Доступность ссылок

Срочные новости:

Налоги с kaspi-переводов. Власти Казахстана вновь заговорили о фискализации


Клиент овощного ларька записывает телефонный номер продавца, чтобы оплатить покупки. Номер указан на стене. Алматы, 25 февраля 2021 года.

В Казахстане предпринимают вторую попытку обложить налогом доходы, которые бизнес получает в виде переводов через приложения банков. Наиболее популярное — система переводов Kaspi.kz. Главная задача в том, как отличить назначение перевода: маме на сапоги или оплата стрижки в салоне красоты.

19 февраля вице-премьер Алихан Смаилов заявил о новых планах охватить налогами денежные переводы — с карты на карту.

«Необходимо обратить особое внимание на решение проблемы фискализации денежных переводов, поступающих предпринимателям от потребителей через банковские мобильные приложения. Мы видим, что хорошими темпами идет развитие безналичных платежей, двухзначными цифрами их объемы расширяются. Но вместе с тем стоит задача по тому, чтобы полноценно охватить налогообложением деятельность предпринимателей, которые обязаны платить соответствующие налоги», — сказал Алихан Смаилов на коллегии министерства финансов.

Казахстанцы, как водится, возмутились, особенно ажиотажное обсуждение наблюдается среди индивидуальных предпринимателей, которые боятся, что их начнут штрафовать без разбора.

Но такое уже происходило в Казахстане, и совсем недавно — в 2019 году, когда вице-министр финансов Берик Шолпанкулов заявил, что фискалы будут проверять все банки, предоставляющие услугу безналичного перевода. В министерстве собирались проверить счета каждого клиента и установить, получает ли он доход. Одним из признаков вице-министр называл «поступление денег от разных физлиц».

Тогда казахстанцы тоже бурно обсуждали намерение правительства, ругались, но в итоге Минфин отступил. 1 ноября вице-министр финансов Руслан Енсебаев заявил буквально следующее:

Мы думали запретить этот механизм, но в целом это может не очень положительно сказаться на нашей экономике.

«Сегодня платежи по Kaspi Gold — это очень популярный механизм. С точки зрения закона о платёжных системах он соответствует требованиям, но с точки зрения Налогового кодекса и фискализации не совсем соответствует. Эти операции не фискализируются. Мы думали запретить этот механизм, но в целом это может не очень положительно сказаться на нашей экономике».

Тогда вице-министр сказал, что рост на 10 процентов безналичных платежей даёт прирост в 1 процент ВВП и что его ведомство «хочет эту динамику сохранить, но сделать её более правильно, цивилизованно».

А министр Алихан Смаилов сказал, что дополнительные платежи и налоги от переводов взимать никто не собирается, и напомнил, что предприниматели должны выдавать фискальные чеки, приравнивая эти переводы к оплате наличными.

В 2021 году выяснилось, что налоги с переводов предпринимателям платить всё же нужно. Если ранее Смаилов говорил, что «рост безналичных платежей способствует снижению теневой экономики», то теперь аргументирует решение о введении налогообложения для безналичных платежей необходимостью «снизить уровень теневой экономики».

Предприниматели и эксперты опасаются, что решение правительства, наоборот, приведет к тому, что доля безналичных платежей вновь упадет и часть бизнеса вернется в тень.

Очередь у терминала Kaspi.kz в магазине. Семей. 25 февраля 2021 года.
Очередь у терминала Kaspi.kz в магазине. Семей. 25 февраля 2021 года.

«МИЛЛИОНЕРОВ» НАДО КОНТРОЛИРОВАТЬ, А НЕ ТЕХ, КТО ВЫЖИВАЕТ

Предприниматель Олег Петрушин занимается розничной продажей непродовольственных товаров и преимущественно принимает наличные платежи, однако и по его ценам подобный налог, считает он, ударит.

— Я использую Kaspi только для того, чтобы принимать мелочь. Существует большая проблема с мелкими деньгами — 100, 50, 20 тенге. Мы испытываем серьезную «напряженку» со сдачей. Отдельный счет для этого заводить мне будет очень невыгодно. Я не представляю, как регистрировать это всё. Сам платеж обязывает меня к дополнительным расходам, а расходы, как вы понимаете, накладываются на товар.

Бизнес Олега Петрушина неприхотливый, однако, по его словам, органы требуют такую сложную налоговую отчетность, что отдельную отчетность по безналичным переводам он просто не выдержит — он планирует «завязать» с безналичными переводами.

— Если нам добавят отчетность по безналичным платежам, я думаю, реакцию предпринимателей можно ждать, когда нас начнут штрафовать. Государство требует, чтобы предприниматели поставили целый комплекс, который состоит из терминала, кассового аппарата и сканера штрихкода. Это нужно создавать отдельное рабочее место! — негодует Петрушин. — Мы как подопытные кролики, на нас всё испытывают, но мы, основная масса предпринимателей, молчим, нам надоело рассказывать, показывать, мы просто подчиняемся.

Индивидуальный предприниматель из Актобе Аскар Актлеуов говорит, что постепенно государство «лезет» в переводы физлиц.

— Теоретически это правильно: есть предприниматели, которые скрывают доходы, при этом имеют по несколько домов, крутые машины, но налоги не платят. Это те, кто не отчисляет пенсионку, ставят минимальную зарплату и миллионные обороты крутят. Государство способствует тому, что люди скрывают доходы, платят зарплату в конверте, держат двойную бухгалтерию. И вот таких «миллионеров» надо контролировать, а не тех, кто выживает в аулах на выпечке тортов, и не тех, кто переводами текстов занимается, — обращает внимание Аскар.

Он также указывает, что, несмотря на мораторий на подоходный налог до 2023 года, индивидуальным предпринимателям легче не стало:

Пусть стимулируют создание ИП, не дергают каждый раз, не штрафуют, а устно предупреждают, чтобы люди шли к этому осознанно.

— На Западе стимулируют, чтобы предприниматели не скрывали доходы и работали прозрачно. Пусть стимулируют создание ИП, не дергают каждый раз, не штрафуют, а устно предупреждают, чтобы люди шли к этому осознанно. Если будут давить законами, то будет плохо и для населения, и для государства. И теневой оборот будет увеличиваться. Человек должен осознавать и сам идти на прозрачность. Он должен сам указать, сколько продал, и налог от дохода государству отдавать.

Анар Ахшатаева вместе с мужем ведет малый бизнес по химчистке одежды. Говорит, что особо из-за нововведений не волнуется: у них давно есть отдельный счет для предпринимательской деятельности.

— Везде был ажиотаж, у всех была паника, что личные переводы, если кто-то из родственников скинет деньги, это всё будет облагаться налогами. Но у нас ИП, есть отдельный счет, мы и так пользуемся Kaspi QR, всё прозрачно. Главное, чтобы мы не попали под общий прессинг, вдруг они не будут считаться с тем, что у нас есть разделенные счета? — переживает она. — И у нас еще есть личный счет. А если туда будут перекидываться деньги, как они будут знать: это личное или касается ИП?

Kaspi QR, о котором говорит Анар Ахшатаева, — это система мобильных платежей, с помощью которой индивидуальные предприниматели могут принимать оплату c Kaspi Gold и платить налоги. Систему финтехкомпания запустила в сентябре и считает, что сейчас она быстро набирает популярность.

У начинающего предпринимателя Аскара Садикова бизнес по реализации аксессуаров для мобильных телефонов — он уже ограничил себя в пополнении личного счета.

Я сейчас сильно опасаюсь принимать переводы: вдруг мои обычные переводы могут засчитать как бизнес.

— Я сейчас сильно опасаюсь принимать переводы: вдруг мои обычные переводы могут засчитать как бизнес. Я думаю, что нашей налоговой стоит задуматься, что это может быть вторжением в личную жизнь, во-первых, и, во-вторых, это не поможет вывести доходы из тени. Они, наоборот, должны стимулировать предпринимателей.

Аскар считает, что всё больше предпринимателей будет пытаться скрывать свои доходы.

— Я думаю, что предприниматели больше будут в тень уходить, потому что мы платим налог за то, что ввозим товар, за то, что мы продаем его, и мы будем еще платить налог за то, что делаем переводы. Меня самого возмущает, что не выдают чеки в магазинах, я такие магазины принципиально обхожу стороной. Я за то, чтобы каждый предприниматель имел POS-терминал и кассовый аппарат, но против того, чтобы переводы облагались налогом, — выражает позицию Аскар.

Наклейки на двери магазина, указывающие, что в этом магазине покупки можно оплатить мобильным переводом. 25 февраля 2021 года.
Наклейки на двери магазина, указывающие, что в этом магазине покупки можно оплатить мобильным переводом. 25 февраля 2021 года.

«ВЫ СО СВОЕГО ДОХОДА ПЛАТИТЕ НАЛОГИ, А ОН НЕТ. ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?»

В пресс-службе министерства финансов рассказали Азаттыку, какие категории переводов планируют облагать налогами и что изменится для продавцов и покупателей.

Вы, когда зарплату получали, ИПН заплатили. Если будут и с покупки удерживать, то это будет двойное налогообложение.

— Например, вы купили воду, 100 тенге перевели и забыли. Ваши деньги никак облагаться не будут. Ваши 100 тенге ушли из вашей зарплаты. Вы, когда зарплату получали, ИПН заплатили. Если будут и с покупки удерживать, то это будет двойное налогообложение. Поэтому вас, как покупателя, эта мера не коснется. А продавец [товаров] должен уплачивать налог в рамках своего налогового режима. То есть это не значит, что он получил 100 тенге и от него заплатит 3 тенге как налог. Он просто будет сдавать отчет как обычно, и с него будут уплачивать 3 процента от общего дохода раз в полгода. Почему это делается? Некоторые [продавцы] говорят: вот номер дочки, скиньте туда. И эти деньги поступают на счета дочки или других родственников и нигде не отражаются, а это ведь тоже доход. Вы со своего дохода платите налоги, а он нет. Где справедливость? — поясняет позицию государства пресс-секретарь Минфина Алибек Абдилов.

По его словам, против таких явлений будет бороться специально разработанная система управления рисками. В целом Минфин подтверждает, что в его поле зрения будут попадать не только предприниматели, но и физические лица в случае, если активность их транзакции с личным счетом будет вызывать подозрение.

— Если на счет физического лица будет начисляться много денег на разные суммы, то это с большей вероятностью будет отражать, что он осуществляет предпринимательскую деятельность. Такие физлица будут попадать в наше поле зрения, — заявлял председатель комитета государственных доходов Минфина Марат Султангазиев.

— Если вы занимаете деньги в долг, вам же 100 тысяч тенге в течение дня по 500 тенге не отправляют или в течение месяца. Мы понимаем: если умер человек, собирают бата. Мы же не можем облагать всё налогами. Это перевод между физлицами. К тому же переводы между физическими лицами являются банковской тайной, поэтому они не будут доступны налоговикам, — говорит Алибек Абдилов.

Чтобы не было путаницы, какие переводы считать доходом от предпринимательской деятельности, какие — нет, Минфин предлагает, чтобы предприниматели вывешивали в своих магазинах предпринимательские счета. Кроме этого, ведомство сообщает, что разрабатывает вариант, по которому можно будет оплачивать через QR-код на мобильном приложении и оплата за товар автоматически будет уходить на счет ИП.

В Минфине также поясняют, что санкции против нарушителей предусмотрены те же, что действуют и сейчас.

— Ничего не поменяется. Действует тот же КоАП касательно некорректного использования контрольно-кассовых машин, когда человек получает прибыль, но не пробивает чек. Он может получать прибыль через мобильные переводы, но должен пробивать чек, — напоминает пресс-секретарь Минфина.

В ведомстве также подчеркнули, что предлагаемая мера не затронет сферу оказания услуг между физическими лицами по их договоренности. К примеру, если один человек другому оформляет страницу в Instagram'е за деньги или переводит текст.

И если продавец завтра, грубо говоря, «кинет», то покупатель не сможет доказать факт оплаты.

— Если ни тот ни другой не предприниматель, то это переводы между физическими лицами. Эту часть сделок налоги не будут затрагивать, но если человек договаривается устно, то в будущем эту сделку никак не подтвердить. И если продавец завтра, грубо говоря, «кинет», то покупатель не сможет доказать факт оплаты. Здесь надо смотреть со стороны законности. Также не планируется облагать налогами благотворительность. Бывает, что люди бросают клич в соцсетях и собирают деньги на лечение. Здесь есть признаки незарегистрированной предпринимательской деятельности, потому что люди скидывают разные суммы в течение недель, месяца. Но такие переводы, однозначно, налогами облагаться не будут, но конкретные механизмы будут разрабатываться. Как всё в алгоритме будет, пока неизвестно.

В Минфине заявляют, что пока не знают, как будут отслеживать транзакции, как будет проводиться контроль за прозрачностью предпринимательской деятельности и как будут выявлять нарушителей.

— У предпринимателей будет время прийти в себя от коронакризиса. У них есть 2021 и 2022 год, когда они освобождены от налогов. Но мы не должны это время зря терять, чтобы условно с 2023 года всё было максимально понятно, чтобы не было дискомфорта. Это всё в разработке. Да, ориентировочно планируется внедрить с 2023 года, — сообщает Абдилов.

В Минфине добавляют, что пока предприниматели могут принимать оплату на свои личные счета, но должны пробивать кассовый чек, и напоминают, что им всё же нужно иметь отдельные предпринимательские счета.

«НАДО СТИМУЛИРОВАТЬ, А НЕ ОТСЛЕЖИВАТЬ»

Экономист Арман Байганов допускает, что данными мерами государство постепенно стремится к полному уходу от системы наличных платежей.

— В прошлом году для юрлиц и физлиц снизили лимит по снятию наличных. И вот сейчас такие меры предлагают. Всё идет к тому, что в будущем отменят «наличку». Они не говорят, каким образом всё это будет реализовано, сейчас всё это вилами по воде писано. Я так думаю, что они усилят камеральный контроль за предпринимательской деятельностью. Контроль камеральный будет жестким. Я не против, ведь надо отходить от теневой экономики, но надо хорошенько проработать все моменты, чтобы, наоборот, не отпугнуть предпринимателей, — предупреждает Байганов.

Основные тревоги экономистов связаны именно с тем, что поспешное внедрение фискализации может перечеркнуть все достижения Казахстана по развитию безналичных платежей, которые с 2019 года растут огромными темпами. По данным Национального банка, если в 2018 году казахстанскими платежными карточками осуществили 524 миллиона платежей, то в 2020 году это уже почти 2,8 миллиарда платежей. В 2018 году объем сумм безналичных платежей казахстанскими карточками составлял 6,4 триллиона тенге, то в 2020 году — уже 35 триллионов тенге.

В Национальной палате предпринимателей «Атамекен», призванной защищать права бизнесменов, отмечают, что если будет внедрена фискализация денежных переводов, то налоговые органы будут запрашивать у банков информацию о продвижении средств на личных счетах предпринимателей.

Если будут систематически поступать крупные суммы [на личные счета], то такие счета будут относиться к рискованным, которые будут в первую очередь мониторить.

— Как правило, индивидуальный предприниматель — организационно-правовая форма без образования юрлица, соответственно, у них нет карточного счета для бизнеса и для физлица. То есть для предпринимательской деятельности используют личные счета. Я так понимаю, в случае фискализации будут разделять счета — для предпринимательства и личный счет. И будет мониториться движение средств. И если будут систематически поступать крупные суммы [на личные счета], то такие счета будут относиться к рискованным, которые будут в первую очередь мониторить, — рассказывает Азаттыку заместитель директора по правовым вопросам Салтанат Лесбаева.

В Минфине заявили, что личные счета физлиц не будут отслеживать, так как это нарушение банковской тайны. Но в НПП полагают, что, поскольку банковская тайна распространяется на сам банк, а не на вкладчика, государство может разработать законопроект, чтобы обойти этот момент.

— Прежде чем приступить к фискализации денежных переводов, будут приняты НПА [нормативно-правовые акты], которые будут обязывать банки предоставлять такую информацию. Нацбанк совместно с министерством национальной экономики будет прорабатывать какой-то механизм: будут ли мониториться счета близких членов, родственников. Но я считаю, что это нарушает [право на] конфиденциальность, потому что в любом случае мы не давали согласие на раскрытие личных данных. Как правило, когда в банк мы обращаемся, подписываем соглашение на сбор и обработку информации. Но я не думаю, что в этот сбор входят персональные данные близких родственников. Поэтому на сегодня непонятен алгоритм. Непонятно, как можно будет отследить? Ведь это может не обязательно перевод в предпринимательских целях. Возможно, это финансовая помощь родителям, долг или ты расплатился за друзей, а потом они в течение определенного времени возвращают. Или, возможно, ты получил эти средства как подарок в виде денег на день рождения. Как будут определять цель, непонятно, — резюмирует эксперт НПП.

Салтанат Лесбаева резюмирует, что цель — установить прозрачность в предпринимательской деятельности правильно, но также выражает беспокойство по поводу того, что попытки отслеживать личные счета граждан приведут к тому, что людям станет невыгодно использовать безналичные переводы.

— Как-то по-другому вопрос надо решать — не путем отслеживания карточных счетов. Может быть, стимулированием, чтобы бизнес работал честно и открыто, — заключает Лесбаева.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG