Доступность ссылок

Отсидевший срок «за книгу» добивается ее запрета


Житель поселка Чапай Илийского района Алматинской области Аблайхан Чалимбаев. Фото сделано в Алматы 17 октября 2017 года. Фото предоставлено Азаттыку Аблайханом Чалимбаевым.

Освободившийся из тюрьмы казахстанец Аблайхан Чалимбаев пытается привлечь к ответственности издателей книги, за цитирование которой, как он утверждает, его обвинили в «пропаганде терроризма», приговорив к пяти годам лишения свободы. Как выяснилось, официально эта книга до сих пор не запрещена.

ИСТОЧНИК «НЕ ТЕХ» ЗНАНИЙ

Аблайхан Чалимбаев, которому сейчас 42 года, в начале 2000-х годов жил с семьей в микрорайоне Калкаман Алматы, тогда он начал ходить на жума-намаз в мечеть в микрорайоне Тастак. По приглашению знакомых с 2004 года он — в течение примерно полутора лет регулярно, а позднее от случая к случаю — посещал курсы в учебном центре «Аль-Баракат» в Алматы, где научился читать пятикратный намаз. Говорит, что на курсах обсуждали любые темы, даже сексуальные. Комментарии наставников в основном противоречили проповедям официальных имамов — особенно по вопросам управления государством, джихада, шахидов (смертников), отношения к представителям других вероисповеданий или к неверующим, а также по вопросам внешнего вида, вспоминает Аблайхан.

В 2010 году в учебном центре Аблайхану Чалимбаеву выдали трехтомное издание книги «Толкование Священного Корана» (автор книги — Абд ар-Рахман бин Насир ас-Саади, переведена на русский язык Эльмиром Кулиевым). Позднее в том же году он купил шеститомное издание этой книги.

Шеститомник книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана». Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.
Шеститомник книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана». Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.

В 2009 году Аблайхан Чалимбаев переехал в село Коктал близ города Жаркент — административного центра Панфиловского района Алматинской области. В селе он построил дом. К тому времени у Аблайхана было уже пятеро детей и жена была беременна шестым ребенком. Аблайхан — профессиональный электросварщик, работал индивидуально: выполнял заказы по объявлениям в рекламных газетах, ездил работать в Алматы и даже в Астану.

По месту жительства Аблайхан Чалимбаев ходил в мечеть в селе Коктал и в городе Жаркент, но свои взгляды в мечети или в иных местах скопления людей не пропагандировал. Знакомые верующие посещали Аблайхана в его доме, где за чаем они задавали ему религиозные вопросы.

Двое из них, по версии Аблайхана Чалимбаева, были сотрудниками спецслужб — такой вывод он позже сделал для себя во время судебного процесса. Они, по его словам, тайком записывали на диктофон его комментарии, которые он давал на основе книги «Толкование Священного Корана». Позднее они на суде в Жаркенте показания против Аблайхана и его старшего брата — которого обвинили по этому же делу и по тем же статьям, за исключением «Хранения боеприпасов», — давали как секретные свидетели под псевдонимами, находясь при этом за ширмой.

В 2011 году Аблайхан Чалимбаев был приговорен к пяти годам тюрьмы по обвинению в «пропаганде терроризма», «возбуждении религиозной розни», «антиконституционных призывах» и в «незаконном хранении боеприпасов». Хранение боеприпасов он отрицает. Остальные обвинения он отвергает по той причине, что они ему вменены, как он говорит, за цитирование книги «Толкование Священного Корана». Его старший брат был приговорен к четырем годам тюрьмы. Аблайхан утверждает, что суд отказался как-либо увязывать его комментарии с содержанием данной книги, хотя он и пытался обратить внимание на это обстоятельство.

Аблайхан Чалимбаев вышел на свободу в 2016 году. Пока он был в заключении, от него ушла жена с шестью детьми. После освобождения он живет в поселке Чапай Илийского района Алматинской области с матерью, 78-летней Куляш Чалимбаевой, и с сестрой, имеющей инвалидность с детства. Из-за того что его имя внесено в черный список, он лишен возможности не только устроиться на постоянную работу, но и купить железнодорожный билет, поэтому не может, как прежде, выехать на выполнение заказа, например в Астану, говорит Чалимбаев. Перебивается случайными заработками по месту жительства, где работы почти нет. Семья живет в основном за счет пенсии матери и пособия по инвалидности сестры Аблайхана.

Аннотация к книге Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана». Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.
Аннотация к книге Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана». Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.

КНИГА — НЕ ЗАПРЕЩЕНА

До последнего времени Аблайхан Чалимбаев был убежден — и, более того, убеждал окружающих, в том числе и казахстанские СМИ, которые вторили ему, — в том, что книга «Толкование Священного Корана» была запрещена в 2014 году. Такое убеждение у него сложилось из содержания ответа заместителя председателя комитета по делам религий министерства по делам религий и гражданского общества Бахытжана Кулекеева от 21 ноября 2016 года на запрос его матери 78-летней Куляш Чалимбаевой.

В своем письме чиновник сообщает ей, что по результатам проведенной в 2014 году религиоведческой экспертизы содержания этой книги комитет по делам религий вынес отрицательное заключение. Согласно нормативно-правовым актам, религиозная литература, которой комитет дал отрицательное заключение, не рекомендуется к распространению на территории Казахстана, говорится в ответе Бахытжана Кулекеева.

Еще большее убеждение в том, что книга запрещена, у Чалимбаева сформировалось из содержания ответа заместителя министра по делам религий и гражданского общества Берика Арына от 15 сентября 2017 года на запрос Куляш Чалимбаевой. В нем Берик Арын сообщает, что в отношении изданной в 2010 году книги «Толкование Священного Корана» комитет по делам религий вынес отрицательное заключение и на этом основании распространение книги на территории Казахстана запрещено.

Страница книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана» с информацией о том, что эта книга прошла проверку. Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.
Страница книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана» с информацией о том, что эта книга прошла проверку. Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.

Однако в телефонном разговоре с репортером Азаттыка сотрудник комитета по делам религий Балгабек Мырзаев — исполнитель вышеупомянутого письма-ответа Бахытжана Кулекеева — на вопрос о том, была ли комитетом в 2014 году запрещена книга Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана», отвечает, что книга не была запрещена комитетом. Комитет по делам религий, по его словам, не имеет права запретить книгу; она может быть запрещена только судом, но такого суда не было.

— Мы ей [книге] дали отрицательное заключение. Там есть моменты, призывающие к экстремизму и радикализму. Но она судом не запрещена пока. Но это [запрет книги] уже не наша компетенция. Мы проводили религиоведческую экспертизу, и мы дали отрицательное заключение. Обращалась мать этого Чалимбаева к нам. Мы ей ответили, что да, мы обнаружили — там есть такие [экстремистские и радикалистские] элементы, поэтому эта книга не рекомендуется для распространения на территории Казахстана, — говорит Мырзаев.

На вопрос о том, почему комитет не инициировал запрещение по суду этой книги, Балгабек Мырзаев отвечает, что в практике «такого нет, чтобы мы в суд подавали».

Если экспертиза определит, что это нерекомендуемая книга, то в таком случае мы составляем административный протокол — и налагаются определенные штрафы на тех людей, которые распространяли.

О том, как на местах исполняется директива вышестоящего органа в отношении не запрещенной судом литературы, в том числе и книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана», в телефонном разговоре Азаттыку поясняет руководитель управления по делам религий города Алматы Айдар Есенбеков.

— Во-первых, если экспертиза определит, что это нерекомендуемая книга, то в таком случае мы составляем административный протокол — и налагаются определенные штрафы на тех людей, которые распространяли. В другом случае, если книга, допустим, судом признана запрещенной книгой, то тогда этим занимаются органы внутренних дел: заводится уголовное дело… Это издательство [«Аль-Баракат»] сейчас перестало выпускать книгу: мы по ней поработали, — говорит Айдар Есенбеков.

Айдар Есенбеков считает, что для запрета той или иной книги любой гражданин может подать иск в суд, особенно если у него есть отрицательное экспертное заключение по содержанию этой книги.

ПОПЫТКИ ЗАВЕСТИ ДЕЛО НА ИЗДАТЕЛЯ

У матери Аблайхана Чалимбаева, 78-летней Куляш Чалимбаевой, овдовевшей 12 лет назад, — двойная и даже тройная боль: в тюрьме отсидели два ее сына, Аблайхан и его старший брат, и в 2013 году, когда они были в заключении, умер от инфаркта ее 47-летний сын Жамахан. Причиной его болезни и смерти мать считает переживания за судьбу оказавшихся за решеткой братьев.

Куляш Чалимбаева — мать-героиня: у нее дочь и до 2013 года было девять сыновей. Мать, говорит Аблайхан Чалимбаев, почти не слышит, но читать и писать может. Пока он и брат отбывали срок, она, по словам Аблайхана, прочитала книгу «Толкование Священного Корана» от корки до корки, ужаснулась ее содержанию и считает, что главные виновники в том, что ее два сына отсидели в тюрьме, — те, кто издавал такую книгу.

— Она сперва написала жалобу президенту — это, по-моему, летом было, в 2016 году. Она целый год писала, потом только зарегистрировали уголовное дело, 7 марта, почти через год, — говорит Аблайхан Чалимбаев.

Лицевая обложка книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана». Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.
Лицевая обложка книги Абд ар-Рахмана ас-Саади «Толкование Священного Корана». Фото предоставлено Аблайханом Чалимбаевым.

Уголовное дело против руководителя издательства «Аль-Баракат» и одноименного учебного центра, а также двух преподавателей этого центра было зарегистрировано 7 марта 2017 года следователем Бостандыкского районного УВД города Алматы старшим лейтенантом Шапагатом Тасбаевым по статье 174 уголовного кодекса о возбуждении религиозной розни.

Аблайхан Чалимбаев предоставил, по его словам, следователю Тасбаеву два экспертных заключения, сделанные разными специалистами и в разное время: одно было сделано 31 января 2017 года специалистом Рахилей Карымсаковой, другое, уже после возбуждения уголовного дела, — 14 апреля специалистом Г. Мухатовой. Из заключений экспертов следует, что в книге содержатся призывы, направленные на возбуждение религиозной розни, пропаганда экстремизма и терроризма, а также антиконституционные призывы, говорит Чалимбаев. Эти выводы он делает на основании того, что специалисты в своих заключениях пишут, что в книге содержатся «оскорбление религиозных чувств граждан, пропаганда исключительности, превосходства и неполноценности граждан по признаку их отношения к религии», «признаки пропаганды терроризма, религиозного экстремизма», «призывы к принятию гибели шахида в джихаде», «призывы к убийству граждан, оскорбивших пророка», а также «идеи о том, что законы государства — это законы шайтана и соблюдение этих законов является заблуждением, что надо бороться против светского государства».

Однако следователь Шапагат Тасбаев вскоре прервал сроки досудебного расследования на основании «неустановления лица, совершившего уголовное правонарушение». В связи с этим мать Аблайхана Чалибаева написала жалобы в прокурорские инстанции. Исполняющий обязанности прокурора Бостандыкского района Алматы Жаркын Кусаинов своим письмом от 16 июня 2017 года известил Куляш Чалимбаеву о том, что прокуратура опротестовала эти действия следователя и направила уголовное дело для рассмотрения в департамент внутренних дел Алматы. В результате следствие по данному делу было возобновлено.

Но 15 июля 2017 года следователь Шапагат Тасбаев вынес постановление о прекращении производства по уголовному делу. В разговоре с Азаттыком он говорит, что дело было заведено по факту заявления Аблайхана Чалимбаева на руководителя издания «Аль-Баракат» и преподавателей одноименного религиозного учебного центра как на возможных виновных в возбуждении религиозной розни. Однако они по делу проходили не как подозреваемые, а как свидетели, заявитель Чалимбаев имел статус потерпевшего. Следователь Тасбаев указал в постановлении, что основанием для прекращения дела является отсутствие в деянии заявленных Чалимбаевым лиц состава уголовного правонарушения.

В выходных данных книги «Толкование Священного Корана», выпущенной в 2010 году издательством «Аль-Баракат», тираж не указан, но зато написано, что она относится к разряду «проверенной литературы». Попытки отыскать ее в Центральной мечети в Алматы и в Египетском культурном центре «Нур-Мубарак» оказались безуспешными. Шеститомник этой книги есть у Аблайхана Чалимбаева; книгу он держит дома и никому не дает, чтобы не нарваться на неприятности.

Теперь Аблайхан Чалимбаев намерен подать заявление в суд, чтобы добиться запрета книги «Толкование Священного Корана» и внесения ее в список запрещенной литературы.

В управлении по делам религий города Алматы между тем сообщили Азаттыку, что издательство «Аль-Баракат» в настоящее время не работает.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG