Доступность ссылок

Срочные новости

«Граждане поняли, что власть можно менять». О поствыборном Кыргызстане из предвыборного Казахстана


Участники акции протеста против результатов парламентских выборов в Кыргызстане. Бишкек, 5 октября 2020 года.

Казахстанский политолог Досым Сатпаев, директор «Группы оценки рисков», в беседе с Азаттыком анализирует текущую ситуацию в Кыргызстане. В этой стране, на счету которой — две революции, официальные итоги парламентских выборов, прошедших 4 октября, привели к акциям протеста, участники которых сочли эти результаты сфальсифицированными. Противостояние уже привело к отмене итогов голосования, освобождению из тюрьмы экс-президента страны Алмазбека Атамбаева и консолидации оппозиционных сил, которые выдвигают ряд политических требований, в том числе о проведении новых выборов. Также звучат призывы к отставке президента страны Сооронбая Жээнбекова.

«НИ ОДИН ПРЕЗИДЕНТ НЕ МОЖЕТ ЧУВСТВОВАТЬ СЕБЯ УВЕРЕННО»

Азаттык: Что происходит в Кыргызстане? Как это можно охарактеризовать терминами политической науки?

Досым Сатпаев: С одной стороны, вроде предреволюционная ситуация. То, что мы сейчас наблюдаем, напоминает события 2005 года. Тогда именно несогласие с результатами парламентских выборов привело к первой революции в Кыргызстане. Сейчас ситуация похожая: большинство политических партий, которые не вошли в парламент, объединились, создали коалицию; Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК), которая на выборах 2015 года был фаворитом, сделала невозможное — освободила [бывшего президента Кыргызстана] Алмазбека Атамбаева и его соратников из тюрьмы.

Бишкек: разгон протеста и последующий захват здания правительства

Бишкек: разгон протеста и последующий захват здания правительства
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:02 0:00

В 2005 году оппозиция обвиняла [президента] Аскара Акаева и власть в том, что в парламент опять попали старые политические партии, связанные с элитой. В принципе, сейчас такая же ситуация. Победили, по сути, партии, которые представляют старую власть. В парламент попало очень много бывших депутатов, которые сидели в предыдущем Жогорку Кенеше. Это вызвало очень сильное раздражение, потому что доверие к предыдущему парламенту было низким, многие ожидали какого-то обновления. 16 политических партий участвовало. Большинство возникло во время этих выборов. Некоторые были организованы гражданским обществом. Молодежь пыталась войти в политику, провести апгрейд системы. Но увидела, что не получается. Это вызвало негативную реакцию, которую мы наблюдаем в [ставшей] традиционной для кыргызской политики форме: акции протеста, захват административных зданий.

Кыргызстан отличается от других стран Центральной Азии именно непредсказуемостью политической жизни. Никто не ожидал, что будет освобождён Атамбаев. Сейчас возникает вопрос о его политическом будущем. Захотят его власти снова посадить в тюрьму, это может вызвать очередную волну негодования. Либо Атамбаев попытается воспользоваться ситуацией и снова войти в большую политику для того, чтобы, в первую очередь, противостоять [президенту Сооронбаю] Жээнбекову, которого он считает предателем, который не оправдал его надежды как преемник. Жээнбеков посадил Атамбаева в тюрьму, потому что в преддверии парламентских выборов хотел нейтрализовать своего главного противника в его лице и в лице СДПК.

Азаттык: Что показывает эта ситуация?

Досым Сатпаев: Кыргызстан в очередной раз подтвердил за собой статус политически активного, динамичного государства. Ни один кыргызский президент после 2005 года не может чувствовать себя полностью в безопасности и делать вид, что у него в руках вся власть, как это делают другие главы государств Центральной Азии. Это политическая лаборатория, где постоянно происходят какие-то эксперименты. Результаты этих экспериментов неизвестны даже кыргызским политикам, которые их затевают.

Ни один кыргызский президент после 2005 года не может делать вид, что у него в руках вся власть.

Если вы посмотрите на постсоветское пространство, практически все революции начинались именно как негодование и несогласие с результатами выборов — президентских, парламентских. Так было в Грузии, в Украине, недавно — в Беларуси. Отличие Кыргызстана в том, что там президент не может чувствовать себя уверенно, опираясь только на силовиков и олигархов. Этого не смогли сделать ни Акаев, ни Бакиев. Жээнбеков это тоже хорошо понимает. Когда-то де Голь говорил: «Как сложно управлять Францией, где 300 с лишним сортов сыра». Сейчас то же самое можно сказать по поводу Кыргызстана. Как можно управлять страной, где зарегистрировано 290 политических партий? Столько политических игроков…

Понятно, что многие из них формальные, защищают интересы какого-то отдельного политика, олигарха либо регионального авторитета. Политическое поле этой страны очень разношерстное, разобщенное, но очень активное.

Ну и прецеденты, конечно. Граждане Кыргызстана поняли, что власть можно менять. Другой момент — после смены не всегда происходит ожидаемое. Было две революции, столько попыток изменить систему, сделать парламентскую республику. Но уровень жизни не вырос, социально-экономическая обстановка плохая. Все это привело к тому, что мы сейчас наблюдаем — недовольству населения. В таких условиях рассчитывать на политическую стабильность вряд ли приходится.

«"НУР ОТАН" И МАССОВКА»

Азаттык: Как это может повлиять на Казахстан, учитывая, что у нас в следующем году пройдут парламентские выборы?

Досым Сатпаев: В Кыргызстане — такая формальная многопартийная система без доминирующей партии. Да, там были связанные с Жээнбековым, например «Биримдик». Но ее нельзя назвать партией, на которую сделали ставку «все», в отличие от Казахстана, где есть явный фаворит в лице «Нур Отана» и массовка, которые создают некую иллюзию многопартийности.

События, которые произошли в Казахстане в прошлом году и вызвали массовые протесты, говорят о том, что протестность в стране высокая. Казахстанскую власть эта ситуация испугала. Праймериз, которые они подали как некую форму демократического внутрипартийного механизма, были попыткой наложить большой слой косметики на «Нур Отан», но не менять саму систему. Просто игра в политтехнологии. Но не получится, потому что это партия не является классической политической партией, она никогда не участвовала в реальных выборах, у неё нет реального электората.

В Кыргызстане ситуация иная. Там партий много. Есть более крупные, у них есть свой электорат. Есть состязательность между партиями и определенный политический плюрализм.

«Там революция, оказывается». Что говорят казахстанские депутаты о событиях в Кыргызстане?

В 2005 году кыргызские события сильно напугали власти Казахстана. Тогда эту тему активно поднимали в парламенте, был сильный страх. События в Беларуси, конечно, тоже насторожили. Власти, естественно, опасаются, что парламентские выборы в следующем году тоже могут вызвать определенную волну протестности.

Но это [нарастание недовольства] связано не с кыргызскими событиями и даже не белорусскими, а с прошлогодними событиями в Казахстане и псевдопрезидентскими выборами. Даже та ситуация отличается от того, что наблюдаем мы сейчас: социально-экономическая условия ухудшились, рост безработицы и бедности, экономика — «на боку», малый и средний бизнес нуждается в массовой поддержке, зима-осень будут довольно тяжелыми, следующий год не будет легким. Все это — неблагоприятный фон для проведения выборов. Тем более, если они опять будут имитацией. Скорее всего, их хотят провести по прошлогоднему сценарию, когда был конкретный фаворит, все остальные — массовка.

Игры «Нур Отана» имеют и внутриэлитный момент. Потому что часть элиты, которая связана с Назарбаевым, хочет усилить «Нур Отан», охранить его позиции в парламенте. Хотят сделать парламент сильным, но не для общества, а для самой элиты, чтобы быть неким противовесом для президента Токаева.

«МОСКВА БУДЕТ ПОДДЕРЖИВАТЬ ПРОРОССИЙСКИХ ПОЛИТИКОВ»

Азаттык: Будет ли в происходящее в Кыргызстане вмешиваться Россия?

Досым Сатпаев: Я говорил с кыргызскими экспертами. Они подтвердили, что, в отличие от предыдущих выборов, попытка вмешательства внешних сил на этот раз была минимальной. Ни Россия, ни Казахстан не пытались на кого-то повлиять.

Кыргызстан — единственная страна в Центральной Азии, где очень сильная пророссийская ориентация. И среди элиты, и среди населения. Это понятно: большое количество трудовых мигрантов в России работают. Вспомните заявления некоторых кыргызских политиков насчет независимости страны. Уже прошло 30 лет после развала Союза, и вдруг кто-то в Кыргызстане из числа политиков «не исключает, что Кыргызстан может стать частью России» (заявление 26 сентября сделал лидер партии «Биримдик» Марат Аманкулов. — Ред.). В Казахстане это было бы уголовно наказуемым деянием. Это явный призыв к нарушению суверенитета. А в Кыргызстане такие заявления звучат.

Во время предвыборной борьбы многие партии делали акцент на ЕАЭС (Евразийском экономическом союзе). Это связано с тем, что значительная часть общества сильно ориентирована на Россию. Москва всеми силами будет поддерживать пророссийских политиков, чего не может делать в Узбекистане, Таджикистане, тем более в Туркменистане, даже в Казахстане. Потому что у нас отношение к России более реалистичное, более скептическое.

У нас отношение к России более реалистичное, более скептическое.

Россия, конечно, внимательно следит за Кыргызстаном, но прямого вмешательства нет. Кремль поддержит любого кыргызского политика, политическую силу, которые будут сохранять статус-кво с точки зрения отношения с Россией. Но если там первую скрипку будут играть партии и политики, выступающие с антиевразийских позиций, которые будут рассматривать Россию не как партнера, а как определенную угрозу, то понятно, что Москва попытается оказать влияние на ситуацию - через разные механизмы. Например, через мигрантов. Когда-то такой же механизм Россия использовала по отношению к Таджикистану, когда были конфликты. И, естественно, будут делать ставки на пророссийски ориентированных кыргызских политиков внутри страны. Таких много. Многие в Кыргызстане воспринимают Россию как важного партнера с точки зрения военно-политического сотрудничества и рынка труда.

«ЖЭЭНБЕКОВ ЗАГНАЛ СЕБЯ В ЛОВУШКУ»

Азаттык: Как, по вашему мнению, будет вести себя Жээнбеков?

Досым Сатпаев: Он оказался в очень в сложной ситуации. Жээнбеков может выбрать несколько вариантов. Первое - тянуть время [в надежде на] некий спад протестности. Потом нейтрализовать самых активных. Если протестность не будет снижаться, ему придётся провести новые выборы. Но здесь возникает вопрос: какие партии туда попадут? Никто не хочет видеть там [провластные] «Биримдик» или «Мекеним Кыргызстан». Если туда попадут партии из числа новой оппозиции, ситуация может очень сильно осложниться для Жээнбекова. Потому что парламент будет неуправляемым для него. Он же хотел, чтобы там были партии, с которыми он мог бы договориться о формировании правительства.

Участник акции протеста в Бишкеке, ворвавшийся в Белый дом, пинает портрет президента страны Сооронбая Жээнбекова, 6 октября 2020 года.
Участник акции протеста в Бишкеке, ворвавшийся в Белый дом, пинает портрет президента страны Сооронбая Жээнбекова, 6 октября 2020 года.

Жээнбеков, в отличие от президентов Казахстана, Беларуси, России, понимает, что не будет сидеть на этом посту долго. Есть ограничение по президентскому сроку. В любом случае он уйдёт, когда срок закончится. Когда он посадил Атамбаева в тюрьму, он создал опасный прецедент для самого себя. Получается, действующий президент может посадить в тюрьму бывшего. Такая ситуация может и с ним произойти, если новый президент посчитает, что должен нейтрализовать Жээнбекова. Он загнал себя в ловушку. В Кыргызстане невозможно рассчитывать на классическую схему преемника или преемственности.

Азаттык: Какова будет реакция Казахстана, если в Кыргызстане произойдет смена власти?

Досым Сатпаев: Что делал Казахстан, когда были предыдущие смены власти? Он признаёт ту власть, которая будет легитимной с точки зрения внутренних политических процессов, Конституции и международного сообщества, тем более после прецедентов с [Омурбеком] Бабановым (в 2017 году во время президентской избирательной кампании, в которой Бабанов участвовал как кандидат. —​ Ред.). Когда Назарбаев встретился с ним, Атамбаев нанёс мощнейший информационный удар. Понятно, что Казахстан не будет туда лезть. Потому что он сам не понимает, что там происходит.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG