Доступность ссылок

Срочные новости

Соседи и союзники Казахстана поддержали политику Китая в Синьцзяне. Почему?


Флаг Китая на фоне колючей проволоки в местности близ Кашгара, города в Синьцзяне.

Постоянные представители 37 стран в Организации Объединенных Наций, в том числе России, Саудовской Аравии, Беларуси, Таджикистана и Туркменистана, несколько дней назад обратились в Совет ООН по правам человека с коллективным письмом, в котором поддержали проводимую Пекином политику в Синьцзяне. По мнению казахстанских и международных экспертов, поддержка Китая связана с экономическими и геополитическими факторами.

В письме, которое подписали представители 37 государств в ООН, говорится, что в Синьцзяне соблюдаются основные права представителей всех этнических групп, а действия Пекина привели к повышению безопасности в регионе, где за последние три года не было ни одной террористической атаки.

«Столкнувшись с серьезной проблемой терроризма и экстремизма, Китай предпринял ряд мер для борьбы с терроризмом и радикализмом в Синьцзяне, в том числе создав центры профессионального образования и обучения», — отмечается в обращении. Авторы письма считают, что жители Синьцзяна имеют возможность «наслаждаться чувствами счастья, удовлетворения и безопасности».

Это обращение резко контрастирует с письмом послов 22 стран, тоже отправленным в Совет ООН по правам человека, в котором осуждается политика Китая в отношении уйгуров, казахов и представителей других мусульманских меньшинств в Синьцзяне.

«МОЩЬ КИТАЯ НАЧАЛА ВЛИЯТЬ НА ПРИНЯТИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ»

В казахстанском обществе на фоне поступающих из Синьцзяна сообщений о преследовании меньшинств — в том числе историй бывших узников «лагерей политического перевоспитания», сумевших выбраться в Казахстан, — всё чаще звучит критика в адрес Китая. Тот факт, что среди подписавших письмо в поддержку курса Пекина оказались союзники и близкие соседи Казахстана — Россия, Беларусь, Туркменистан и Таджикистан, — не мог остаться незамеченным.

По словам казахстанского политолога, директора Группы оценки рисков Досыма Сатпаева, поддержку политики Пекина со стороны Таджикистана и Туркменистана можно объяснить возросшей экономической зависимостью этих стран от Китая. Россия руководствуется своими геополитическими интересами, считает он.

— Очень часто Россия и Китай действуют в одной связке, выступая против США, Великобритании и Франции, которые осуждают политику Москвы и Пекина. Мы видим, что своим недавним действием Россия очень четко показала, что для нее на первое место выходят именно геополитические интересы, в которых Китай занимает ключевые позиции, потому что санкции Запада — и это признают российские официальные лица, экономисты и политологи, — скорее всего, на долгие десятилетия. Россия понимает, что она находится в состоянии страны-изгоя и что Китай — единственный партнер, самый крупный для нее, на кого она хочет положиться с экономической точки зрения. Такой поддержкой, политической, Россия хочет в глазах Китая в какой-то степени заработать бонус, — полагает он.

По мнению Досыма Сатпаева, для президента Беларуси Александра Лукашенко, отношения которого с Западом трудно назвать хорошими, очень важно признание Пекином Минска как экономического партнера, поскольку Беларусь в последние годы стала одним из крупных получателей китайских инвестиций на постсоветском пространстве.

Казахстанский политолог Расул Жумалы говорит, что «экономическая мощь Китая начинает влиять на принятие политических решений».

— Письмо в поддержку политики Китая в Синьцзяне продемонстрировало, что любая страна в международной политике ставит на первое место не глобальные, а свои национальные интересы. Китай был заинтересован в таком письме. Потому что Пекин хочет и сохранить свой международный имидж, и вести политику ассимиляции меньшинств под видом борьбы с терроризмом и экстремизмом. Тем не менее после критики ООН, Европейского союза, международных правозащитных организаций Китай вынужден был несколько смягчить свою политику в Синьцзяне, — говорит он.

Прошлое и настоящее Синьцзяна и его народов:

Прошлое и настоящее Синьцзяна и его народов
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:14 0:00

«ПРАГМАТИЗМ»

Таджикский эксперт Хурсанд Хуррамов, занимающийся изучением таджикско-китайских отношений, объясняет поддержку Китая Таджикистаном двумя факторами.

— Во-первых, это экономический прагматизм. Потому что Китай является основным инвестором Таджикистана. Большинство экономических проектов в Таджикистане продвигается преимущественно за счет денег Китая. Во-вторых, эту поддержку можно обусловить идеологической близостью политических режимов Пекина и Душанбе. Потому что власти Таджикистана опасаются политического ислама внутри страны. Население Таджикистана, безусловно, с осуждением относится к политике Китая в Синьцзяне, однако в Таджикистане оно не имеет никакого влияния на процесс принятия политических решений, — говорит он.

Туркменский политический эксперт Руслан Митяев удивлен тем, что Туркменистан, который на протяжении многих лет придерживался политики нейтралитета, поддержал неоднозначную политику Китая в Синьцзяне.

— Возможно, это говорит о каком-то давлении со стороны Китая. Потому что с экономической точки зрения Китай имеет достаточно рычагов давления на Туркменистан. Китай покупает большую часть туркменского газа и является одним из кредиторов страны, — говорит он.

По словам Митяева, в туркменских СМИ пишут о Китае исключительно в контексте дружбы и сотрудничества, острые проблемы, как притеснения этнических меньшинств в Синьцзяне, не поднимаются.

Дети просят вернуть родителей из Синьцзяна (ноябрь 2018 года):

Дети просят вернуть родителей из Синьцзяна
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:16 0:00

Директор Центра политической информации в Москве Алексей Мухин говорит, что страны, поддержавшие Китай, «определились в своих политических предпочтениях».

— Страны, которые поддержали Китай, они, безусловно, не могут игнорировать нарушения прав человека в Синьцзяне, но сочли, что геополитическое сотрудничество важнее, чем эта частность. В том, что Россия поддержала Китай, нет ничего удивительного. Это политический прагматизм, — считает он.

Мухин говорит, что граждане России в Синьцзяне не подвергались притеснениям, поэтому для Москвы этот вопрос носит «умозрительный характер».

— Ни у одной страны в мире де-факто нет моральных прав судить Китай за то, что он делает на своей территории. Если Китай изменит свою политику и начнется геноцид, тогда, безусловно, это можно будет принять во внимание и изменить свою политическую позицию, — сказал Мухин.

КАКИМИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ДЕЙСТВИЯ КАЗАХСТАНА?

Политолог Расул Жумалы считает, что использованную казахстанскими властями тактику в связи с положением этнических казахов в Синьцзяне нельзя назвать безрезультатной.

— По-моему, Казахстан без нанесения вреда политическим связям с Китаем должен продолжать заниматься поддержкой этнических казахов [в Синьцзяне], — говорит он.

Политолог Досым Сатпаев полагает, что если между Казахстаном и Китаем возникнут какие-то трения, то партнеры Нур-Султана по Евразийскому экономическому союзу и Организации Договора о коллективной безопасности в лучшем случае займут нейтральную позицию, а в худшем — поддержат Китай, поскольку постсоветские республики, исходя из геополитических и экономических интересов, ставят Китай выше, чем Казахстан.

— Когда возникает вопрос о защите интересов казахов в Синьцзяне, у казахстанских властей на первый план выходят экономические и геополитические вопросы. Это будет большой проблемой казахстанского руководства в период транзита. С точки зрения демографии сейчас 70 процентов населения Казахстана — казахи. Это социальная база для активного роста национал-патриотических настроений, что является объективным трендом. Это однозначно предполагает, что отношение к России и Китаю в обществе будет всё более и более скептическим. Рано или поздно произойдет очень серьезный конфликт между значительной частью общества, которая негативно относится к тому, что делает Китай в Синьцзяне и Россия в Украине, и политической элитой, которая заявляет, что эти страны — наши стратегические партнеры. Этот конфликт уже наблюдается, население требует от руководства четкой позиции, которую оно не может дать, — считает он.

Первые сообщения о притеснениях меньшинств в Синьцзяне начали поступать весной 2017 года. Тогда же заговорили о множестве принудительно помещенных в «лагеря политического перевоспитания» людей. По оглашенным в 2018 году данным ООН, в «лагерях политического перевоспитания» в Синьцзяне может принудительно удерживаться около миллиона человек — представителей этнических меньшинств, в том числе уйгуров и казахов.

Что говорят о синьцзянских лагерях в Китае и за границей:

Что говорят о синьцзянских лагерях в Китае и за границей
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:45 0:00

Родственники проживающих в Казахстане выходцев из Синьцзяна заявили о том, что их близкие не могут выехать за пределы Китая, подвергаются преследованиям, слежке, пропали без вести, удерживаются в заключении. Они обратились за помощью к казахстанским властям и международным организациям. В министерстве иностранных дел Казахстана ранее заявляли, что «лагеря в Синьцзяне — это внутреннее дело Китая, а находящиеся там казахи — граждане Китая». После того как Нур-Султан и Пекин вступили в переговоры на фоне сообщений о растущем давлении на меньшинства в Синьцзяне, в Казахстан из Китая за последние два года смогли вернуться несколько тысяч этнических казахов, которых китайские власти обвиняли в наличии двойного гражданства и других нарушениях миграционных правил.

Китайское правительство поначалу отрицало существование «лагерей политического перевоспитания». Затем Пекин признал существование закрытых учреждений, назвав их «образовательными центрами», и объяснил их создание мерами по борьбе с экстремизмом.

В конце декабря 2018 года китайские власти показали дипломатам нескольких государств «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне.

Дипломаты России и Венесуэлы побывали в Синьцзяне:

Дипломаты России и Венесуэлы побывали в Синьцзяне
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:03 0:00

Среди посетивших эти учреждения был сотрудник посольства Казахстана в Китае. Он назвал условия в заведениях удовлетворительными.

  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

  • 16x9 Image

    Аян КАЛМУРАТ

    Аян Калмурат – с 2017 года корреспондент Алматинского бюро Азаттыка.

    Окончил университет «Туран» по специальности журналистика. Ранее работал в информационном агентстве 7kun.kz и в республиканской политической газете «Жас Алаш».

    Связаться с автором можно на его странице в Facebook'e.

КОММЕНТАРИИ

Вам также может быть интересны эти темы

XS
SM
MD
LG