Доступность ссылок

Срочные новости

Дилемма для Ташкента: бывшие политзаключенные требуют компенсации


Колония "Жаслык" на северо-западе Узбекистана, получившая название «дом пыток», была закрыта в 2019 году.

Двое вышедших на свободу узбекских политзаключенных требуют от Ташкента денежной компенсации за несправедливое и незаконное наказание. С 2016 года Узбекистан освободил сотни узников совести. Но не принес извинений, не предоставил компенсаций или возможности реабилитации.

Двое бывших политических заключенных в Узбекистане требуют от правительства денежной компенсации за «неправомерные приговоры» и пережитые в печально известной колонии «Жаслык» страдания.

Два жителя Кашкадарьинской области, Чуян Маматкулов и Эльёр Турсунов, подали беспрецедентные гражданские иски. Маматкулов требует около 50 тысяч долларов, а Турсунов — 20 тысяч долларов денежной компенсации.

После прихода к власти президента Шавката Мирзияева в 2016 году Узбекистан освободил более 50 политических заключенных. В их число входят активисты, журналисты и правозащитники, которые были отправлены в тюрьмы режимом покойного Ислама Каримова — авторитарного предшественника Мирзияева.

89/5000 Чуян Маматкулов (в центре) встречается с адвокатом по правам человека Стивом Свердлоу (слева) в 2018 году
89/5000 Чуян Маматкулов (в центре) встречается с адвокатом по правам человека Стивом Свердлоу (слева) в 2018 году

Правительство Узбекистана также освободило сотни других, так называемых религиозных заключенных, которых судили по вызывающим сомнения обвинениям в экстремизме и терроризме.

Ташкент не принес извинений, не предложил компенсации или просто реальной помощи для реабилитации тех, кто провел годы в заключении в пенитенциарной системе, известной своими суровыми условиями и жестоким обращением с заключенными.

Турсунов и Маматкулов отсидели в расположенной на северо-западе Узбекистана колонии «Жаслык» несколько лет. Тюрьму «Жаслык», прозванную «домом пыток», ликвидировали в 2019 году на фоне публичных призывов к ее закрытию.

Многие бывшие заключенные утверждают, что в числе чудовищных методов пыток были электрошок, сексуальное насилие, выдергивание ногтей и длительное одиночное заключение без еды или питья.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ПЫТАЛСЯ ПОДАТЬ В СУД НА КАРИМОВА

50-летний Маматкулов — смелый в высказываниях правозащитник — подал в 2005 году иск против тогдашнего президента Каримова, обвинив его в нарушении прав военнослужащих.

Обращение в суд было лишь частью неустанной кампании Маматкулова по борьбе за права человека. Иск спровоцировал гнев у властей, которые подвергли критиков жестким карательным мерам.

В 2012 году Маматкулова арестовали, через год приговорили к 10 годам лишения свободы по обвинениям в мошенничестве, лжесвидетельстве и хищении людей. Его сторонники заявляют, что обвинения совершенно безосновательны.

— В рамках этого уголовного дела я 29 месяцев — 880 суток — незаконно провел за решеткой. В колонии «Жаслык» я испытал много моральных и физических страданий. Меня разлучили с моими несовершеннолетними детьми, — говорит Маматкулов.

Многие бывшие заключенные утверждают, что в тюрьме Жаслык применялись ужасные методы пыток, включая электрошок, сексуальное насилие и вырывание ногтей.
Многие бывшие заключенные утверждают, что в тюрьме Жаслык применялись ужасные методы пыток, включая электрошок, сексуальное насилие и вырывание ногтей.

По словам Маматкулова, которому в «Жаслыке» было отказано в доступе к врачебной помощи, у него до сих пор плохое состояние здоровья.

Маматкулов был освобожден в марте 2018 года и получил право на повторное рассмотрение дела. В марте 2020 года он был оправдан по всем пунктам обвинения.

34-летний Турсунов был приговорен к 17 годам лишения свободы в 2013 году по обвинениям в терроризме, подрыве конституционного строя и угрозе общественной безопасности. Он всегда настаивал на своей невиновности.

18 марта Турсунов был оправдан по всем пунктам обвинения. Однако прежде чем его освободили и оправдали, он провел семь лет за решеткой за преступления, которые, согласно итоговому постановлению суда, он не совершал.

Турсунов рассказал Узбекской редакции Азаттыка о жестоком обращении, с которым, по его словам, он столкнулся — сначала в следственном изоляторе в его родной Кашкадарьинской области, а затем в колонии «Жаслык» в автономной Республике Каракалпакстан в Узбекистане.

— Сотрудники Кашкадарьинского областного управления Службы национальной безопасности и УВД издевались надо мной, подвергли меня физическим и моральным истязаниям, а после лишили меня свободы, незаконно возбудив уголовное дело, — сказал Эльёр Турсунов, описывая свое пребывание под стражей в ожидании суда.

«ДЕНЬГИ НЕ ПОВЕРНУТ ЖИЗНЬ ВСПЯТЬ»

Турсунов и Маматкулов заявляют, что пережитые ими страдания невозможно измерить деньгами. По их словам, никакая компенсация не может вернуть им утраченные годы, проведенные за решеткой, в разлуке со своими семьями.

— В решении суда указано, что мне будет выплачена компенсация за... причиненный мне ущерб. Я потребовал компенсацию в размере 500 миллионов узбекских сумов (около 48 тысяч долларов). Эта сумма слишком мала, чтобы компенсировать то, что мне пришлось пережить. Свободу нельзя измерить деньгами, — сказал Маматкулов Узбекской редакции Азаттыка.

В 2017 году президент Узбекистана Шавкат Мирзияев призвал официальных лиц и религиозных лидеров помочь «реинтегрироваться в общество» около 16 000 человек, которых он исключил из черного списка потенциальных экстремистов. Неизвестно, включены ли в него узники совести.
В 2017 году президент Узбекистана Шавкат Мирзияев призвал официальных лиц и религиозных лидеров помочь «реинтегрироваться в общество» около 16 000 человек, которых он исключил из черного списка потенциальных экстремистов. Неизвестно, включены ли в него узники совести.

Правительство в Ташкенте пока не предложило никакой конкретной поддержки, чтобы помочь бывшим заключенным восстановить свою жизнь.

В большинстве таких случаев бывшие узники совести не были оправданы после неправомерных приговоров, как это было в случае с Маматкуловым и Турсуновым.

По закону они по-прежнему считаются совершившими преступления, потому что досрочное освобождение из тюрьмы не означает, что судимость была полностью снята.

Международные правозащитные группы призвали Узбекистан помочь реабилитировать освобожденных узников совести и компенсировать их несправедливое заключение и нарушение их прав человека.

У многих из них во время заключения было подорвано здоровье, и они по сей день продолжают страдать от хронических заболеваний и депрессии.

«МЫ НЕ ОСТАВИМ ИХ ОДИН НА ОДИН»

В 2017 году Мирзияев призвал официальных лиц и религиозных лидеров помочь «реинтегрироваться в общество» почти 16 тысячам человек, исключенных из черного списка потенциальных экстремистов, в который их внесли при режиме Каримова.

Стив Свердлоу уже давно выступает за справедливость для политических заключенных Узбекистана.
Стив Свердлоу уже давно выступает за справедливость для политических заключенных Узбекистана.

Числиться в черном списке времен Каримова означало невозможность найти работу или выехать за пределы страны. Это также означало постоянный риск быть арестованным на основаниях обеспечения безопасности.

Как сообщил Мирзияев, около 9 500 человек из числа исключенных из списка были трудоустроены. Он распорядился, чтобы региональные органы власти помогли найти работу остальным.

— Мы исключили их из списка, но было бы неправильно оставлять их один на один, — сказал Мирзияев.

Однако неизвестно, распространяется ли такая поддержка со стороны Мирзияева на узников совести, которых он освободил в рамках реформ, начатых им в 2016 году.

— Предварительные реформы, воплощаемые в жизнь правительством, не будут ни рациональными, ни успешными в долгосрочной перспективе, если узбекские власти не будут готовы вовлечь гражданское общество в честный разговор о последних трех десятилетиях репрессивного правления, — говорит Стив Свердлов, юрист по правам человека и профессор кафедры прав человека Университета Южной Калифорнии.

— Юридические тяжбы Турсунова и Маматкулова за признание того, какому аду они были напрасно подвергнуты, представляют собой ключевую потребность очень многих узбекских граждан, которые подверглись жестокому обращению со стороны злоупотребляющей системы уголовного правосудия Узбекистана или по-прежнему всемогущих служб безопасности, — заявил Стив Свердлов Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

Ташкент потенциально может столкнуться с множеством аналогичных исков о компенсации, если он удовлетворит требования Маматкулова и Турсунова. Но это не первый случай, когда правительство сталкивается с такой дилеммой.

В 2014 году правительство Чили выплатило компенсацию в размере около 7,5 миллиона долларов 30 бывшим политическим заключенным, которые содержались под стражей во время военного правления Аугусто Пиночета.

По словам Стива Свердлова, давнего борца за правосудие для узбекских политических заключенных, то, какие в конечном итоге решения примут узбекские власти при рассмотрении исков Маматкулова и Турсунова, «во многом определит их отношение к недавним темным страницам истории страны и их приверженность проведению болезненных, но столь необходимых реформ».

При подготовке статьи были использованы материалы Узбекской редакции Азаттыка.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG