Доступность ссылок

Почему почти никто не удивился аресту экс-руководителя идеологического фронта в стране.

Ожидаемая сенсация в виде ареста бывшего первого зама руководителя Администрации президента Баглана Майлыбаева случилась сегодня после полудня, хотя об этом говорили еще с конца прошлой недели. Пока не ясно, чем была обусловлена секретность оперативных мероприятий, но, чтобы понять примерные причины, нужно вспомнить хронологию недавних событий.

Во-первых, нужно отметить, что возвращение Марата Тажина в страну затмило собой новость об отстранении от должности Баглана Майлыбаева. В принципе, это вполне объяснимо, учитывая то, что первый до сих пор считается весомой политической фигурой, а второй всегда был непубличным политиком. Для большинства политически подкованных казахстанцев это была обычная рокировка. Более продвинутые стали акцентировать внимание именно на Тажине, рисуя радужные картины возрождения национал-патриотического движения, продвижение национал-исторической науки и зарождение национал-телевидения.

Итак, первое, что бросилось в глаза – это уход Майлыбаева без привычной формулировки «в связи с переходом на другую работу».

Итак, первое, что бросилось в глаза – это уход Майлыбаева без привычной формулировки «в связи с переходом на другую работу». Обычно в таких случаях чиновник безработным бывает не более суток. В крайнем случае, ему могут подобрать дипломатическую деятельность. Кстати, тут сразу две вакансии образовалось – в Москве и в Загребе, но они в любом случае были бы не по рангу Майлыбаева. Кто-то, ссылаясь на «свои источники», пророчил ему место в Минкульте или Минобре – мол, это и направлению его деятельности соответствует, и авторитета набрал. Были даже предположения, что он проснется депутатом Мажилиса – там тоже вакантное место ещё не остыло.

Параллельно с этим, буквально на следующий день после «тихого» увольнения, появились слухи об аресте Майлыбаева и проведенном в его доме обыске. Многие «знающие люди» не удивились этому, задавшись только тем, кто ведет расследование и что инкриминируют арестанту. Через сутки на портале Centrasia.ru появилась информация от «собственных источников», в которой говорилось, что вместе с Майлыбаевым арестованы и другие сотрудники АП, и самому ему могут инкриминировать злоупотребление полномочиями и хищение госсредств. Интересно, что эту новость подхватили некоторые отечественные СМИ, которые никогда бы не стали давать информацию такого плана без санкции сверху. В общем, все ждали официального подтверждения.

И вот, пресс-служба КНБ РК распространила информацию об аресте бывших сотрудников Администрации президента Б. Майлыбаева и Н. Галихина.

И вот, пресс-служба КНБ РК распространила информацию об аресте бывших сотрудников Администрации президента Б. Майлыбаева и Н. Галихина. Они были задержаны, как и предполагалось, 12 января, а через два дня суд санкционировал заключение их под стражу. Пресс-релиз развеял и некоторые сомнения по поводу обвинений: им инкриминируется «Незаконное собирание, распространение, разглашение государственных секретов». Здесь следует заметить, что они подозреваются в действиях, предусмотренных частями 1 и 3 статьи 185 УК РК, а это не просто собирание и разглашение, но и «причинение крупного ущерба или тяжких последствий». К слову, максимальное наказание по этой статье – 8 лет лишения свободы.

Пару слов о том, кто был задержан вместе с Майлыбаевым – это Николай Николаевич Галихин. До последнего времени он работал на должности заместителя заведующего отделом внутренней политики АП, его имя до сих пор числится в графике приёма граждан (на 30 января), а накануне 25-летия независимости он был удостоен ордена «Құрмет». Кроме этого, известно, что Галихин был заместителем у Майлыбаева, когда тот работал пресс-секретарем президента РК. Поэтому можно предполагать, что их связывали и дружеские отношения.

Вместе с тем, надо полагать, что именно служба обоих в Администрации президента стала причиной для заведения уголовного дела. А если учитывать, что Майлыбаев там работал более пяти лет, то спектр для предположительных нарушений – когда и какую он информацию мог увести, что она успела причинить «крупный ущерб», - слишком большой. Хотя, наверное, вряд ли это касается приписываемой ему деятельности в отношении независимых СМИ, гонений против инакомыслящих и кураторстве ряда «антигражданских» поправок в законодательство. За это в Казахстане обычно поощряют, а не за руку в суд отводят. Впрочем, следует заметить, что большинство граждан отреагировали на эту новость (сначала в виде слуха) по двум направлениям – одни задались вопросом «а кто это?», а другие нисколько не удивились этому, даже ехидно добавив «так ему и надо».

Отсутствие удивления у тех, кто не слышал о роде деятельности Баглана Майлыбаева, объясняется тем, что они воспринимают все это как «борьбу кланов».

Отсутствие удивления у тех, кто не слышал о роде деятельности Баглана Майлыбаева, объясняется тем, что они воспринимают все это как «борьбу кланов». Эта версия, конечно, наиболее правдоподобна, но подробности ее пресс-службы КНБ, АП или других государственных органов сообщать не будут. Поэтому всё отдается на откуп прогнозов политологов и блогеров.

В этом плане следует обратить внимание именно на временную секретность задержания и ареста Майлыбаева. Как предполагается, это было вызвано проходившими переговорами между определенными группировками, причем, в большей степени они могли касаться не только и не столько судьбы самого Майлыбаева, сколько дальнейшей участи других возможных участников всей «цепочки». Это как Комитет нацбезопасности и люди, стоящие за ним, увидят.

Здесь надо учитывать, что за время работы Майлыбаева первым заместителем руководителя АП у него сменилось четыре непосредственных начальника. Если речь ведется о том, что после ареста зама вопросы начнут появляться и к «главному», то тут надо учитывать, что один из бывших шефов Майлыбаева ушел недавно на пенсию, а второй работает в КНБ. Выбор остается небольшой.

В принципе, как у нас нередко бывает, замы могли проворачивать дела и без контроля шефа. Но именно инкриминируемые Майлыбаеву и Галихину «тяжкие последствия» заставляют думать, что данное уголовное дело будет расширяться, и к нему могут добавляться всё новые, неожиданные персоны. Точно так же было, скажем, с делом Тохатара Тулешова. Кстати, в обоих случаях поговаривают о некоем российском лобби, поэтому реакция северного соседа тоже может дать кое-какие ответы и добавить детали к общей мозаике.

Судя по всему, много захватывающих событий произойдет уже на этой неделе, и даже далекие от политики казахстанцы станут понимать, почему одними делами против больших чиновников занимается финпол, а против других – Контора, а также кто и к каким группировкам принадлежит. Более чётко подкованным нашим согражданам же предстоит распознать расклад сил элит накануне основной фазы операции «Преемник»: кто какие «потери» понёс и каким «оружием» обзавёлся.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG