Доступность ссылок

Трудные времена на нефтеперерабатывающем заводе подчеркивают проблемы в экономике Беларуси.

Олег Виктаравич говорит, что те дни, когда он получал достойную зарплату на нефтеперерабатывающем заводе «Нафтан» в Новополоцке, расположенном примерно в 240 километрах к северу от белорусской столицы, давно прошли.

— Заработная плата упала на треть, если считать в долларах, — говорит Олег Виктаравич.

Он говорит, что его сын покинул завод семь лет назад, чтобы работать в соседней России.

— Когда он ушел, компания не добилась целей по прибылям, поэтому руководство уменьшило бонусы, а зарплаты не могли угнаться за ценами в магазинах, — говорит Виктаравич.

Возможно, это была и не самая лучшая работа в мире, однако попасть на работу на «Нафтан» в Беларуси — стране, по-прежнему в значительной степени скованной неэффективной государственной экономикой, унаследованной от Советского Союза, — мечтали многие.

«НЕЗАВИСИМОСТЬ», ЗАВИСЯЩАЯ ОТ РОССИИ

Нефтепродукты — четвертая часть поступлений от экспорта Беларуси — крайне важны для Новополоцка. По словам президента Беларуси Александра Лукашенко, производительность завода «Нафтан» — это вопрос «независимости» Беларуси. Однако находящийся у власти уже пять президентских сроков Лукашенко, в прошлом директор колхоза, не упомянул, что эта «независимость» в значительной степени зависит от России, поставляющей в Беларусь весь ее газ и 90 процентов нефти.

Москва снизила цены на свои углеводороды ниже рыночных, чтобы сохранить союзников в Минске. Беларусь перерабатывает это сырье и продает нефтепродукты в Западную Европу с более высокой прибылью. Обе стороны казались более или менее удовлетворенными до 2014 года, пока мировые цены на энергоресурсы не стали падать.

— Хотя в целом Беларусь смогла выбить специальные цены у России, она не может контролировать рост и падение цен на нефтепродукты на ключевых рынках труда, например на рынке ARA (Амстердам — Роттердам — Антверпен), куда поступает большая часть нефтепродуктов Беларуси, — говорит Маргарита Бальмаседа, автор книги Living the High Life in Minsk («Живя элитной жизнью в Минске»), в 2014 году предсказавшая крах энергетической стратегии Минска.

Инфраструктура НПЗ в Новополоцке.
Инфраструктура НПЗ в Новополоцке.

На фоне снижения мировых цен Москва и Минск торгуются по ценам на энергоносители. Последняя энергетическая битва состоялась в апреле, когда президент России Владимир Путин и Александр Лукашенко заявили, что Беларусь согласилась выплатить российскому газовому гиганту «Газпром» более 720 миллионов долларов задолженности по поставкам газа. Путин также сказал, что была согласована дорожная карта для энергетического сотрудничества до 2020 года.

Аналитики говорят, что Лукашенко очень хотел внести поправки в слова своего российского коллеги после того, как они встретились в Санкт-Петербурге вскоре после волны уличных протестов в Беларуси, почти неслыханной в строго контролируемом восточноевропейском государстве.

«Мы видим, что происходит вокруг нас, и мы просто хотим сохранить стабильность России и Беларуси», — заявил Лукашенко во время визита в Санкт-Петербург.

Протесты в марте и апреле были в значительной степени вызваны планами по введению налога на тех, кто не работает на полную ставку. Декрет, известный в народе как «закон о тунеядцах», был введен, чтобы обязать тех, кто работает менее 183 дней в году, заплатить властям налог на сумму, равную 250 долларам США, в качестве компенсации за утерянные налоги. Сроки его введения не могли быть более неподходящими для Лукашенко, страна которого уже более двух лет как погрязла в рецессии. Этот закон в итоге был отменен.

РЕЦЕССИЯ БЬЕТ ПО КОШЕЛЬКУ

Простые белорусы чувствуют рецессию на своем кошельке. Среднемесячная зарплата снизилась с рекордного уровня в эквиваленте 630 долларов США в середине 2014 года до 380 долларов США в начале 2017 года.

И город Новополоцк, где также прошли протесты, ничем не отличается от других регионов страны. Новополоцк, отчасти из-за теряющего прибыли нефтеперерабатывающего завода, является единственным городом в Беларуси, где заработная плата не оправилась до уровня 2016 года, согласно данным Белорусской редакции Азаттыка. В то время как средняя заработная плата на НПЗ «Нафтан» составляет около 600 рублей (300 долларов), Олег Виктаравич говорит, что реальная цифра намного ниже, так как «сотни» менеджеров и их раздутые зарплаты «накручивают» эту цифру.

Улица Новополоцка – города в Беларуси, где расположен нефтеперерабатывающий завод.
Улица Новополоцка – города в Беларуси, где расположен нефтеперерабатывающий завод.

Другой местный житель, Степан, говорит, что получить работу на «Нафтане» было тяжело, поскольку зарплаты на заводе были одними из самых высоких в стране. Теперь, утверждает он, вакантные места остаются незаполненными в течение нескольких месяцев.

Новополоцк вырос из скромных поселений в 1958 году на фоне того, как тогдашняя советская республика медленно трансформировалась из преимущественно аграрного в индустриальное общество. На заводе был получен первый белорусский бензин. К 1970 году он стал одним из промышленных гигантов Советского Союза, выполняя стратегическую роль и поставляя топливо для советских войск на близлежащих военных базах.

После краха коммунистического режима в начале 1990-х годов город погрузился в стагнацию, и с 1993 года население выросло всего на четыре тысячи человек. Проблемы на «Нафтане» — главном работодателе региона — в последние годы начали расти как снежный ком.

Повсюду нищета. Очень мало хорошего. Я могу сказать, что жизнь стала хуже.

По словам одного пожилого человека, проживающего в Новополоцке с 1969 года и отказавшегося от публикации своего имени из-за страха репрессий со стороны властей, признаки распада повсюду.

— Повсюду нищета. Очень мало хорошего. Я могу сказать, что жизнь стала хуже. Если бы не наши [садовые] запасы, я не знаю, как бы я и моя жена-инвалид выживали на наши пенсии, — говорит он и добавляет, что магазины и предприятия в городе и за его пределами либо закрыты, либо находятся на грани выживания.

ВОПРОС О ЖИЗНЕСПОСОБНОСТИ «НАФТАНА»

В то же время Лукашенко набросился на управленцев своих нефтеперерабатывающих заводов за нестабильные результаты.

— Этот флагман экономики превращается в убыточное предприятие. «Нафтан» едва сводит концы с концами и постоянно просит помощи у государства, — сказал Лукашенко в июне.

В марте 2016 года работники завода опубликовали открытое письмо с вопросом, почему нефтеперерабатывающий завод стал «банкротом», несмотря на выполнение плана, обвинив руководство в привлечении аутсайдеров практически без опыта работы в нефтеперерабатывающем бизнесе.

С 1993 года население Новополоцка выросло всего на четыре тысячи человек.
С 1993 года население Новополоцка выросло всего на четыре тысячи человек.

Говорят, что правительство Лукашенко ищет альтернативу российским энергоресурсам на фоне возможного повышения цен со стороны Кремля, рассматривающего введение налога на добычу полезных ископаемых. Беларусь также делает ставку на то, что модернизация на «Нафтане» и другом ключевом нефтеперерабатывающем заводе в Мозыре сделает ее нефтеперерабатывающий бизнес более жизнеспособным. Стоимость модернизации двух нефтеперерабатывающих заводов была оценена в 2015 году примерно в четыре миллиарда долларов, что является неподъемной суммой для безденежной Беларуси.

Белорусский комментатор Татьяна Маненок говорит, что модернизация устаревших советских нефтеперерабатывающих заводов может спасти их, если Беларусь будет вынуждена импортировать более дорогостоящую нефть.

— После завершения модернизации ситуация на «Нафтане» и в Новополоцке в целом может измениться к лучшему. Особенно сейчас, когда цена на нефть выросла, — говорит Маненок.

Однако не все так оптимистичны. Экономист Леонид Зайка говорит, что нефтеперерабатывающие заводы в Новополоцке и Мозыре не что иное, как дренажная труба для Беларуси.

— Нефтеперерабатывающие заводы были превращены в национальный символ, но это служит только для руководства страны, которое больше ничего не умеет делать, кроме того, что получать российскую нефть и перерабатывать ее, и потом говорить, что у нас всё хорошо. Страна вдыхает слишком много нефтехимических паров. Ее нужно лечить, нужно оставить жизнь, основанную на переработке нефти, — говорит Леонид Зайка.

Материал подготовлен с участием Белорусской редакции Азаттыка.

Перевела с английского Анна Клевцова.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG