Доступность ссылок

Срочные новости

«Ни тут ни там». Отчаяние застрявших в Туркменистане этнических казахов


В Туркменистане в 1990-е годы жило более ста тысяч казахов. В 2008 году в МИД Казахстана приводили данные, согласно которым в Туркменистане живет около 20 тысяч казахов.

Свыше сотни семей этнических казахов, которые собирались переехать из Туркменистана на постоянное место жительства в Казахстан, более семи месяцев живут в состоянии неопределенности. Многие из них в конце зимы — начале весны продали жилье и снялись с регистрации в Туркменистане, но не смогли покинуть страну из-за закрытых на фоне пандемии границ.

«НЕНУЖНЫЕ ЛЮДИ». ОСТАВШИЕСЯ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

Тупик. Этим словом Зухра (имя изменено по просьбе женщины. — Ред.) описывает свое нынешнее положение. В сложной ситуации этническая казашка, родившаяся и живущая в Туркменистане, оказалась не своей воле.

В январе этого года Семья Зухры решилась на переезд на историческую родину. В то время мало кто мог предположить, что выявленный в китайском Ухане новый вирус приведет к глобальной пандемии и обернется масштабным кризисом, приостановкой авиасообщения и закрытием границ. В начале года Зухра получила приглашение от живущего в Казахстане брата, после чего вместе с членами своей семьи сдала документы в миграционную службу Туркменистана и получила добро на выезд.

Дальше — стандартные процедуры снятия с регистрации (Зухра просит не указывать велаят, в котором живет, опасаясь преследований со стороны властей закрытого и не терпящего какой-либо критики туркменского режима). Дом выставили на продажу, в феврале нашелся покупатель. Зухра завершала последние приготовления к переезду, надеялась в скором времени ступить на казахскую землю и увидеть брата, который переехал на историческую родину несколько лет назад. Но эти планы оказались разрушены пандемией. Транспортное сообщение между двумя соседними странами закрылось.

Зухра с детьми восьмой месяц живет на съемной квартире. Семья проедает накопления. Надеяться на легальный доход не приходится: нет регистрации, а значит, нет возможности законно трудоустроиться.

— Не можем ни выехать, ни улететь отсюда. Без прописки и собственного жилья тяжело — в постоянном дискомфорте. Тратим на еду то, что до этого заработали, - говорит Зухра, рассказывающая, что в таком же положении оказались более сотни семей этнических казахов. — Запасы заканчиваются. Деньги, которые копили на Казахстан, уходят. У некоторых уже нет денег даже на продукты питания и дорогу.

Зухра рассказывает, что живущие в Туркменистане казахи, которые не могут переехать — это, по ее словам, около 400 человек, — обращались к казахстанским дипломатам за помощью, но безрезультатно.

— В миграционной службе Туркменистана сказали, что с туркменской стороны всё готово, осталось только выпустить нас. А вот казахстанская сторона пока не дает ответов. Если Туркменистан дал добро [на выезд] и мы получили приглашение из Казахстана, то Казахстан должен нас принять, помочь, так как мы здесь уже ненужные люди. В данное время задержка со стороны Казахстана, — говорит Зухра.

РАЗДЕЛЕННЫЕ ГРАНИЦЕЙ СЕМЬИ

29-летний уроженец Туркменистана Берик Лепесов прибыл в Казахстан в начале марта, последним предкарантинным авиарейсом Ашгабат – Алматы. Он тогда учился на четвертом курсе одного из алматинских университетов и готовился к сессии. Через неделю в Казахстан планировали прибыть мать Берика и его брат, но к тому времени границы уже закрыли.

Семья оказалась разделена. В Казахстане живут Берик и его сестры, переехавшие много лет назад. Их мать с одним из сыновей — в Туркменистане.

— Мы с родителями и братом планировали переезд после того, как отец выйдет на пенсию. В 2019 году он погиб в аварии. После проведения поминок в годовщину смерти мы решились переехать. Продали дом, снялись с регистрации. Наши родственники [в Алматинской области] написали для нас гарантийное письмо-обязательство с приглашением. Мы снялись с регистрации в военкомате, прописки по месту жительства. У брата нет работы, а мама уже семь месяцев не получает пенсию. В Туркменистане не числятся, но и в Казахстане их тоже нет. Получается, ни тут ни там, — объясняет Берик, сам пока не оформивший вид на жительство в Казахстане.

Женщины спускаются по ступенькам «Дворца счастья» в Ашгабаде, на фасаде которого размещен портрет президента Гурбангулы Бердымухамедова.
Женщины спускаются по ступенькам «Дворца счастья» в Ашгабаде, на фасаде которого размещен портрет президента Гурбангулы Бердымухамедова.

Мать и брат Берика живут у родственников. Они сталкиваются с бытовыми трудностями в Туркменистане, поскольку большая часть их вещей, домашняя утварь прибыли грузовым контейнером по железной дороге. Выехать в Ашгабат в посольство Казахстана и лично просить дипломатов о помощи у них нет возможности, поскольку из Дашогуза, где они живут, невозможно сейчас попасть в столицу. Официально в Туркменистане не зарегистрировано ни одного случая заражения коронавирусом, но многочисленные сообщения из этой закрытой центральноазиатской страны говорят о распространении заболевания, а власти ограничивают передвижения и рекомендуют жителям носить маски, чтобы «защититься» от пыли.

— Дороги закрыты даже внутри Туркменистана. Если живешь в Дашогузе, то можешь передвигаться только там. Выезжать в другие области и в столицу нельзя. Единственная надежда, что стороны договорятся и их пустят в Казахстан. Если не откроют путь, то никто не в силах что-либо сделать. Мы еще рассматривали варианты, как попасть в Казахстан через другую страну, ведь из Туркменистана могут вылететь в Турцию и Москву, но я пока не знаю, можно ли так. Знаю, что это двойные расходы, а денег уже нет. Просто нас обнадежили, чтобы подождали. Мы ждем, — говорит Берик.

Райхан Султанкызы, репатриантка из Туркменистана, которая сейчас живет в приграничной Мангистауской области, тоже переживает за оставшихся в соседней стране родственниках. Они больше семи месяцев «сидят на чемоданах» и уже отчаялись ждать помощи, рассказывает она.

— Они там не могут даже на прием к врачу попасть из-за того, что нет прописки, — говорит Райхан Султанкызы. — Никакой поддержки от государства не видно, они живут только на деньги от продажи квартиры. Всего 150 семей из пяти областей. Весь список семей — в МИД [Казахстана]. Все документы собраны, все правильно заполнены. [Родственники в Туркменистане] не хотят что-то рассказывать, боятся, что завтра их вообще не выпустят. Они сейчас думают только об одном - поскорее бы переехать из Туркменистана.

ЧТО ГОВОРЯТ ДИПЛОМАТЫ?

По словам родственников застрявших в Туркменистане казахов, разрешения на въезд в Казахстан ждут жители Балканского, Дашогузского и Марыйского велаятов.

Получить комментарии о застрявших в Туркменистане казахах в министерстве иностранных дел этой страны не представилось возможным. Электронное письмо редакции осталось без ответа, на телефонные звонки по номерам в Ашгабате, указанным на сайте ведомства, никто не ответил.

Корреспондент Азаттыка на минувшей неделе обратился за информацией в МИД Казахстана. В пресс-службе пообещали «уточнить» сведения.

19 октября Азаттык связался с посольством Казахстана в Туркменистане. Не уполномоченный разговаривать с прессой сотрудник посольства сказал, что дипломатическое представительство в курсе проблемы и что консул выехал в велаяты, «чтобы провести работу», необходимую для организации выезда этнических казахов.

Позже официальный представитель МИД Казахстана Айбек Смадияров сообщил, что «вопрос по содействию в выезде этнических казахов, граждан Туркменистана, из Туркменистана в Казахстан находится на контроле министерства иностранных дел». «Посольство Казахстана в Туркменистане в настоящее время прорабатывает с туркменской стороной организационные и правовые вопросы», — добавил он.

Смадияров не уточнил, сколько казахов в Туркменистане оказались в таком положении. «Много кто застрял. До пандемии многие застряли. С самого начала года некоторые вопросы не решаются», — прокомментировал он сложившуюся ситуацию.

Поток переезжающих в Казахстан этнических казахов из-за рубежа еще до пандемии показывал тенденцию к снижению. В 2019 году в страну на постоянное место жительства прибыло более 17 с половиной тысяч репатриантов, тогда как в нулевых в Казахстан переезжало около 40-50 тысяч казахов в год. За первые девять месяцев этого года в Казахстан, по сведениям министерства труда и социальной защиты населения, на ПМЖ въехало 10,9 тысячи казахов из-за границы. Большая часть (57 процентов) — переселенцы из Китая, на северо-западе которого, в провинции Синьцзян, развернуты репрессии в отношении коренных тюркоязычных народов, в том числе казахов. Более четверти репатриантов — переехавшие из Узбекистана. Туркменистан — на третьем месте, на эту страну приходится 9,1 процента переселенцев.

С 2016 по 2020 год из Туркменистана в Казахстан прибыло 1 703 семей (3 555 человек). Подавляющее большинство поселилось в Мангистауской области.

С 1991 года, после призыва властей Казахстана к казахам из-за рубежа переезжать на историческую родину, в страну прибыло более миллиона репатриантов (ранее их называли оралманами, с этого года по отношению к переселяющимся из-за рубежа казахам используют слово қандас).

  • 16x9 Image

    Багдат АСЫЛБЕК

    Багдат Асылбек - внештатный корреспондент Азаттыка в Алматы. Выпускник филологического факультета Западно-Казахстанского университета имени Махамбета Утемисова. Начинал карьеру в региональной газете «Диапазон», работал в различных республиканских СМИ.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG