Доступность ссылок

Срочные новости

Правозащитник: Арон Атабек не сдается, но жалуется


Арон Атабек, осужденный на 18 лет тюрьмы после столкновений в поселке Шанырак. Алматы, октябрь 2007 года.

Посетившая сегодня в тюрьме в Павлодаре отбывающего 18-летний тюремный срок поэта и диссидента Арона Едигеева (литературный псевдоним Арон Атабек) правозащитник Елена Семёнова сообщила Азаттыку, что Атабек по-прежнему не сдается. По ее словам, он ни в какую не соглашается на уговоры некоторых о том, что ему следует написать прошение о помиловании, чтобы условно-досрочно освободиться (УДО), – тем более что к 17 июля он отбыл две трети тюремного срока, а это дает право на подачу ходатайства на УДО. При этом 65-летний Арон Атабек допускает мысль, что он может сгинуть в тюрьме, – но это его не беспокоит, а если быть точнее, то его беспокоит не это, говорит Семёнова.

По-настоящему Арона Атабека беспокоит судьба его рукописей, часть из которых передана, по его словам, жене, правозащитнику Бахытжан Торегожиной и его другу – композитору Бахтияру Аманжолу. Как полагает Атабек, его рукописи находятся без движения, говорит Елена Семёнова, которая сама оказалась в неведении относительно того, что Бахтияр Аманжол справился со своей частью работы, о чем он недавно сообщил Азаттыку. Заключенный Атабек относится, по словам правозащитника, к своим рукописям как к "родному детищу". Он передал Семёновой три своих стихотворения, однако тюремная администрация изъяла их у него, поясняя свои действия тем, что если его рукописи успешно пройдут цензуру, то они будет переданы ей.

Арона Атабека беспокоит то, что в этом году он оказался в своеобразном информационном вакууме – с 65-летием, по его словам, поздравил только правозащитник Евгений Жовтис. Писем он не получает. Ему не разрешают, по его словам, смотреть телевизор. Даже его магнитофон с записью мероприятий, проведенных в честь его 60-летнего юбилея, тюремная администрация изъяла у него, говорит Семёнова.

Заключенного Атабека беспокоит также и то, что он весь обносился – с ног до головы. Он жалуется на то, что у него старая и дырявая обувь. Полы в камере прогнили. В сырой и прохладной камере он даже летом нуждается в теплых вещах, однако они уже совсем износились, а впереди – зима, которая в условиях северного Павлодара, как правило, бывает суровой, передает Семёнова жалобы Атабека. При этом, по словам Атабека, он лишен права на получение посылок и бандеролей, говорит правозащитник.

Как говорит Елена Семёнова, заключенный Атабек отмечает и некоторые положительные сдвиги, а именно: к нему подселяли двоих заключенных, однако на них капало с потолка и они добились того, что их перевели в другую камеру. Теперь Арон Атабек, как и прежде, когда был на строгих условиях содержания (СУС), в камере находится один – и это его не угнетает. Наоборот, он доволен этим, поскольку никто не мешает ему думать над своими стихами. В СУС его переводили тогда, когда у него была третья, крайне отрицательная степень поведения. Теперь же у него «всего лишь» первая отрицательная степень поведения, что дает ему право на два краткосрочных свидания в год – одним из которых как раз воспользовалась Елена Семёнова.

Из положительного Арон Атабек также отмечает то, что потолок в его камере законопатили, поэтому с потолка не течет во время проливных дождей. Благодаря усилиям правозащитника Бахытжан Торегожиной, у него появилась банковская карточка, но оставшихся там денежных средств недостаточно для того, чтобы купить теплые вещи в тюремном магазине, говорит Семёнова.

16 декабря 2015 года в Лондоне презентовали изданный на английском языке сборник стихов Арона Атабека Re-Zona-Nce, в который вошли стихи из цикла «РЕ-ЗОНА-НС». Перевод с русского на английский осуществили поэт Найал МакДэвид и музыкант Альфия Накипбекова. Презентация этого сборника была приурочена к четвертой годовщине событий в декабре 2011 года в городе Жанаозене.

В 2010 году Арону Атабеку была присуждена международная премия Freedom to Create в номинации «Творец в заключении» (Imprisoned аrtist). Поскольку Арон Атабек содержится в тюрьме с июля 2006 года, премия в ноябре 2010 года в Каире была вручена его родным.

65-летний Арон Атабек – самый старший из четырех участников Шаныракских событий, приговоренных к длительным тюремным срокам по обвинению в участии в массовых беспорядках, произошедших 14 июля 2006 года и приведших к гибели полицейского. Он, как было отмечено выше, отбывает 18-летний тюремный срок в СИЗО в Павлодаре. 42-летний Курмангазы Утегенов отбывает 16-летний срок в колонии строгого режима в Павлодаре – однако, пока он находился в тюрьме, ему добавили два с половиной года по обвинению в неподчинении требованиям тюремной администрации. Он нуждается в операции на ноге. 39-летний Ерганат Тараншиев, приговоренный к 15 годам тюремного заключения по «Шаныракскому делу», 25 июля досрочно вышел на свободу из колонии строгого режима в поселке Заречный Алматинской области. Ранее, в ночь на 31 мая, из этой же тюрьмы освободился отбывавший 14-летний тюремный срок 35-летний Рустем Туяков.

После тех трагических событий жителям Шанырака разрешили узаконить захваченные земельные участки, на окраину города протянули городские коммуникации, создали инфраструктуру, а в Алматы был образован новый район – Алатауский.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

КОММЕНТАРИИ

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG