ответил на сообщения о моем отъезде из Казахстана в Facebook'е. Он сообщил, что госорганы пока не дали ответа на вопрос, прекращены ли два уголовных дела против Серикжана Билаша. В полиции и других компетентных структурах устно сообщили, что возбужденных против меня дел нет, но официального ответа о прекращении рассмотрения дела в отношении меня моему адвокату не дают.

Против меня также возбудили административное дело. 18 августа 2020 года суд признал меня «причастным к деятельности незарегистрированной незаконной организации» и оштрафовал на сумму в размере 50 месячных расчетных показателей, или 333 доллара. Также были оштрафованы несколько человек из организации «Нағыз Атажұрт еріктілері». Всё это было для нас тяжелым ударом.

«ИЛИ В ТЮРЬМУ СЯДЕТЕ, ИЛИ ПОЙДЕТЕ НА СОГЛАШЕНИЕ»

Азаттык: Разве суд 2019 года не запретил вам руководить общественной организацией в течение семи лет?

Серикжан Билаш: В суде я добровольно пришел к соглашению о признании вины. Максат Искаков, советник, посланный ко мне президентом [Касым-Жомартом] Токаевым, пришел и сделал предложение, но никакого давления не было. Когда я сидел под домашним арестом в Астане, он приходил ко мне пять раз, и в Алматы еще два раза. Но лично я не держу зла на него, — наоборот, я благодарен.

Максат Искаков сказал мне: «В сентябре господин Токаев поедет в Китай, и ваш приговор — подарок китайскому президенту». То есть их задача — судить меня, другого выхода нет. Я должен был выбрать — либо сесть в тюрьму с самым строгим режимом, либо пойти на соглашение и выйти на свободу.

Я не ставил себе цели тягаться с властями Казахстана, хотел защищать права казахов и других тюркоязычных народов, которые подвергаются насилию в Китае (по последним данным, в китайских тюрьмах находятся три миллиона человек, в том числе полмиллиона казахов), и я подписал процессуальное соглашение. В решении суда сказано, что я не могу руководить общественно-политическими организациями в течение семи лет.

Азаттык: Знала ли ваш адвокат в то время Айман Умарова, что вы приняли предложение советника президента?

Серикжан Билаш: Я сказал Айман Умаровой, она посоветовала «держаться подальше» от него.

Азаттык: Суд не подчиняется президенту, парламенту или правительству. Поэтому не считаете ли вы незаконным то, что к вам приходил советник президента и ставил условия. К примеру, вы думали о том, что уважающий себя юрист не согласится с этим и не поддержит вас только потому, что вы можете решить все проблемы таким вот образом?

Серикжан Билаш: Я нанимаю адвоката. Адвокат должен оказывать услуги в соответствии с требованиями защищаемого им лица (адвокат Айман Умарова заявила Азаттыку, что не знакома с Максатом Искаковым, не встречалась с ним, а после окончания процесса задавала в соцсети вопрос президенту Токаеву «Направляли ли вы к Серикжану Билашу своего советника?», но не получила ответа. По словам адвоката, до суда Билаш рассказывал о том, что к нему "приходят сотрудники КНБ", но не называл имен. — Ред.).

Азаттык: Если бы казахстанские власти преследовали цель сгноить вас в тюрьме, то пришел бы советник президента и предложил бы два разных пути? Если казахстанское правительство действительно работает на Китай, как вы сказали, разве не хорошо для Китая, что вы долго сидите в тюрьме?

Серикжан Билаш: Потому что было три [стороны] давления на казахстанские власти. Первая — со стороны стран Запада, вторая — со стороны народа Казахстана, а третья — давление Китая. То есть мы нужны Западу, и мы нужны самому многочисленному западному обществу, которое нуждается в наших фактах. Поэтому они много работали, чтобы защитить нас. И казахстанские власти не могут обидеть Запад. Потому что там находятся их миллиарды долларов, виллы и недвижимость, которую они там приобрели.

Но Казахстан находится в тисках между Китаем и Западом. Китай — инвестор Казахстана. Наши власти не могут выйти за пределы, очерченные Китаем.

Я не очень опасный человек для властей Казахстана, я не являюсь ни оппозицией, ни противником. Я человек, который переехал на родину, отказавшись от всех благ за границей. Я приехал со всеми родственниками. И они нашли способ выйти из ситуации между Западом, Китаем и народом Казахстана, который был недоволен моим осуждением. Власти Казахстана отказались осудить меня, чтобы им не пришлось выбирать между Китаем, протестующим народом и Западом, нашли способ, при котором и овцы целы, и волки сыты, и я с этим согласился.

«ВКЛЮЧИЛИ В ЧЕРНЫЙ СПИСОК»

Серикжан Билаш: Моя машина сейчас арестована. Я не могу оформить доверенность на родственников на право управления. После смерти матери я пошел к нотариусу, чтобы подать заявление в соответствии с законом о наследстве, что не против зарегистрировать принадлежавшую матери недвижимость на моего отца — Билаша Есенали [ныне покойного]. Нотариусы входят в единую сеть министерства юстиции. Оказалось, что в этой сети я указан как «террорист», у меня есть скриншот. Я сделал снимок с компьютера нотариуса. У меня даже нет прав на оформление доверенности. Мои банковские счета и собственность на мое имя заблокированы. Разве это не преследование меня?

Азаттык: Когда умерли ваши мать и отец?

Серикжан Билаш: Моя мама скончалась осенью 2018 года, до суда. Отец умер недавно [ноябрь 2020 года].

Азаттык: Это случилось до того, как вас привлекли к ответственности?

Серикжан Билаш: Нет, это случилось позже.

Азаттык: Какие еще преследования были? Может, за вами следили, приходили к вам домой и надоедали?

Серикжан Билаш: Куда бы я ни поехал, за мной всегда ездили люди из компетентных структур. Если еду за рулем, меня в обязательном порядке останавливают. Днем и ночью перед моим домом стоят люди и машины. Мои родственники, родственники супруги — все были допрошены. Меня обвиняли в причастности к террористической деятельности, и даже пытались оклеветать моего покойного отца. Меня обвинили в том, что я не казах, а китайский и западный шпион, ваххабит, обвинили в надругательстве над государственным флагом. Всё это, в свою очередь, не просто ненависть отдельных лиц к личности, а дело рук «мягких сил» Китая, то есть китайского лобби в Казахстане.

Азаттык: Считаете ли вы, что всё это не самостоятельное решение казахстанских властей, а принятое под влиянием китайских властей?

Серикжан Билаш: Я давно говорю, что в компетентных учреждениях Казахстана — комитете национальной безопасности, полиции, суде, прокуратуре и даже в СМИ — есть теневое правительство, которое получает зарплату от китайских национальных компаний или других учреждений.

«ПРИТЕСНЕНИЙ В СИНЬЦЗЯНЕ МЕНЬШЕ НЕ СТАЛО, ОНИ ПРИОБРЕЛИ ДРУГИЕ ФОРМЫ»

Азаттык: Какова сейчас ситуация в Синьцзяне? Можно сказать, что стало легче или сложнее?

Серикжан Билаш: В последнее время ситуация в Китае снова ухудшилась. Теперь изменилась форма ареста. К примеру, Бахыт Алинур, Нурлан Коктеубай, Гульзира Ауелхан ранее нам рассказывали о заключении в концлагере, где их днем и ночью учили китайскому языку, заставляли учить наизусть стихи. Наша кандас Дина Нурлыбай, которая вышла на свободу позднее, рассказала о принудительном труде. Сейчас меняется характер этих китайских лагерей.

Они вынуждают зарабатывающих от пяти до десяти тысяч долларов в месяц казахских мужчин, у которых есть свой бизнес, рестораны и другие компании, отправляться во внутренний Китай и заниматься тяжелым физическим трудом под предлогом трудоустройства безработных.

Десятки мужчин, которые в своих родных городах Или, Алтае, Тарбагатае — в Или-Казахском автономном округе открыли компании, рестораны, занимаются предоставлением других услуг, были отправлены во внутренний Китай, где зарабатывают всего 20–25 тысяч тенге в месяц. В Или-Казахский автономный округ, где живут казахи, перевозят китайцев из внутреннего Китая. Этот ужасный процесс носит интенсивный и масштабный характер.

О ВОЗВРАЩЕНИИ В КАЗАХСТАН

Азаттык: Как вы живете в Турции? Вы ищете политического убежища?

Серикжан Билаш: Нет, я не навсегда уехал из Казахстана. Если, как сказал мой адвокат Шынкуат Байжанов, казахстанские власти напишут в письменной форме, что «в отношении Серикжана Билашулы не будут возбуждены дела, преследования будут прекращены, вернут машину, земли, изъятые телефоны, разблокируют банковские счета», я вернусь в Казахстан. В любое время, если мои законные права будут восстановлены.

Азаттык: А если Казахстан не выполнит ваши требования и не пойдет на уступки?

Серикжан Билаш: Тогда мы можем написать открытое письмо от международных организаций президенту Казахстана, елбасы (правовой статус бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. — Ред.), высокопоставленным должностным лицам. Согласно закону, после выхода на свободу по соглашению мои права не могут быть нарушены. Я не просил убежища в Турции, я приехал в эту страну с другими целями. Это не секрет.

Во-первых, организация «Нағыз Атажұрт» не была зарегистрирована в Казахстане, а в 2019 году против меня было возбуждено одно административное дело и другое дело в 2020 году по обвинению в причастности к деятельности незарегистрированной организации. В 2019 году было возбуждено уголовное дело. Я находился под домашним арестом пять месяцев и пять дней. Я был на пробационном контроле до 31 декабря. Гонения продолжаются. Поэтому организацию «Нағыз Атажұрт» мы решили зарегистрировать в Турции. Если Турция зарегистрирует нас на законных основаниях, мы планируем передать все наши документы в международные организации от имени организации и на международном уровне заниматься защитой прав человека.

Азаттык: Вы представили властям Турции официальные документы?

Серикжан Билаш: Представили.

Азаттык: Когда дадут ответ и есть ли возможность зарегистрировать организацию?

Серикжан Билаш: Это сложный вопрос из-за очень чувствительных политических отношений между правительством Турции и Китаем. Вероятность регистрации такая же, как и отказ в регистрации. Время покажет.

Азаттык: Вы уехали в Турцию с семьей?

Серикжан Билаш: Да, я уехал с семьей.

Азаттык: Все ли они граждане Казахстана?

Серикжан Билаш: Все граждане Казахстана. Моя супруга родилась и выросла в Казахстане. Все трое моих детей родились в этой стране.

Азаттык: Известна ли точная дата вашего возвращения в Казахстан?

Серикжан Билаш: Пока действует статья 174 («Разжигание розни»), мое возвращение будет откладываться, потому что я не буду чувствовать себя в безопасности, потому что в моих словах будут искать зацепки, будут пытаться привлечь за разжигание розни, даже если никто не пострадает. Точную дату не назову.

«ТУРЦИЯ НЕ ПОЗВОЛИТ СКИТАТЬСЯ ПРОСЯЩИМ УБЕЖИЩЕ»

Серикжан Билаш: Кстати, мы направили официальное письмо правительству Турции, в котором подняли вопрос о предоставлении турецкого гражданства казахам, бежавшим в Казахстан [из Китая] (на тот момент они еще не получили статуса беженцев). Мы подняли вопрос о предоставлении турецкого гражданства Кастеру Мусахану, Мурагеру Алиму, Багашару Малику, Кайше Акан, Тлеку Табарикулы.

С тех пор как я приехал в Турцию, ко мне стали обращаться многочисленные активисты и псевдоактивисты. Все приезжают из столицы и Алматы. Люди, с которыми я никогда не встречался, говорят, что поддерживают меня. Приглашают попить чай и поговорить.

Они хотят, чтобы я прекратил заниматься делом пяти бежавших казахов по предоставлению им турецкого гражданства. Я сказал им, что, если [Казахстан] не предоставит им гражданство, мы выдадим им турецкие паспорта в Казахстане и перевезем их в Турцию. Турция очень легко предоставляет статус беженца.

Я предупредил, что Турция не Казахстан, который отправил Сайрагуль [Сауытбай] в Швецию и годами не выдает документы пяти беженцам, лишая их возможности лечиться и работать. Турция выдала паспорта сотням тысяч жителей Синьцзяна и приютила пять миллионов сирийцев. Позднее четверым был предоставлен статус беженцев. Думаю, что именно наша активность в Турции способствовало этому.

От редакции: в связи со сказанным Серикжаном Билашем в интервью Азаттык направил письменный запрос в аппарат президента Казахстана и министерство внутренних дел. К моменту публикации материала ответы не поступили.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG