Доступность ссылок

От чего нам еще надо отказаться, чтобы президент получил вожделенную Нобелевскую премию мира?

Казахстанцы уже со счету сбились, сколько раз Нурсултана Назарбаева выдвигали на Нобелевскую премию мира. Но можно сказать точно: больше, чем его же выдвижения кандидатом на занятие своей должности президента Республики Казахстан вместе с пожеланиями его вечного правления. Сначала, еще в середине нулевых, этим занимались отечественные организации и движения, в первую очередь — «сверхнезависимая» Ассамблея народа Казахстана, а потом подключились иностранные лоббисты. Это были и кыргызские парламентарии, и турецкие журналисты, и американские конгрессмены, и ингушские НПО и, опять-таки, местные кадры.

Но каждый раз Нобелевский комитет находил других лауреатов, среди которых чаще встречались простые люди из Азии и Африки, хотя бывали разные буржуйские президенты и «прозападные» правозащитники. Впрочем, перечислять их мы не будем — зачем бередить рану? Просто отметим, что начиная с 1901 года премия мира была вручена 130 лауреатам, среди которых было 26 организаций.

Интересно, что за последние лет сорок «нобелевки» довольно часто вручались за урегулирование конкретных межэтнических и межгосударственных военных конфликтов.

В последнее время предложения премировать Назарбаева — на этот раз как «честного и активного посредника» в урегулировании российско-украинского, российско-турецкого и сирийского конфликтов — стали раздаваться вновь. Интересно, что за последние лет сорок «нобелевки» довольно часто вручались за урегулирование конкретных межэтнических и межгосударственных военных конфликтов. И пусть даже многие из них до сих пор не потушены, премии в большей мере носили политический характер и проходили в номинации «ну хоть что-то пытались сделать». Однако с Сирией инициаторы премирования президента Казахстана доводить дело до конца не стали. Во-первых, под эту тему больше Путин с Эрдоганом подходили, а во-вторых, не давать же премию только за то, что ты залы для переговоров предоставил, улицы в Астане перекрыл и обедом вкусным переговорщиков накормил. Да и участие казахстанцев в сирийском конфликте недоброжелатели могли бы припомнить. А оно нам надо?

В любом случае, дальше предложений по сирийскому вопросу дело не пошло, зато была возрождена антиядерная тема. На этот раз известным в узких кругах правозащитником и борцом за мир широкого профиля Алином Варе. В наших СМИ он был представлен в качестве директора «Офиса Мира» в швейцарском Базеле, больше номинальной организации, учрежденной самим господином Варе. А вот среди защитников мира во всём мире он известен и как борец с расизмом и за права женщин, и спаситель животных и окружающей среды, и инициатор программы «Спорт и Мир». Но всё же атомная тема является главной в его деятельности — он ею занимается еще с 90-х годов прошлого века.

Казахстанский художник и активист антиядерного движения Карипбек Куюков.
Казахстанский художник и активист антиядерного движения Карипбек Куюков.

И вот Алин Варе, как руководитель «Офиса Мира», подал заявку в Нобелевский комитет. На этот раз Нурсултан Назарбаев был номинирован не один, а в тройке. Вместе с ним швейцарский антиядерщик дописал известного казахстанского художника почетного посла проекта АТОМ Карипбека Куюкова и международную организацию Global Zero, уже десять лет продвигающую идею полного уничтожения всех ядерных запасов и тотального отказа от этого типа вооружений. Отметим, что антиядерные премии вручались уже дважды, и каждый раз «оптом». Так, дюжину лет назад ее получили египетский дипломат Мохаммед эль-Барадеи с МАГАТЭ, а за десяток лет до этого — британский физик Джозеф Ротблат вместе с Пагуошским движением учёных.

Понятно, что «тройная заявка» — а больше по уставу Нобелевского комитета нельзя — снижает риски отказа и на этот раз, а присутствие казахского художника-инвалида, жертвы Семипалатинского полигона, должно воздействовать на эмоциональные струнки членов международного жюри. В принципе, правильный маркетинговый ход, но чем-то запрещенным здесь попахивает. Более того, складывается устойчивое ощущение, что без Куюкова Назарбаев «не тянет», а это не слишком хорошо отражается на имидже последнего. Впрочем, и Global Zero, то есть «Глобальный Ноль», — это далеко не однозначная организация, а ее призывы более походят на призывы отказаться от мяса ради жизни бедных зверушек.

Интересно, что господин Варе номинировал «Глобальный Ноль», Назарбаева и Куюкова еще 30 января, а вот на своей страничке в Facebook’е написал только в минувшее воскресенье. При этом в обосновании своей инициативы он допустил некоторые неточности: например, он утверждает, что закрытие Семипалатинского полигона вошло в ряд инициатив Нурсултана Назарбаева за 22 года его пребывания в качестве лидера Казахстана. Даже если не думать, что это тонкий троллинг Варе чрезмерно долгого правления его «клиента», то следует напомнить ему, что полигон был официально закрыт еще в 1991 году, то есть почти 26 лет назад, а правил страной Назарбаев еще раньше.

Да и по поводу самого отказа Казахстана от ядерного вооружения уже давно ходят сомнения. Хотя бы потому, что у нас другого выхода не было, и в том, что это вооружение было де-факто и де-юре было нашим, тоже никто на 100 процентов быть уверенным не может. А о скандалах с продажей другого оружия в обход запретов ООН уж лучше не упоминать. Не говоря о ряде голливудских сценариев, по которым наша страна является поставщиком ракет и оружейного плутония нехорошим международным террористам.

Просто хочется при президентской жизни получить «нобелевку», очень хочется: посмертно, судя по уставу, она вручена быть не может, да и зачем?

Впрочем, пусть теперь об этом голова болит у Нобелевского комитета. Между тем комментаторы под сообщением Алина Варе в соцсетях стали выражать несогласие с его мнением. Большинство из них сводятся к мнениям «Он же диктатор!» и «Пусть только Куюков!». Однако здесь нужно принимать во внимание и особенности национального менталитета — не народа, а самого президента-претендента и его окружения, желающего напоследок сделать подарок своему вождю. Ведь, возможно, это некий последний аккорд Акорды. Конечно, пенсия у первого президента в случае его ухода с поста довольно солидная — до 80 процентов от зарплаты главы государства. Да и не в деньгах дело же — в крайнем случае, то же окружение может вернуть денежную составляющую хоть в стократном размере. Просто хочется при президентской жизни получить «нобелевку», очень хочется: посмертно, судя по уставу, она вручена быть не может, да и зачем?

В общем, господа из Стокгольма: пора давать премию. Например, за упорство. Тем более что некоторые ведуны и политические гадалки утверждают, что «нобелевка» станет для действующего президента Казахстана хорошим моральным стимулом для выхода на пенсию. Да и не стоит забывать, что премия мира уже давно стала политическим инструментом планетарного масштаба, своеобразным гонораром, моральным и материальным, одновременно отображающим политические пристрастия международного сообщества.

В общем, сделайте человеку приятное — вам жалко, что ли? Но помните: в случае чего мы ради получения этой медальки можем еще от чего-нибудь отказаться. Скажем, от нефти, которая тоже является оружием, или от использования доллара. Ведь от таких «тяжелых» видов политического вооружения, как демократия и права человека, мы уже давно отказались.

В блогах на сайте Азаттык авторы высказывают свое мнение, которое может не совпадать с позицией редакции.

  • 16x9 Image

    Мирас НУРМУХАНБЕТОВ

    Родился в 1973 году в Алматы. Потомственный историк и археолог. В начале века изменил профессию, став журналистом. Редактор и соавтор проектов медиа-сайта guljan.org и журнального проекта ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной Федерации журналистов. Автор Азаттыка с июня 2016 года.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG