Доступность ссылок

Срочные новости

Заключенный колонии ЕЦ-166/4 в Акмолинской области Ерик Таженов пытается доказать, что к нему применялись пытки, когда его доставили в эту зону. Администрация учреждения всё отрицает. В генеральной прокуратуре говорят, что большинство дел по пыткам в Казахстане не доходит до суда.

ПО ЭТАПУ

В начале августа этого года заключенный Ерик Таженов этапом прибыл в колонию ЕЦ-166/4 в городе Атбасар Акмолинской области. Как говорит его жена Айгерим Таженова, едва он вышел из автозака, его избили. Об этом она узнала от него самого на длительном свидании несколькими неделями позже.

— Он даже не успел выйти, его начали пинать, бить, он фамилию не успел назвать. Потом, он говорит, повели в медсанчасть, где его раздели догола и под видеокамеру, над ним стали смеялись. Он говорит, что помощи ему не оказывали, хотя у него текла кровь, а всё фиксировалось на видеозапись, — говорит Айгерим Таженова.

По ее словам, «когда дело возбудили, половину записи уничтожили». Женщина отмечает, что обо всех избиениях узнаёт от мужа на длительных свиданиях, а также он звонит ей из колонии и рассказывает, что издевательства не закончились, а продолжаются, и грозится покончить жизнь самоубийством.

— Моему мужу угрожали на очных ставках: сейчас дело прекратится, мы тебе покажем, — говорит Айгерим Таженова.

Она отмечает, что до этого ее муж сидел в колонии в Степногорске, но там ситуация была получше. По словам жены заключенного, он осуждён на 19 лет тюрьмы по обвинению в разбое, отсидел 13 лет.

За последнюю неделю Айгерим Таженова побывала в колонии несколько раз. В субботу, 9 декабря, она поехала туда после звонка супруга, сказавшего, что ситуация ухудшилась. 13 декабря приехала на день открытых дверей вместе с десятками родственников заключённых.

Родственники заключенных ожидают разрешения, чтобы попасть на территорию колонии ЕЦ-166/4 в Акмолинской области. 13 декабря 2017 года.
Родственники заключенных ожидают разрешения, чтобы попасть на территорию колонии ЕЦ-166/4 в Акмолинской области. 13 декабря 2017 года.

​Она рассказала Азаттыку по телефону, что зашла внутрь учреждения не сразу: желающих пройти в колонию родственников было очень много и администрация запускала на территорию по несколько человек. После встречи с супругом, длившейся около получаса, Айгерим Таженова сообщила Азаттыку, что ее муж передвигается с трудом — из-за болей в позвоночнике — и жалуется на то, что его вновь избили в конце прошлой недели.

«ФАКТ НЕ ИМЕЛ МЕСТО БЫТЬ»

В администрации колонии Азаттыку сказали, что дело Таженова находится в производстве.

— Данный осуждённый обвиняет сотрудников учреждения, но данный факт не имел место быть, так как в законном порядке всё: прибытие, нахождение, содержание, всё в законном порядке рассматривается, согласно уголовно-исполнительного законодательства, — говорит заместитель начальника учреждения по воспитательной работе майор Нурман Тоулекенов.

Данный осуждённый обвиняет сотрудников учреждения, но данный факт не имел место быть, так как в законном порядке всё: прибытие, нахождение, содержание.

По его словам, «все доводы не подтверждаются: и супруги Таженова и его самого». Майор Тоулекенов говорит, что заключенный находится в отряде, согласно общему режиму содержания.

В постановлении старшего следователя управления собственной безопасности ДВД Акмолинской области майора Тойбаева говорится, что дело по пыткам зарегистрировано 9 сентября, начато досудебное расследование. Других комментариев от полицейских Акмолинской области получить Азаттыку пока не удалось.

Жена заключенного Таженова сказала Азаттыку, что ее, мол, предупредили, что дело закроют «за отсутствием доказательств». Она считает, что доказательства есть — свидетели и видеозапись. Пока постановления о прекращении дела она не получала.

ДЕЛА ПО ПЫТКАМ В ОСНОВНОМ НЕ ДОХОДЯТ ДО СУДА

Известный защитой прав заключенных Руслан Оздоев говорит, что если находящегося за решеткой признали потерпевшим по пыткам, то по его ходатайству или решению следователя, который видит, что заключенному надо обеспечить безопасность, его переводят в СИЗО или другое место.

По словам Оздоева, следователь по ходатайству заключенного может допросить свидетелей по делу, им тоже должны обеспечить безопасность и об этом должно быть постановление.

— Доказать из колонии пытки можно, но чаще всего это случается, когда какие-то увечья наносят, когда уже невозможно скрыть. Пытки доказать — это вовремя назначить судмедэкспертизу, которая определит применение спецсредств или телесные повреждения были нанесены другими предметами, или руками, или ногами, — говорит Руслан Оздоев.

Правозащитник из Астаны Руслан Оздоев.
Правозащитник из Астаны Руслан Оздоев.

Правозащитник из Астаны рассказывает, что в исправительных учреждениях и даже следственных изоляторах человека могут избить при поступлении для так называемых профилактических целей «для устрашения». В следственных изоляторах излюбленный прием — бросать тряпку арестованному, даже если он впервые в СИЗО, чтобы тот протер пол. Если откажется, то дальше уже давление физическое и моральное к нему применяют, его также могут посадить в камеру, где холодно и сыро.

— Это проходит каждый. Вот он только прибыл туда, это делается для устрашения, чтобы он подчинялся им, независимо от того, какие требования они предъявляют, даже незаконные требования. Сначала они пытаются унизить, застращать человека, чтобы в дальнейшем не было воли к сопротивлению, — говорит Руслан Оздоев.

Правозащитник называет одно из таких незаконных требований: заключённых заставляют смотреть в потолок и не разрешают поворачивать голову, когда приходит комиссия или представители общественной наблюдательной комиссии (ОНК).

23 ноября на конференции в Астане по противодействию пыткам старший прокурор второй службы генеральной прокуратуры Ержан Жакупов заявил, что его ведомство совместно с другими госорганами разработало законопроект по повышению эффективности превенции пыток. В проекте предлагается усилить уголовную ответственность за пытки — расширить круг субъектов, подпадающих под уголовную ответственность.

На конференции в Астане по эффективному расследованию и документированию пыток в прошлом месяце помощник генерального прокурора Нурлан Агибаев сообщил, что за последние два года специальные прокуроры в Казахстане расследовали 629 дел о пытках, 412 из них было прекращено. Среди причин прекращения дел по пыткам в прокуратуре называют поздние обращения подвергшихся пыткам — во время судебного разбирательства или после отбытия наказания, — когда доказательства утеряны. Другой причиной указывают то, что авторы заявлений о пытках якобы ложно обвиняют сотрудников силовых органов в пытках, стремясь уйти от ответственности.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG