Доступность ссылок

В интервью Азаттыку работающий в Ирландии казахский ученый рассказал о коррупции в Казахстане и поделился мнением об отношении к науке на родине и на Западе.

Арман Мажикеев родился в Северо-Казахстанской области в 1984 году. Получил образование по специальности «государственное управление» в Евразийском национальном университете имени Льва Гумилева в Астане и сейчас преподает экономику в университете Дублина в Ирландии.

Азаттык: О вас мне удалось узнать только то, что вы экономист. На вашей странице в социальной сети нет подробной информации. Расскажите немного о себе.

Арман Мажикеев: Я впервые приехал в Астану, когда там открыли Евразийский национальный университет. Четыре года учился в бакалавриате, два года - в магистратуре. Затем в течение шести месяцев проходил стажировку в городском акимате. Потом работал экономистом в одной инвестиционной компании в Астане. Затем поехал в США изучать язык.

Азаттык: Вы поехали туда по программе «Болашак»?

Арман Мажикеев: Нет, поехал самостоятельно. Там я учился в течение года. Затем по программе Associate's degree еще год изучал бизнес-администрирование. По завершении обучения работал в одной местной компании. Тогда я и направил свои документы для защиты докторской диссертации в один из университетов в Англии. Там приняли мои документы и пригласили к себе. Три года я учился в Англии. Защитил ученую степень доктора экономических наук и два года преподавал в университете. Позднее меня пригласили в Дублин для разработки еще одного научного проекта. После окончания проекта мне предложили почитать лекции, и я остался. Вот уже три года живу здесь. Я занимаюсь не только чтением лекций, но и научной деятельностью.

Азаттык: Ваша первая специальность связана с государственным управлением. У вас не возникало желания остаться в Казахстане и заниматься государственным управлением?

Арман Мажикеев: В молодости мне хотелось работать в акимате, на руководящей должности. В те годы Казахстан только становился на ноги. Я проработал в акимате около шести месяцев, но мне не понравилось.

Азаттык: Почему?

Арман Мажикеев: Как вам известно, там коррупция. Работающие там руководители получали всё за счет тендеров. Во всех кабинетах осуществлялась прослушка. Когда поступал учиться, я не думал, что будет так. Потом я передумал и решил уйти в сферу бизнеса. Однако и в сфере бизнеса ситуация не отличалась кардинально, хотя я устроился в компанию с хорошей зарплатой. Затем я решил заниматься исключительно научной работой. Поэтому уехал за границу.

Азаттык: Как обстоит ситуация с применением на практике умений и навыков ученых в тех странах, где вы побывали?

Арман Мажикеев: В плане работы здесь сильно отличается отношение к людям из сферы науки. Я как экономист знаю своих коллег из Казахстана, езжу туда. Меня приглашали читать лекции в государственную академию в Астане. Я выдвинул свои условия, сказал, что буду читать лекции только на английском языке, предупредил, что на русском читать не буду. Потому что в последние годы я веду занятия только на английском языке.

В Казахстане существует ряд проблем, связанных с преподаванием в высших учебных заведениях. К примеру, в Казахстане есть несколько стандартов по приему на работу ученых. Я предлагал почитать лекции в течение одного семестра, но там не согласились. «Согласно государственным стандартам, вы должны ежедневно ходить на работу с девяти утра до семи вечера на протяжении девяти-десяти месяцев, должны заниматься бумажной работой», – сказали мне. В Казахстане другая среда развития науки. Здесь есть свои отличия.

Азаттык: Расскажите об этих особенностях в странах Запада.

Здесь хорошо относятся к людям, занимающимся наукой, в том числе это касается нагрузки. Если кто-то проводит научные исследования, публикует научные статьи, то, соответственно, для него предусмотрены льготы.

Арман Мажикеев: Здесь хорошо относятся к людям, занимающимся наукой, в том числе это касается нагрузки. Если кто-то проводит научные исследования, публикует научные статьи, то, соответственно, для него предусмотрены льготы. Сокращают административную, бумажную работу, работу со студентами. Ученые не посещают некоторые совещания. К примеру, мои занятия, запланированные на один семестр, уместили в две недели. То есть я читаю лекции с утра до вечера на протяжении двух недель. Затем занимаюсь только научной работой. Не считая летнего отпуска, около десяти месяцев занимаюсь исключительно научной работой.

Между тем мои коллеги в Казахстане большую часть времени тратят на проведение занятий, посещение совещаний и бумажную работу. В университетах есть список научных журналов. Однако у них очень низкий авторитет и большинство из них – российские. Они берут деньги за публикации статей. Поэтому у этих материалов очень низкое научное влияние. Я так говорю, потому что знаю об этом очень хорошо.

На Западе, согласно стандартам, писать нужно только на английском языке. Статью, отправленную в журнал, незнакомые вам специалисты рассматривают в течение шести месяцев, затем приходит уведомление с примечаниями и критикой, на которые необходимо дать ответ. Если не можете дать ответ, то статью не публикуют. На оплату не смотрят, придают значение лишь научной новизне и качеству работы. Если в работе нет новизны, могут и не опубликовать.

Азаттык: Вы как специалист анализируете экономику Казахстана? Каков ваш взгляд на ее состояние?

Арман Мажикеев: Анализирую. Этому посвящена часть моей докторской диссертации. Как раз во время написания докторской работы создавался Таможенный союз. В связи с этим я сделал несколько прогнозов на 10–15 лет.

Азаттык: Какие прогнозы вы сделали?

Арман Мажикеев: В союзе должен быть один член, принимающий главное решение. Он способен относиться к другим членам на равных и равнозначно распределять полученные доходы. Однако, по моим прогнозам, этот сценарий здесь невозможен. Потому что есть история Советского Союза, по которой Москва пишет свои проекты. По этой причине Казахстану и другим малым экономикам в течение 10–15 лет будет сложно из-за тарифов на импортную продукцию. Для России, напротив, это будет выгодно, для ее индустрии и реализации своей продукции в качестве монополиста. Между тем Казахстан из-за сокращения торговых отношений с другими странами начнет постепенно отставать в технологиях и науке.

Азаттык: Вы хотите вернуться в Казахстан?

Пришел к мысли, что Казахстан пока не готов принять нас. Пока мы молоды, будем работать и достигать определенных высот. Если в Казахстане ситуация выправится, то будем делиться опытом.

Арман Мажикеев: В Казахстан хочу вернуться. Для этого должны быть созданы хорошие условия. К примеру, два года назад я ездил в Казахстан и у меня были мысли остаться в Казахстане. Я обратился в местные университеты, даже провел семинары. Однако сильного интереса ко мне не проявили. Я не заметил, чтобы у кого-то было стремление создать для меня условия и предложить мне работу. Пришел к мысли, что Казахстан пока не готов принять нас. Пока мы молоды, будем работать и достигать определенных высот. Если в Казахстане ситуация выправится, то будем делиться опытом.

Сейчас в Казахстане ситуация с зарплатой оставляет желать лучшего. Два года назад я побывал в своем родном городе. Обратился в местный государственный университет по поводу работы. Меня согласились взять ассистентом преподавателя. Заработная плата ассистента по государственной ставке – 40 тысяч тенге. В то время плата за аренду квартиры в Петропавловске в среднем составляла 50 тысяч тенге. Нормальные специалисты никогда не будут работать при такой зарплате. Потому что зарплата там должна быть не менее 150 тысяч тенге.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Нуртай ЛАХАНУЛЫ

    Нуртай Лаханулы родился в 1973 году. В 1998 году окончил филологический факультет Казахского национального университета имени Аль-Фараби. Работал в газете «Казахстан-Заман» и на Казахском радио. С 2010 года работает на Азаттыке.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG