Доступность ссылок

Срочные новости

Пять лет ЕАЭС. Каким его видят в странах-участницах


Президент Беларуси Александр Лукашенко, президент России Владимир Путин и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (слева направо) после подписания соглашения о создании Евразийского экономического союза. Астана, 29 мая 2014 года.

Эксперты из государств, входящих в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), рассказали Азаттыку о позитивных и негативных переменах, по их мнению произошедших в экономиках этих стран за годы пребывания в объединении.

29 мая в Нур-Султане планируется заседание Высшего Евразийского экономического совета — наднационального органа Евразийского экономического союза — с участием президентов всех пяти стран-участниц, приуроченное к пятилетию подписания договора о ЕАЭС. На сегодня в ЕАЭС входят Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Россия, которую многие эксперты называют вдохновительницей ЕАЭС, его основной движущей силой и страной, получающей наибольшую выгоду от существования организации.

«ПРИНЦИПЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ»

Аза Мигранян, заведующая отделом экономики российской организации «Институт стран СНГ», не согласна с утверждением, что ЕАЭС — это больше политический, а не экономический союз, от которого выигрывает в основном Россия. Она считает это мнение следствием недостаточной информированности.

— Пять лет функционирования ЕАЭС показывают отсутствие какого-либо политического подтекста в отношениях между странами-партнерами. На сегодняшний день все вопросы в ЕАЭС решаются исключительно исходя из экономической целесообразности и взаимовыгодности. По поводу того, что от данного союза выигрывает в основном Россия, — это один из распространенных мифов, которые возникают от малоинформированности о процессах, которые происходят в ЕАЭС, — считает Аза Мигранян.

Евразийский экономический союз

Евразийский экономический союз — международная организация региональной экономической интеграции, куда входят Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Россия. Как указывается на сайте организации, ЕАЭС создавался «в целях всесторонней модернизации, кооперации и повышения конкурентоспособности национальных экономик и создания условий для стабильного развития в интересах повышения жизненного уровня населения государств-членов». В ЕАЭС, согласно сайту организации, обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, а также проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики.

«Миф» о выгоде России, по словам Мигранян, также был обусловлен падением курса рубля, из-за которого был достигнут определенный рост уровня ценовой конкуренции российских производителей.

— Например, российская продукция в Казахстане, Кыргызстане и Беларуси была более дешевой и конкурентоспособной. Если проанализировать структуру торговли между странами, то на сегодня именно Россия поставляет сырье и комплектующие в большинство стран-партнеров, — говорит Мигранян.

Но, считает она, этот процесс скорее взаимовыгодный. «Ценовое снижение приводит к тому, что итоговая продукция, производимая в этих странах, уменьшается по себестоимости. Соответственно, растет их конкурентное преимущество», — утверждает экономист.

Основными результатами за пять лет существования союза Мигранян считает создание правовой и институциональной базы для развития интеграционных процессов.

— Есть все регулирующие компоненты для функционирования общего рынка, в том числе движение от общего к единому рынку по отраслям. Например, лекарственные препараты и медицинская продукция. Достигнуто соглашение к 2035 году о концептуальных подходах формирования общего рынка энергоресурсов, в том числе электроэнергии и нефтегазового сектора, что является ключевым с точки зрения национальных интересов всех участников и в меньшей степени России, — считает Аза Мигранян.

Продолжая говорить о взаимовыгодности ЕАЭС, Мигранян прогнозирует, что в перспективе можно ожидать формирования общего для стран — участниц валютного и финансового рынка.

— Действуют общие единые правила с формированием единых информационных систем для всех стран-партнеров, а это большая выгода для понимания того, что завозится и вывозится с территории союза для упрощения таможенных процедур. Это большое достижение с точки зрения интересов бизнеса. Качество и требования к товарам фактически приравнены к стандартам Европейского союза, а иногда даже жестче, — говорит Мигранян.

Среди проблем в работе ЕАЭС Мигранян отмечает лишь механизм принятия решений, который она назвала «сложным и медленным», а также влияющим «на эффективность работы союза».

«ИДЕОЛОГИЗИРОВАННОСТЬ С ЭЛЕМЕНТАМИ ИЗОЛЯЦИОНИЗМА»

Эмил Уметалиев, экс-министр экономического развития Кыргызстана и общественный деятель, — один из тех, кто считает ЕАЭС именно политическим проектом.

— Мне этот союз с самого начала виделся не экономически обоснованным и рыночно ориентированным, а продолжением политического проекта, в котором слишком много идеологизированности с элементами изоляционизма. Союз в ближайшие пять-десять лет будет испытывать серьезные потрясения, — прогнозирует Эмил Уметалиев.

Эмил Уметалиев, экс-министр экономического развития Кыргызстана.
Эмил Уметалиев, экс-министр экономического развития Кыргызстана.

Для обоснования своих прогнозов бывший министр приводит регулярно возникающие, по его мнению, торговые дискуссии между Беларусью и Россией, таможенные и торговые «недоразумения» между Казахстаном и Россией, а также пограничные «недоразумения» между Казахстаном и Кыргызстаном, «очень чувствительные» для его страны.

По его словам, особенно в первые годы вступления в Таможенный союз в Кыргызстане фиксировалось большое количество закрывавшихся малых предприятий в агросекторе, торговле и других сферах. А выигрывали, по мнению экс-министра, в основном политики, «имеющие бизнес, связанный со странами — членами ТС и ЕЭС».

— Да, есть некоторые послабления для мигрантов. Это был один из главных аргументов сторонников ЕАЭС, но мне кажется, ориентироваться на увеличение количества мигрантов — это всё равно что обслуживать страну-патрона, бывшую империю, но ни в коем случае не быть дальновидным в стратегическом развитии собственного рынка и национальной экономической стратегии, — продолжает Эмил Уметалиев, считая, что отток трудовых мигрантов как следствие вхождения в ЕАЭС уже оказывает «пагубное влияние» на экономику, демографическую ситуацию и социум.

Столь же пессимистично настроен и Степан Григорян, председатель правления Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству (АЦГРС). Он говорит, что пока не видит ни одного положительного момента вступления Армении в ЕАЭС, и считает, что решение о вступлении страны в союз «единолично» принял бывший президент Серж Саргсян.

— Нужно было провести все-таки серьезное обсуждение в обществе, вступать или нет. Было бы правильно, если бы страна вступила в этот союз более осознанно, достигнув консенсуса в обществе, — говорит Степан Григорян. Он также приводит примеры грядущих отрицательных последствий, которые, по его мнению, членство в организации будет иметь для Армении. Со следующего года, по данным Григоряна, в Армению нельзя будет без больших дополнительных налогов ввозить автомобили со всего мира, в частности из Европы, США и Японии.

Степан Григорян, председатель правления Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству.
Степан Григорян, председатель правления Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству.

— Цены на авто увеличатся в несколько раз. В стране этим бизнесом занимаются десятки тысяч человек, которые потеряют работу и возможность кормить свои семьи. То есть предлагается покупать и ввозить российские машины, которые по качеству ни в какое сравнение не идут с заграничными, — считает эксперт.

Также Степан Григорян акцентирует внимание на сокращении торговли нефтью и нефтепродуктами Армении с Ираном, потому что с прошлого года начали работать нормативы ЕАЭС, под которые иранская продукция не подпадает.

— Это привело к тому, что внутри армянского рынка подскочили цены на ГСМ, потому что монопольно только Россия завозит. Прекратилась мелкая приграничная торговля между Арменией и Грузией, потому что опять-таки по евразийским стандартам больше 20 килограммов из Грузии не можешь товары ввезти. И этот бизнес стал невыгодным, — рассказывает Григорян.

Таких примеров, по словам эксперта, много и это «вызывает негативную реакцию в обществе», так как они затрагивают большие группы людей.

В любой экономической интеграции, считает Степан Григорян, есть негативные стороны, но, говорит он, в таких случаях в том же Евросоюзе предусмотрен компенсирующий механизм, которого в ЕАЭС нет.

— Например, когда Польша вступила в ЕС, то их сельское хозяйство резко потеряло, потому что польская сельхозпродукция не соответствовала стандартам, и ЕС компенсировал полякам эти затраты через финансирование крупных проектов, чтобы они стали конкурентоспособными. Сейчас сельское хозяйство у них процветает. И вот таких компенсирующих механизмов в ЕАЭС, к сожалению, нет, — говорит Григорян.

В условиях Армении компенсацией, по мнению эксперта, могло быть уравнивание цен на газ и нефть с внутрироссийскими ценами.

— То есть, например, бензин стоил бы в Армении так же, как и в Москве. А сейчас он у нас в два раза дороже. К сожалению, Россия на это пока не соглашается. В итоге отрицательные последствия ЕАЭС работают, а позитивные еще нет. Позитивный эффект в перспективе, возможно, в этом союзе заложен, — подытожил Григорян.

«ПОИСК ИМПЕРСКОГО ПОДТЕКСТА»

Экономический обозреватель из Казахстана Денис Кривошеев утверждает, что с самого начала выступал против союза, но не из-за экономического, а политического аспекта. Он считает ЕАЭС «серьезной политической угрозой для русского населения, живущего в постсоветских странах».

— То есть когда отечественная экономика начинает пробуксовывать, когда, к примеру, возникают девальвации в России или санкции против нее с последствиями для Казахстана, то начинают винить Россию с проекцией на русское население. Виновата кто? Россия, то есть русские. В Казахстане произошел рост национал-патриотических настроений, риторика которых сводилась к экономической ущербности в рамках ЕАЭС. И вот этого я больше всего опасался, когда выступал против, — персонализации вины. То есть идет поиск имперского подтекста в этом союзе, но не факт, что он там есть, — считает обозреватель.

Денис Кривошеев, экономический обозреватель.
Денис Кривошеев, экономический обозреватель.

По словам Кривошеева, Казахстан борется в этом союзе с Россией практически за одни и те же секторы экономики, поскольку их экономические системы во многом идентичны. При этом он также считает, что ЕАЭС продолжит существовать.

— В целом пока на сегодняшний момент обещанных преимуществ для Казахстана в виде открытого рынка нет. Плюс есть четкое сопротивление интеграционным процессам внутри страны. Противники рассчитывают, что союз перестанет существовать, но я пока не вижу причин, по которым он мог бы распасться, потому что в нем в первую очередь заинтересованы элиты, — считает Денис Кривошеев.

Среди положительных сторон вступления Казахстана в ЕАЭС эксперт отмечает то, что данный союз стал для национальной экономики своего рода «отрезвляющим душем», частично подготовившим страну для вступления в ВТО.

«ВЫГОДА ДЛЯ КАЗАХСТАНА НАИМЕНЕЕ ОЧЕВИДНА»

Андрей Елисеев, директор белорусского аналитического центра EAST и автор недавнего исследования «Евразийский экономический союз: ожидания, вызовы и достижения», на вопрос «кому из стран комфортно, а кому — нет в данном союзе?» отвечает, что это Кыргызстан и Казахстан соответственно.

— Казахстан не зависит от экспорта своих товаров и трудовых ресурсов на российский рынок в такой степени, как другие страны-участники. Также структура казахстанской экономики похожа на российскую, потому выгода для Казахстана в целом наименее очевидная, — полагает он.

Кыргызстан, по словам эксперта, получил три важных «бонуса». Он считает, что, во-первых, улучшилось положение кыргызских трудовых мигрантов в России и это заметно по увеличению денежных переводов из России на родину.

Андрей Елисеев, директор белорусского аналитического центра EAST.
Андрей Елисеев, директор белорусского аналитического центра EAST.

— Это очень важно для экономики Кыргызстана. Во-вторых, Кыргызстан добился прямых российских инвестиций. И, в-третьих, евразийская интеграция позволила республике значительно улучшить ситуацию с соблюдением технических регламентов и безопасности сельхозпродукции и других видов товаров. Эта система в Кыргызстане практически отсутствовала до начала евразийской интеграции, — говорит Елисеев.

Что касается Беларуси и Армении, то эти две страны, по мнению эксперта, во многом сохранили те преференции, которые имели в отношениях с Россией еще до вступления в ЕАЭС. Речь идет, в частности, о соглашениях в нефтегазовой отрасли и о доступе армянских и белорусских товаров и рабочей силы на российский рынок.

Елисеев считает, что население Беларуси значительно не ощутило последствий от вступления в ЕАЭС. По его словам, перемены в благосостоянии населения были связаны не со вступлением в ЕАЭС, а с совпавшим по времени экономическим кризисом, обусловленным как внутренними экономическими факторами, так и внешними, в частности западными санкциями в отношении России после аннексии украинского Крыма в 2014 году и началом конфликта в восточной части Украины. Белорусская экономика, по словам эксперта, очень зависит от российской, и эта зависимость существовала и до запуска Евразийского и Таможенного союзов.

Президенты стран, входящих в Евразийский экономический союз, после заседания Высшего Евразийского экономического совета. Астана, 31 мая 2016 года.
Президенты стран, входящих в Евразийский экономический союз, после заседания Высшего Евразийского экономического совета. Астана, 31 мая 2016 года.

Он также считает важным негативным моментом ЕАЭС и то, что многие из стран — участниц союза «занижают» таможенные поступления, перечисляя Казахстан и Кыргызстан, которые, по словам Елисеева, не раскрывают полные объемы ввозимых из Китая товаров. По данным эксперта, Беларусь тоже манипулирует торговой статистикой санкционных товаров, которые реэкспортируются в Россию. То есть, говорит он, недоуплачиваются таможенные сборы в «общий котел», который потом делится между странами-участниками.

Елисеев, как и многие другие эксперты, склонен сравнивать ЕАЭС с Европейским союзом — другим примером межнациональной экономической интеграции на основе свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Эксперт считает, что ЕС превосходит ЕАЭС по всем параметрам, и убежден, что это вполне закономерно.

— Если учитывать, что три страны — основатели союза (Беларусь, Казахстан и Россия) — это страны с дефицитом демократии и авторитарными режимами, то и ожидать, что Евразийский союз станет мощным наднациональным органом с широкими компетенциями суда, и не приходилось, — рассказывает Андрей Елисеев.

За комментарием относительно взглядов различных экспертов на работу ЕАЭС Азаттык обратился в пресс-службу Евразийской экономической комиссии. Там пообещали выйти на связь, но к моменту публикации этого не произошло.

  • 16x9 Image

    Санат УРНАЛИЕВ

    Корреспондент Азаттыка с ноября 2014 года. В 2005 году окончил филологический факультет Западно-Казахстанского государственного университета имени Махамбета Утемисова. Журналистом начал работать в еженедельнике «Уральская неделя». С 2006 по 2014 год сотрудничал с различными интернет-изданиями в Алматы и Астане.  

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG